Коротко


Подробно

Бежали три товарища

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 16

 
       26 сентября были пойманы двое из троих преступников, сбежавших в начале сентября из Бутырской тюрьмы,— Владимир Железогло и Анатолий Куликов. Третий, Борис Безотечество, по-прежнему в бегах.

Тревога в Бутырках
       5 сентября в семь утра, позвякивая ключами, надзиратель Бутырской тюрьмы, обслуживающий отсек на первом этаже, где расположены камеры смертников, прошел по гулкому коридору и объявил подъем заключенным. Проходя мимо камер, он заглядывал в глазки, наблюдая, как зэки выполняют команду. У одной из камер, где уже третий месяц ждали решения Верховного суда по кассации своих приговоров 30-летний Борис Безотечество, 37-летний Владимир Железогло и 34-летний Анатолий Куликов, надзиратель задержался. Около минуты он всматривался в глазок, но так никого и не увидел. Надзиратель вызвал подмогу и открыл дверь. Камера была пуста. Только в самом углу за парашей, где раньше у зэков валялись какие-то тряпки и посуда, чернел пролом в полу, ведущий в подвал. Узники, которых уже три дня не выводили на прогулку, через него и скрылись.
       В Бутырках объявили тревогу. Отменили все свидания, следственные действия и визиты адвокатов. Слух, что сбежали три зэка, моментально разнесся по камерам, и тюрьма загудела. Для пресечения беспорядков в СИЗО даже ввели спецназ.
       
Без диггера не разберешься
       Пока надзиратели успокаивали заключенных, руководство тюрьмы осматривало пробитый в полу лаз. Первыми в него спустились спецназовцы и четыре собаки, но они след не взяли. Проплутав около часа в сводчатом подземелье, затопленном грунтовыми водами, бойцы спецназа нашли дверь, ведущую в тюремный двор. Она была накрепко заперта. Обнаружили они и несколько заваленных кирпичами ответвлений, ведущих в разные стороны. Нашлись в тюремных архивах и планы бутырских подземелий. Но со времени, когда они были составлены, подвалы несколько раз перестраивали. Система их оказалась настолько разветвленной и запутанной, что поиски могли затянуться на несколько недель.
       Тогда руководители ГУИН Минюста РФ позвали на помощь столичных диггеров. По следам пыли и еле заметным стрелкам, которые оставили беглецы, те довольно быстро привели спецназовцев к заваленному кирпичами ходку. Когда кирпичи разобрали, за ними оказалась небольшая штольня, укрепленная в нескольких местах досками, которые беглецы нашли в подвале. Обнаружилась и самодельная переноска — электрическая лампочка с двумя проводами. Ею беглецы пользовались при строительстве туннеля. Через 75 м штоленка вывела поисковиков к пролому в асфальте, через который зэки и вышли на свободу. На выходе они бросили пыльные робы, переодевшись в спортивные костюмы, которые им выдали в связи с похолоданием.
       Выбравшись из пролома, преследователи оказались на территории приемника-распределителя для бомжей, который примыкает к Дому культуры ГУВД Москвы. Здесь уже пригодились и собаки. Они взяли след и, протиснувшись под решеткой, окружающей приемник-распределитель, довели милиционеров до Новослободской улицы. Там след преступников был окончательно потерян.
       
