Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Трансаэро» садится со скандалом

Александр Плешаков и акционеры S7 обменялись упреками

Коммерсантъ (Новосибирск) от

После выхода совладельца «Сибири» (S7) Владислава Филева из сделки по покупке контрольного пакета акций «Трансаэро» потенциальный продавец бумаг Александр Плешаков обвинил господина Филева в нарушении договоренностей. Кроме того, господин Плешаков связал отказ от сделки со встречей Владислава Филева с главой «Аэрофлота» Виталием Савельевым. Источники „Ъ“ подтверждают факт такого разговора, но уверяют, что давления на Владислава Филева не было, а господин Савельев лишь просил не давать «необоснованных надежд» сотрудникам «Трансаэро», которых готов взять на работу «Аэрофлот». Другие собеседники „Ъ“ считают, что на отмену сделки повлияло отсутствие консолидированной позиции кредиторов «Трансаэро».


Отказ совладельца S7 Владислава Филева от покупки 51% акций «Трансаэро» у Александра Плешакова (см. „Ъ“ от 3 ноября) вызвал недовольство последнего. Во вторник господин Плешаков сообщил через Twitter своей жены Ольги, что считает заключенный 20 октября договор действительным, поскольку срок его действия (60 дней) не истек, а объявление о выходе из сделки — «очевидным нарушением» договоренностей. Бизнесмен утверждает, что, подписывая договор, «имел на своих счетах 59% акций и за 60 дней мог бы докупить акции на рынке или у других акционеров, если бы это потребовалось». Он добавил, что Владислав Филев «был хорошо проинформирован о залоге части акций по кредитам „Трансаэро“ и этот момент был оговорен».

Кроме того, по словам Александра Плешакова, объявлению о выходе из сделки предшествовал разговор Владислава Филева с главой «Аэрофлота» (перевозит пассажиров «Трансаэро» и курирует ее операционную деятельность) Виталием Савельевым. По словам господина Плешакова, Владислав Филев по телефону со ссылкой на эту встречу назвал ему «совершенно иную причину отказа». В «Аэрофлоте» от комментариев отказались.

Но совладелец S7 Наталия Филева заверила „Ъ“, что господин Плешаков «не смог собрать 51% акций». «Александр Плешаков должен отдавать себе отчет в том, сколько у него акций в собственности»,— сказала она. Госпожа Филева отметила, что «из любого события должны быть сделаны выводы», в частности «внесены поправки в законодательство о банкротстве, о порядке принятия решения о выдаче сертификатов эксплуатанта (Рос­авиация аннулировала сертификат „Трансаэро“ с 26 октября.— „Ъ“) и о конкуренции в банковской сфере». Официальный представитель акционеров S7 добавила, что Владислав Филев сообщил о выходе из сделки, не дожидаясь истечения 60 дней, так как понимал, что с консолидацией пакета возникли сложности, и не хотел «вводить никого в заблуждение и давать надежды сотрудникам „Трансаэро“». При этом она отметила, что акционеры S7 готовы вернуться к сделке, если господин Плешаков соберет 51%, а ВТБ, в залоге у которого 25% акций «Трансаэро», примет решение освободить их из-под залога.

Источники „Ъ“, знакомые с позицией акционеров S7, говорят, что Владислав Филев действительно рассчитывал на то, что «Александр Плешаков располагает 51% акций без обременения и может продать их легко и оперативно», а «срок 60 дней воспринимался, скорее, как стандартная формальность». «Наличие жесткого обременения и сложностей с выводом акций из-под него действительно стало для Владислава Филева неожиданностью»,— уверяют они. По их словам, «дополнительные вопросы возникли не только из-за залога ВТБ, но в связи с судебными претензиями на акции, что сразу не оговаривалось». Речь идет об иске Эскерхана Муталибова, который утверждает, что в 2011 году лишился 5% акций «Трансаэро», и пытается взыскать с авиакомпании 1,6 млрд руб. Впрочем, эти суды тянутся уже несколько лет и об этих претензиях неоднократно сообщалось публично.

Собеседники „Ъ“ также подтверждают, что Владислав Филев встречался 2 ноября с Виталием Савельевым, но, уверяют они, «никакого давления на встрече не было». По словам одного из источников „Ъ“, «обсуждалась ситуация вокруг „Транс­аэро“, речь шла и о сохранении социальной стабильности». «Виталий Савельев напомнил, что перед „Аэрофлотом“ правительство поставило задачу не допустить социальной напряженности, в том числе из-за сокращений сотрудников „Трансаэро“, и „Аэрофлот“ может взять на работу около 6 тыс. человек, но после объявления о сделке с акционерами S7 люди не уходят, надеясь на спасение компании»,— рассказывает один из источников „Ъ“. По его словам, «смысл разговора сводился к тому, что, если сделка под большим вопросом из-за обременения акций, не нужно тянуть и давать сотрудникам „Трансаэро“ необоснованные надежды». Господин Филев «тоже так понимал ситуацию и поэтому сделал заявление о выходе из сделки», уверяет источник. При этом, добавляют собеседники „Ъ“, «если сделка все же состоится, то сразу было понятно, что акционеры S7 не собираются забирать всю компанию и сотрудников, и даже если значительная часть штата перейдет в „Аэрофлот“, часть специалистов останется и они могут начать работать в новой структуре».

Но другие источники „Ъ“ полагают, что ключевую роль в отказе от сделки могло сыграть то, что покупатели и новый менеджмент «не смогли договориться с крупнейшими банками — кредиторами „Трансаэро“ — ВТБ и Сбербанком». «Отношение этих банков к сделке изначально было скептичным, и, возможно, стало понятно, что конструктивной работы с ними не будет, а поддержкой лишь мелких кредиторов не обойтись»,— говорит один из собеседников „Ъ“. В ВТБ во вторник заявили, что банк будет «добиваться возврата всех долгов компании и отстаивать свои интересы в рамках законодательства, включая подачу иска о банкротстве». Источники „Ъ“резюмируют, что «сложности в диалоге с госбанками, негативное отношение профильных ведомств к сделке и обременение акций» стали совокупностью факторов, которые привели к отмене сделки.

Егор Попов


Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя