Запустят «Клинику сердца»

Открытие кардиоцентра в Самаре запланировано на апрель 2016 года

Возведение нового кардиоцентра в Самаре, стоимость которого оценивается в 3 млрд рублей, приближается к завершению. Подрядчики в декабре планируют приступить к отделке здания. Это первый подобный проект, созданный в рамках ГЧП не только в Самарской области, но и в России. По мнению экспертов, финансовые риски инвестора достаточно высоки, а сроки окупаемости стройки могут достигнуть десяти лет.

Спроектированный российскими архитекторами совместно с немецкой компаний KBV GmbH Co KG на площади в 25,5 тысяч кв. м центр сможет обслуживать 11,5 тысяч пациентов в год. Первый камень в строительство кардиоцентра, который получил название «Клиника сердца», был заложен в июле прошлого года, строительные работы начались в ноябре. Генподрядчиком проекта является компания ЗАО «Волгатрансстрой‑9», входящая в ГК «ВТС». Инвестор проекта — ООО «Современные медицинские технологии», принадлежащее Сергею Шатило.

«На данный момент мы почти завершили строительную часть, — рассказал „Ъ“ Сергей Шатило, — В декабре планируем начать отделку. Сейчас полностью закончены все монолитные работы, то есть все, что должно быть видно снаружи, уже построено». По словам инвестора, стройка идет по графику. «В марте мы полностью закончим все строительные работы и монтаж оборудования, в апреле сможем приступить к медицинской деятельности», — сообщил господин Шатило.

Как отмечает инвестор, клиника строится по современным стандартам. В центре будет вентиляция, которую смогут чистить специальные машины-роботы, система, рекуперации воздуха (система при которой выходящий поток воздуха подогревает входящий. — „Ъ“), которая позволит экономить на тепле около 10 млн рублей ежегодно, система безопасности со встроенными чипами в браслеты пациентов и бейджи врачей.

«В центре запланировано восемь операционных, в которых можно сделать порядка 11 тысяч кардиохирургических операций в год, что позволит более чем в два раза увеличить пропускную способность всех кардиохирургических операционных Самарской области», — рассказывает господин Шатило.

«Для подтверждения качества предоставляемых медицинских услуг мы планируем пройти аккредитацию JCI. Это признанный международный стандарт медицинского качества, и в настоящее время только одна клиника в России имеет соответствующую аккредитацию», — рассказал руководитель проекта Яков Трахт.

Новая клиника будет взаимодействовать с существующим кардиологическим диспансером. Здания будут соединены переходом. Предполагается, что существующий диспансер будет проводить работу по диагностике сердечно-сосудистых заболеваний, готовить пациентов на операции и реабилитировать после проведения операций. Новая клиника должна обеспечить операциями всех нуждающихся пациентов.

Как ранее на одном из круглых столов отмечал замминистра здравоохранения Самарской области Альберт Навасардян, процесс интеграции совместной деятельности двух центров достаточно сложен, но эта задача решаемая.

«Ввод центра в эксплуатацию позволит удвоить, а, может быть, даже утроить возможности хирургического лечения этого типа заболеваний», — отмечал господин Навасардян. По его словам, будет изменена вся логистика этой группы пациентов в целом во всей области. «Проект должен кардинально изменить подходы к лечению пациентов кардиологического и кардиохирургического профиля на территории Самарской области. И только таким путем можно влиять на управляемые причины смертности», — заявлял замминистра.

По словам замминистра, ГЧП в сфере здравоохранения — это один из основных способов обновления инфраструктуры отрасли. «Мы прекрасно знаем, что долгие годы в систему здравоохранения инвестиции были минимальными, строительство новых поликлиник было в определенной степени затруднено и заморожено. И нам сейчас придется решать эти вопросы. Та инфраструктура, которая есть, на 70–80 % требует капитального ремонта или реконструкции. Около половины поликлинических зданий находятся вообще в приспособленных помещениях», — отмечает он.

По словам экспертов, ряд законодательных изменений последних двух лет помог развитию проектов в рамках ГЧП. «Изменения законодательства способствуют реализации проектов в области здравоохранения по моделям ГЧП. Во‑первых, принятие федерального закона о ГЧП, который вступает в силу 1 января 2016 года, теперь позволяет использовать эту модель для реализации проектов в области здравоохранения. Во‑вторых, прошлогодняя реформа концессионного закона позволяет структурировать медицинские проекты, применяя механизм платы концедента, который обеспечивает возвратность инвестиций. До реформы 2014 года плата концедента была доступна только автодорожному сектору», — отмечает юрист Herbert Smith Freehills Яна Иванова.

«Можно говорить о том, что на данный момент в сфере здравоохранения в России реализовано около шести проектов, при этом около 11 проектов находятся в процессе реализации. Кардиохирургический центр Самаре очень нужен, и проект этот будет востребован, услуги его нужны. Другое дело, что цены на платные медицинские услуги, возможно, сделают их недоступными для больших слоев населения. Зачастую так бывает с клиниками, перестроенными по ГЧП», — считает директор по развитию бизнеса QB Finance Маргарита Горшенева.

По словам специалистов, подобные проекты окупаются в течение 5–7 лет. Однако определенную сложность ГЧП может представлять закупка медицинского оборудования, которое в таких учреждениях на 70 % состоит из американского, немецкого, японского. «Международные санкции сильно осложнили закупки, а снижение курса рубля ударило по финансовым возможностям инвесторов», — отмечает госпожа Горшенева.

По словам финансового аналитика ИХ «Финам» Тимура Нигматуллина, проект имеет достаточно хорошие экономические перспективы. «В России, как в большинстве развитых стран, наблюдается устойчивый долгосрочный демографический тренд на старение населения. При этом основной причиной смертности стабильно остаются болезни системы кровообращения. Таким образом, можно ожидать достаточно быстрых темпов окупаемости проекта», — говорит он. По словам господина Нигматуллина, сроки окупаемости могут составить 4–10 лет. «Основной риск проекта — волатильность на валютном рынке. Так, в случае ослабления рубля может существенно подорожать стоимость закупаемого оборудования», — заключает он.

Елена Донкина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...