«У меня сейчас нет никаких оснований ожидать беспредельных ласк»

Запрет пьесы Демьяна Бедного «Богатыри»

Старый большевик, соратник Сталина и первый пролетарский поэт Демьян Бедный явно не из тех авторов, чьи имена всплывают первыми при разговоре о литературных преследованиях. Однако в ноябре 1936 года он, к радости коллег, оказался в опале из-за такого вроде бы достойного большевика дела, как издевательское изображение Крещения Руси. Спектакль по пьесе "Богатыри" был снят с репертуара Камерного театра, а сам Бедный подвергся жесткой критике. Его перестали печатать, а в 1938 году даже исключили из партии и Союза писателей. После начала войны Сталин простил поэта, чьей главной чертой была, по его собственному выражению, "биографическая нежность" по отношению к вождю. Но на прежние высоты в иерархии советских писателей Демьян Бедный так никогда и не вернулся

Фото: Фотоархив журнала «Огонек»

Из постановления политбюро ЦК ВКП(б) о запрете пьесы Демьяна Бедного "Богатыри"
14 ноября 1936 года
Утвердить следующий проект постановления Комитета по делам искусств: Ввиду того, что опера-фарс Демьяна Бедного, поставленная под руководством А.Я. Таирова в Камерном театре с использованием музыки Бородина, а) является попыткой возвеличения разбойников Киевской Руси как положительный революционный элемент, что противоречит истории и насквозь фальшиво по своей политической тенденции; б) огульно чернит богатырей русского былинного эпоса, в то время как главнейшие из богатырей являются в народном представлении носителями героических черт русского народа; в) дает антиисторическое и издевательское изображение крещения Руси, являвшегося в действительности положительным этапом в истории русского народа
<…>
Комитет по делам искусств при СНК Союза ССР постановляет: 1) Пьесу "Богатыри" с репертуара снять как чуждую советскому искусству. 2) Предложить т. Керженцеву написать статью в "Правде" в духе настоящего решения.

…с репертуара снять как чуждую...
Из статьи Платона Керженцева "Фальсификация народного прошлого"
"Правда", 15 ноября 1936 года

Пьеса Демьяна Бедного является искажением истории, образцом не только антимарксистского, но просто легкомысленного отношения к истории, оплевыванием народного прошлого. Ведь и раньше как-то Демьян Бедный называл русскую историю "гнилой". О богатырях вспоминал лишь по "богатырскому храпу", писал о русской культуре, что "Российская старая горе-культура — дура", и изображал русский народ "дрыхнущим на печи". Печальная отрыжка этих вывихов, чуждых большевикам и просто советским поэтам, сказалась и в этой пьесе.

...попыткой возвеличения разбойников...
Из справки секретно-политического отдела ГУГБ НКВД СССР "Об откликах литераторов и работников искусств на снятие с репертуара пьесы Д. Бедного "Богатыри""
16 ноября 1936 года

А. Таиров
(потрясенный постановлением комитета о снятии "Богатырей" объявил себя больным — сердечный удар. К нему домой заходили работники искусства и выражали соболезнование. По словам А. Коонен, заходили многие, как к покойнику): "Я допустил большую ошибку. Беру на себя всю ответственность, несмотря даже на то, что комитет по делам искусства, который принимал спектакль, апробировал его. <…> Ошибка произошла потому, что я оказал большое доверие Демьяну Бедному как старому коммунисту. <…> Что меня по-настоящему пугает, дадут ли мне дальше работать. Что меня возмущает, это желание выставить меня отщепенцем народа <…> ".

Демьян Бедный
<…> указывал на то, что у него начался приступ сахарной болезни. <…> Дальше, прося не заносить в стенограмму, Демьян говорил, что его врагом является его библиотека. Об этом ему указывали, но он этого не понимал. Он заявил, что библиотеку свою сожгет. <…>

Мейерхольд, народный артист республики:
"Наконец-то стукнули Таирова так, как он этого заслуживал. Я веду список запрещенных пьес у Таирова, в этом списке "Богатыри" будут жемчужиной. И Демьяну так и надо". <…>

Ю. Олеша, писатель:
"Пьеса здесь главной роли не играет. Демьян заелся, Демьяну дали по морде. Сегодня ему, завтра другому. Радоваться особенно не приходится. Демьяну выплачивается за его прежние грехи". <…>

Эйзенштейн, заслуженный деятель искусств и режиссер кино:
"Я не видел спектакль, но чрезвычайно доволен хотя бы тем, что так здорово всыпали Демьяну. Так ему и надо, он слишком зазнался". <…>

М. Булгаков, автор "Дней Турбиных":
"Это редкий случай, когда Демьян, при его характере, не будет злорадствовать: на этот раз он сам пал жертвой,— а не подхихикивать над другими. Пусть теперь почувствует сам".

...издевательское изображение крещения Руси...
Из записки генерального секретаря Союза писателей СССР Владимира Ставского Николаю Ежову
17 ноября 1936 года

Сообщаю, что 16.XI этого года мне позвонил Д. Бедный и просил посетить его, чтобы "Пока не поздно рассказать, как произошла история с "Богатырями"".

Я заехал к нему; в течение почти двух часов Д. Бедный говорил,— стенограмму его речи прилагаю.