Стивену Кингу и не снилось
Здесь узники выбрались из подвалов Бутырок на свет — в приемник-распределитель для бомжей
       В Бутырках началось следствие: как смертники смогли сделать подкоп, который никто не заметил? Не исключая предательства со стороны персонала тюрьмы, всех надзирателей пропустили через полиграф — детектор лжи. О результатах исследований руководство ГУИНа пока не распространяется, хотя наверняка выяснилось немало любопытных подробностей. Во всяком случае, пронос в Бутырки наркотиков, сотовых телефонов и проч. до сих пор осуществлялся с завидным постоянством.
       Следователи с помощью экспертов установили, что подкоп зэки готовили около месяца (как всегда, действительность проще вымысла: главному герою знаменитого романа Стивена Кинга "Побег из Шоушенка" потребовалось на это почти два десятка лет). С помощью черенка алюминиевой ложки смертники по очереди ковыряли пол за парашей. Чтобы тюремщики не заметили подкоп, они накрыли его одеялом, на котором расставили тарелки и кружки. Одно это должно было насторожить охранников: питаться у параши по тюремным понятиям не принято.
       Вначале зэки сняли керамическую плитку, которой был выложен пол камеры, а затем расковыряли 20-сантиметровую бетонную "подушку" и свод подвала в три кирпича. Отходы производства они выносили в карманах во время прогулок. Пробив 50-сантиметровую толщу пола, они по очереди спускались через дыру диаметром 40 см в подвал на разведку. Поиски выхода заняли у них не меньше недели.
       Начальник УИН по Москве и Московской области Станислав Подрез позже объяснял, что побег заключенных облегчило ветхое состояние помещений Бутырок: "Здесь все сыплется, и сделать подкоп особого труда заключенным не стоило".
       
Отдых на природе
Милиция искала беглецов по всей России, а нашла подмосковном лесу
       После того как страна узнала о побеге, в ГУИН стали поступать тысячи телефонных звонков о том, что беглецов видели в Москве, в различных районах Подмосковья и даже в соседних областях. Проще сказать, где их не видели. Все версии проверялись моментально. На ноги были поставлены все отделения милиции Москвы и соседних областей. О беглецах сообщили родственным структурам стран СНГ. По словам заместителя начальника ГУИН Минюста РФ Александра Волоха, были найдены даже связи преступников в Прибалтике и Польше.
       О том, куда отправились беглецы с Новослободской улицы, милиционеры узнали от водителя, занимавшегося частным извозом. Он сам обратился в правоохранительные органы, увидев лица своих пассажиров по телевизору. По его словам, он подобрал троих мужчин примерно в половине седьмого утра в среду, то есть в день побега, и за 50 рублей отвез их на Белорусский вокзал. Там беглые зэки разделились. Как потом выяснилось, Железогло и Куликов направились в Серпуховской район, где в деревне Липецы проживала сестра Куликова Вера Каблукова. Куда поехал Безотечество, остается загадкой.
       Найти Железогло и Куликова помогли соседи Каблуковой. Правда, людей, которых искали по всей стране, они заметили не сразу: в дом Каблуковой зэки пробрались ночью через огороды.
       40-летняя женщина встретила брата с товарищем без особо восторга: она уже знала, что их ищут. Тем не менее накормила беглецов и даже истопила им баню, но в крове отказала. Инвалид детства, на содержании которой находится 14-летний сын, она боялась за свою семью. Тогда беглецы ушли в лес. В 8 км от деревни Железогло, имеющий опыт жизни в тайге, с помощью топора, пилы и лопаты, украденных с какой-то дачи, соорудил вполне приличную землянку. Место для нее он выбрал в чащобе молодняка, куда знающие грибники никогда не заглянут: там грибы не растут. Беглецы вырыли полуметровую яму, сделали стропила из срубленных деревьев и обложили их сухими борщевиками, сверху положили кусок украденного с той же дачи линолеума, а на него — срезанный дерн.
       Устроили они и мангал из железных прутьев, на котором готовили картошку, накопанную на совхозном поле, и грибы. Грабить и воровать у местных жителей они не стали: боялись, что их будут искать. Пару раз по ночам они навещали сестру Куликова — парились в бане и брились. Бороды не отращивали, чтобы не привлекать внимание.
       
