Коротко

Новости

Подробно

Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ   |  купить фото

Служил в ИГ и бросался камнями в полицейских

Муэдзину грозит 25 лет заключения за события в Сирии и Дагестане

от

В Северо-Кавказском окружном военном суде (Ростов-на-Дону) прошли прения сторон по уголовному делу уроженца Дагестана Гаджи Магомедова, который поехал получать религиозное образование в Египет, но в итоге, по версии следствия, оказался в Сирии, где воевал за ИГ. Для несостоявшегося имама гособвинение запросило 25 лет лагерей. Защита рассчитывает, что он может попасть под амнистию.


Гаджи Магомедов, по версии следствия, обучался террористической деятельности, участвовал в ней, а также в массовых беспорядках, а кроме того, помогал участникам незаконных вооруженных формирований и незаконно же хранил оружие (ст. 205.3, ст. 205.5, ст. 212, ст. 33, ст. 208, а также ст. 222 УК РФ).

Как сообщил гособвинитель, с мая 2012 года Гаджи Магомедов снабжал боевиков гимринской бандгруппы продуктами питания и одеждой. А в ноябре принял участие в беспорядках в районе поселка Временный в Унцукульском районе. Участники акции, заградив дорогу металлическими конструкциями и камнями, требовали от сотрудников местного райотдела полиции освободить трех задержанных жителей селения Гимры. Когда полицейские попытались пресечь акцию, Магомедов вместе с другими стал бросать в них камни. В результате несколько стражей порядка получили травмы, был поврежден и их уазик.

В январе 2013 года Гаджи Магомедов вылетел из московского аэропорта Домодедово в Египет под предлогом получения религиозного обучения в каирском Университете Аль-Азхар. Однако в январе прошлого года он отправился в Стамбул, а затем перешел границу Турции. На территории Сирии его ожидали земляки из Унцукульского района, выполнявшие функции проводников. Вместе с ними он направился в город Хомс, где прожил неделю в перевалочной квартире. Затем проводник доставил Магомедова на базу, где командир базы по имени Абу Мухаммед в течение недели обучал его обращению с автоматом Калашникова и метанию гранат.

Спустя несколько дней после окончания курсов по приказу амира Гаджи Магомедов выехал в населенный пункт Кафр-Хамра, где вступил в состав джамаата «Сабри» под руководством полевого командира Абу Усмана. Затем, добравшись пешком вместе с другими новобранцами до Хамы, новоиспеченный боевик получил автомат Калашникова и две гранаты. По приказу амира группа должна была захватить два дома, в которых укрывались бойцы армии Башара Асада. Однако после двухчасового обстрела боевики по приказу командира Хамзы отступили. Впоследствии Гаджи Магомедов, по данным силовиков, еще не меньше двух месяцев с оружием в руках охранял места дислокации формирований ИГ и нес дежурство на постах на захваченной территории.

В марта 2014 года Гаджи Магомедов вернулся в Египет. Задержали его 21 октября того же года в Александрии — египетские полицейские обнаружили, что срок действия его загранпаспорта уже истек, и в ноябре депортировали его в Россию, где он был задержан в аэропорту Домодедово. Спустя месяц, в ходе обыска дома Магомедова, были обнаружены и изъяты записи, которые содержали подробную инструкцию для изготовления взрывчатых веществ, а также две 200-граммовые шашки аммонала, граната РГД-5, пиротехническая граната «Заря» и патроны. Гособвинение потребовало назначить Гаджи Магомедову 25 лет колонии строгого режима с последующим ограничением свободы на полтора года.

Подсудимый признал только участие в беспорядках. «В конце 2009 года по совету старейшин села Гимры я отправился в Каир для обучения в духовном институте, чтобы впоследствии стать имамом. Проучившись два года, вернулся в Дагестан и работал в мечети муэдзином»,— рассказал обвиняемый Магомедов.

По его словам, возвращаясь ноябрьским утром 2012 года с молитвы, он увидел скопление людей, которые возмущались пропажей односельчан, и присоединился к протестующим, хотя до этого никогда не принимал участия в митингах, а в 2013 году вернулся в Египет и продолжил учебу. При этом подсудимый утверждал, что он никогда не был в Сирии, а признательные показания, на которых и построено обвинение, подписал под физическим воздействием, которое оказывали на него сотрудники правоохранительных органов.

Адвокат подсудимого Нормагомед Магомедов заявил суду, что обыск в доме его подзащитного проходил без понятых и что на обнаруженных боеприпасах не было отпечатков пальцев обвиняемого. «Нет и документального подтверждения пребывания моего подзащитного в Турции и в Сирии»,— отметил защитник, сравнив «сирийский» период жизни Магомедова с его пребыванием на Луне.

Перед тем как судья удалился для вынесения приговора (решение будет оглашено 2 ноября), подсудимый в последнем слове попросил «не ломать ему жизнь из-за одного митинга».

Олег Горяев, Ростов-на-Дону; Юлия Рыбина, Махачкала


Комментарии
Профиль пользователя