Из стенограммы беседы Демьяна Бедного с Владимиром Ставским
17 ноября 1936 года

Голова у меня не вождевая, все-таки художественная голова. <…> Первая ошибка была, что я взялся за эту работу. Эта, прямо сказать, ошибка — корень всего этого дела. <…> Оказалось, что крен есть в сторону ущемления богатырей. Когда эта гадюка ползала по всем инстанциям, и никто против этой гадюки не возражал, я думал: "Ну, молодец, значит, справился". А относительно крещения я не думал. <…> Во мне сказалась, во-первых, старая отрыжка антирелигиозника. Очень я долго на этом деле работать привык. <…>

Для меня вопрос такой: если я так оскандалился, то хотя бы спасти ту мою честь революционера. Я имел уже однажды случай, потрясения с "Слезай с печки". Я тоже тяжело переживал этот случай. Я говорил: где был редактор? Почему меня пропустили? <…> Но это были моральные страдания. А в остальном отношении я был обласкан. <…> У меня сейчас нет никаких оснований ожидать беспредельных ласк. Я вообще как-то скис, и ничего не понимаю.

...в духе настоящего решения...
Из дневника Николая Устрялова
30 ноября 1936 года

Рассказывают об обстановке эпизода с "Богатырями", положившего демонстративный конец оплевательскому хамству по адресу нашего исторического прошлого.

Эта пьеса Демьяна Бедного шла раз десять в театре Таирова. И ничего. Говорят даже, сам Керженцев видел ее. И тоже ничего. Многие, по инерции, похваливали: "здорово это он... действительно, "богатыри".., а как крещение-то? хе-хе..."

Пришел Молотов В.М. на спектакль. Смотрел, все в порядке. По окончании Таиров к нему — с книжкой для почетных посетителей. Не откажите, Вячеслав Михайлович, вписать нам на память ваше мнение.

— Мое мнение? Разрешите подождать до завтра. Через день-два вы его узнаете — из газет.

И через день-два Таиров узнал, а вместе с ним — urbis et orbis. Таиров — на свою беду, остальные — на великую радость. В самом деле, как не возликовать?..

...насквозь фальшиво...
Из письма главного редактора "Правды" Льва Мехлиса Иосифу Сталину, Вячеславу Молотову и Николаю Ежову
19 июля 1937 года

Сегодня в редакцию "Правды" явился Демьян Бедный и принес мне поэму под названием "Б о р и с ь  и л и  у м и р а й". Под заголовком поэмы подпись: "Конрад Роткемпфер. П е р е в о д  с  н е м е ц к о г о". В конце — перевел Демьян Бедный. В этой поэме ряд мест производит странное впечатление <…>.

Когда я указал Демьяну Бедному на эти и некоторые другие места поэмы — он охотно согласился их вычеркнуть. <…> К концу разговора выяснилось, что никакой поэмы Конрада Роткемпфера не существует и самое имя этого якобы автора выдумано. Поэма написана Демьяном Бедным. Как он объяснил,— это своеобразный литературный прием.

Экземпляр этой поэмы прилагаю. Прошу указания.


Из поэмы Демьяна Бедного "Борись или умирай"

Настало житие божественно-благое. / Поэты пишут так. Меж тем, / В народной глубине — там слышится другое... / А речи тайные послушать у народа — / Все получается как раз наоборот. / Фашистский ад давно пора похерить! / Кому же верить? / Словечко вякнешь невпопад, / Тебе на хвост насыплют соли. / Фашистский рай — народный ад? / Так, что ли?


Из письма Иосифа Сталина Льву Мехлису
20 июля 1937 года

На ваш запрос о басне Демьяна "Борись или умирай" отвечаю письмом на имя Демьяна, которое можете ему зачитать.

Новоявленному Данте, т.е. Конраду, то бишь... Демьяну Бедному.

Басня или поэма "Борись или умирай", по-моему, художественно-посредственная штука. Как критика фашизма, она бледна и неоригинальна. Как критика советского строя (не шутите!), она глупа, хотя и прозрачна.

Так как у нас (у советских людей) литературного хлама и так не мало, то едва ли стоит умножать залежи такого рода литературы еще одной басней, так сказать...

Я, конечно, понимаю, что я обязан извиниться пред Демьяном-Данте за вынужденную откровенность. С почтением

И. СТАЛИН

...огульно чернит богатырей...
Из справки ГУГБ НКВД СССР для Иосифа Сталина о поэте Демьяне Бедном
9 сентября 1938 года

Демьян Бедный (Ефим Алексеевич Придворов) — поэт, член Союза советских писателей. Из ВКП(б) исключен в июле с.г. за "резко выраженное моральное разложение".

Д. Бедный имел тесную связь с лидерами правых и троцкистско-зиновьевской организации. Настроен Д. Бедный резко антисоветски и злобно по отношению к руководству ВКП(б). <…>

Озлобленность Д. Бедного характеризуется следующими его высказываниями в кругу близких ему лиц: "Я стал чужой, вышел в тираж. Эпоха Демьяна Бедного окончилась. Разве вы не видите, что у нас делается. Ведь срезается вся старая гвардия. Истребляются старые большевики. Уничтожают всех лучших из лучших. А кому нужно, в чьих интересах надо истребить все поколение Ленина? Вот и меня преследуют потому, что на мне ореол октябрьской революции". Д. Бедный систематически выражает свое озлобление против тт. Сталина, Молотова и других руководителей ВКП(б).

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...