Награда без героя
       И тем не менее привлекли. 19 сентября кто-то из местных жителей сообщил в милицию, что в лесу объявились чужаки, похожие на разыскиваемых беглецов. В Серпуховской район тут же перебросили отряд гуиновского спецназа "Факел", оперативников ФСБ и угрозыска. Проводить массовую облаву они не стали, решив выманить заключенных из леса. Каким образом это удалось, до сих пор неизвестно. Но 25 сентября Куликов и Железогло вышли из чащи на автобусную остановку. Подъехавший к ней автобус был набит переодетыми в гражданскую одежду спецназовцами. Беглые зэки пытались оказать сопротивление, но безуспешно.
       Внутреннее расследование в Бутырках, которое было начато сразу после побега (мало кто верит, что побег удалось бы осуществить без помощи тюремного персонала), пока ни к каким результатам не привело. Вину за то, что прозевали побег, никто из гуиновских начальников на себя не взял. Правда, через пару недель после побега в Москве был найден труп начальника ХОЗУ ГУИНа Юрия Волобуева, покончившего жизнь самоубийством. Но следователи пока не установили никакой связи между его смертью, побегом и расследованием.
       Кстати, и награда в $100 тыс., объявленная за информацию о беглецах, пока не выплачена. На вопрос, кому достанутся эти деньги, начальник российского ГУИНа Владимир Ялунин загадочно ответил: "Мы окажем им помощь".
СЕРГЕЙ ТОПОЛЬ


       
Последователи Гудини
       В этом году творению архитектора Михаила Казакова — Московскому губернскому тюремному замку, поставленному на месте старого острога (там при Петре I сидели мятежные стрельцы), исполнилось 230 лет. В документах теперь его называют казенно — СИЗО #2, в народе фамильярно — Бутырки.
       Из известных сидельцев стены Бутырок помнят Емельяна Пугачева, участников Польского восстания 1863 года, народовольцев, большевиков Николая Баумана, Елену Стасову, Феликса Дзержинского и Емельяна Ярославского. До революции сидел в ней и поэт Маяковский. Уже в советское время тюрьме оказали честь Сергей Королев и Александр Солженицын. В новой России в Бутырках отметился Владимир Гусинский.
       До начала 90-х побегов из Бутырок не было. Легенду о том, что из тюрьмы сбежал Железный Феликс, придумали советские биографы первого чекиста.
       Впрочем, один побег все-таки был, но настоящим его считать нельзя. История такова. В 1906 году начальник секретной службы Бутырок господин Лебедев в рекламных целях пригласил из Америки Гарри Гудини для проведения следственного эксперимента: можно ли сбежать из Бутырок? Гудини заковали в ручные и ножные кандалы и поместили в металлический ящик для перевозки заключенных. Ящик оставили в закрытой камере. Реклама получилась, но не надежности Бутырок, а ловкости Гудини: ему понадобилось 28 минут, чтобы освободиться из железа и выйти за тюремные стены.
       Первый побег настоящих заключенных из Бутырок был совершен в декабре 1992 года. Во время утренней прогулки сбежали двое — Бахтияр Игидалиев и Валерий Мордасов. В том же году один из подследственных захватил заложника, но был на месте убит снайпером. И еще дважды заключенные бежали, выдавая себя за людей, у которых закончился срок.
       Самым крупным ЧП в истории Бутырок до массового побега смертников считалась сходка, проведенная в СИЗО 21 мая 1994 года. В тюрьму с воли проникли несколько воров в законе и уголовных "авторитетов" во главе с Сергеем Липчанским (Сибиряком). "Гостей", имевших при себе огнестрельное оружие и наркотики, захватил спецназ.

       
Нюня
 
       Владимир Железогло родился в молдавском селе Чадыр-Лунга в 1962 году. Там он закончил среднюю школу. Учителя до сих пор вспоминают о Железогло как о тихом, малоприметном пареньке, которого ровесники часто называли нюней.
       В 80-х годах отец Железогло, бульдозерист, завербовался на золотые прииски на Крайнем Севере. Сын Владимир поехал вместе с ним. Там парень начал воровать.
       Отсидев два срока за кражи, Железогло переехал в Канск (Красноярский край) и вскоре вместе с сообщниками проник в квартиру местного коммерсанта. Зарубив мужа и жену топором, преступники забрали деньги и ценные вещи на сумму около 1200 рублей. Банду поймали. На следствии и во время процесса Железогло вел себя вызывающе, угрожая милиционерам и судьям "вернуться в Канск и всем отомстить". В конце 2000 года преступник был приговорен выездным заседанием Красноярского краевого суда к пожизненному заключению. А в апреле этого года Железогло этапировали в Москву, в Бутырскую тюрьму, где он ожидал ответа Верховного суда на поданную им кассационную жалобу.
       
Могильщик
 
       Свой первый срок Борис Безотечество получил в 1991 году, когда служил матросом-срочником во Владивостоке. Напившись с двумя мичманами, он сначала ограбил случайного прохожего, а потом забрался в иномарку и попытался вытащить магнитофон. При задержании Безотечество оказал сопротивление, бросившись на оперативников с ножом. Военный трибунал приговорил матроса к семи годам лишения свободы.
       Выйдя на свободу, бывший моряк вроде бы остепенился. Он вернулся в родной Анжеро-Судженск и устроился смотрителем на кладбище. Там же копали могилы его брат и дядя. Все было хорошо, пока Безотечество не поссорился с еще одним работником кладбища — Лоскутниковым. Причины ссоры толком уже никто не помнит. Однако смотритель жестоко отомстил коллеге. Вместе с 14-летней подружкой Анастасией Токаревой он пришел к дому обидчика, дождался ухода Лоскутникова и его жены и попытался объяснить оставшейся дома дочери хозяина 14-летней Саше, что ее папа был не прав. Девушка с таким утверждением не согласилась. Тогда могильщик трижды воткнул ей в горло нож. Уходя, убил и парализованную бабушку Саши, а Токарева прихватила с собой ценные вещи. Задержали их в тот же день. Суд приговорил Безотечество к пожизненному заключению.
       
Автолюбитель
 
       Об уроженце чувашской деревни Ослаба Анатолии Куликове известно немного. За решетку он попал осенью прошлого года, когда вместе с двумя приятелями решил завладеть новой "девяткой", принадлежащей уроженцу Дагестана Джабраилову. Последний отдал машину земляку, частному автомеханику Ибрагимову, чтобы тот довел "Жигули" до класса "люкс". Ибрагимов охотно согласился принять участие в деле и изготовил дубликаты ключей не только от "девятки", но и от квартиры ее хозяина. А вскоре Джабраилова под благовидным предлогом преступники заманили в садоводческое товарищество "Лесное" близ деревни Большие Карачуры Чебоксарского района. Туда автовладелец приехал вместе с дочерьми — восьмилетней Залминой и семилетней Зариной. Вся семья была убита. Трупы бандиты закопали в лесу и уехали на вожделенной машине. На след убийц правоохранительные органы вышли довольно быстро. В итоге Куликов был приговорен к пожизненному заключению.
       

"Все они думают о побеге"
       Начальник ГУИН Минюста РФ Владимир Ялунин рассказал "Власти", что на самом деле побегов становится все меньше и меньше.
       — Сейчас в нашей системе сидят или ожидают приговора около 1 млн человек. И все они ежедневно, ежечасно, ежеминутно думают только об одном — как оказаться на воле. Да, побеги существуют. Как правило, они происходят весной или осенью. Но говорить о том, что побеги растут в геометрической прогрессии, неверно. Вот, пожалуйста, результаты статистики. По сравнению с девятью месяцами прошлого года количество побегов уменьшилось на 7%. Побеги, совершенные по вине охраны,— на 9%, из-под административного надзора — на 7%, а с поселений — на целых 15%. Мало того, только в этом году мы предотвратили почти 82 тыс. побегов. Способствует уменьшению побегов строительство современных СИЗО. Сейчас практически каждый год мы вводим в строй изоляторы, соответствующие европейским стандартам. И это при нашем скудном бюджете! Всего в России 180 СИЗО, из них 26 — постройки двухвековой давности.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз