Коротко


Подробно

Фото: youtube.com

Рок за джинсы

Дэвид Гилмор сыграл с группой «Бумбокс»

В лондонском клубе Koko вчера прошел вечер, посвященный десятилетию Белорусского свободного театра. Несмотря на крайнюю степень политизированности мероприятия, один только факт выступления экс-лидера Pink Floyd Дэвида Гилмора в компании музыкантов украинской группы «Бумбокс» делает это событие заслуживающим внимания, считает БОРИС БАРАБАНОВ.


«Кровавой гранатой в груди взорвался огонь олимпийский. Волк из “Ну, погоди!” стал вокалистом в Limp Bizkit» — с этой речовки лидера группы Brutto Сергея Михалка начался в лондонском районе Камден вечер, в афише которого было еще несколько имен, ассоциирующихся с музыкой. Но музицировали в итоге только Brutto и Дэвид Гилмор вместе с киевской группой «Бумбокс». Прочее содержимое программы представляло собой театральные этюды и пламенные речи защитников свободы творчества. Brutto сыграли яростный, хоть и не слишком толково озвученный концертный сет, песни в котором, как и во времена «Ляписа Трубецкого», перемежались стихотворными интермедиями.

В Brutto бывший лидер «Ляписа» Сергей Михалок совмещает революционные гимны с песнями во славу физкультуры и спорта. Когда рифмы заканчивались, он просто кричал «Жыве Беларусь!» и «Слава Украине!», позабыв о том, что в России, вполне может быть, тоже есть кого защищать и кому петь славу. Песни и стихи исполнялись на русском и немного на белорусском языках. На английском прозвучала «Moscow Calling» — отнюдь не кавер на «Парк Горького», а переработка панк-гимна The Clash «London Calling», которую от оригинала, по большому счету, отличает только ударная строчка в припеве. Все остальные песни многое теряли без перевода. Отчаянные, одинаково одетые мужики на сцене, конечно, и без слов давали представление о непримиримом характере запрещенного искусства в Белоруссии. Но те, кто пришел в Koko только на имя Дэвида Гилмора, во время выступления Brutto могли и заскучать.

Неравнодушную актерскую общественность Британии представляли, прежде всего, Джереми Айронс и Ким Кэттролл. Одним из покровителей Белорусского свободного театра был Гарольд Пинтер. Фрагменты нобелевской речи драматурга Джереми Айронс прочитал следом за сетом Brutto. Это было яркое выступление и точные слова.

Сам же Белорусский свободный театр оставил грустное впечатление. Например, один из лидеров театра Николай Халезин читал со сцены скетч о том, как в советские времена в Минске спекулировали джинсами. Все в нем начиная со строчки «Джинсы могли родиться только в свободной стране» было настолько не из нынешнего времени, что даже жалости не вызывало. То есть для их мира этот текст про джинсы, вероятно, очень важен. И для того чтобы адекватно донести его до лондонской аудитории, они даже ангажировали звездного «дублера». Английский вариант текста читал вокалист Pet Shop Boys Нил Теннант. В интервью за кулисами он, конечно, говорил о том, какая это честь для него — поддерживать свободное искусство в странах с тоталитарными режимами, и еще о том, что это его дебют на театральной сцене. Но именно на сцене, кажется, ему было немного неловко. Николай Халезин в этом тексте так подробно и смачно описывал процесс нелегальной покупки джинсов, что в итоге ностальгия по молодости с приключениями, казалось, перевесила ненависть к бесчеловечной коммунистической системе. Ну, а Нил Теннант, вполне возможно, вспоминал щедрые корпоративы и богатые фестивали в странах восточного блока. Хотя конкретно в Белоруссии Pet Shop Boys, по его словам, не выступали.

Ким Кэттролл, Саманта из «Секса в большом городе», со всей возможной самоотверженностью читала текст «Беларусь — это не сексуально». Он сопровождался перформансом с обнаженной девушкой, которую макали в нефть и оборачивали, кажется, в обои. Запрещенным художникам, безусловно, хотелось сопереживать. При этом история о том, что есть такой секретный театр, играющий в прятки с властью, театр, на спектакли которого собирают, рассылая SMS, эта история оказывается гораздо эффектнее, чем сами спектакли. Оставалось ощущение, что торговля оппозиционностью все же важнее, чем качество театра, представляющего собой, по сути, сильно ухудшенную версию «Театра.doc».

Моменты, когда в ход идут реалии советского прошлого, у белорусов удручают больше всего. Этим же отличилась и певица-ампутант Виктория Модеста, которая показала на экране в Koko свой уже хорошо известный интернет-аудитории клип «Prototype», беззастенчиво спекулирующий на физическом дефекте артистки. Певица решила вкратце познакомить аудиторию со своей биографией, вспомнила детство в советской Латвии, и впоследствии, апеллируя к территориям бывшего СССР, буквально мешала все в кучу, так что не слишком подкованный зритель мог подумать, что все это по прежнему один черт — что Беларусь, что Латвия, вот это вот все пространство, где люди не могут носить джинсы.

Анонсированное выступление Pussy Riot интриговало. Известно, что под этим брендом в США записан настоящий музыкальный альбом и в качестве сессионных музыкантов там фигурируют участники группы Jack Wood и Scofferlane, а также Марк Рибо, Ленни Кей (группа Патти Смит), Ник Зиннер (Yeah Yeah Yeahs) и другие мастера искусств. Однако в Лондоне Pussy Riot выступили снова в разговорном жанре, как это было, например, на недавнем фестивале в Гластонбери. Точнее, из всей группы на сцене была только Надежда Толоконникова. В начале выступления она вела себя крайне легкомысленно, хихикала и пританцовывала, но в итоге прочитала англичанам довольно складный и взрослый текст, центральной мыслью которого было: «Ваш враг не Россия и не россияне, ваш враг — Владимир Путин».

Главная интрига вечера состояла в том, что экс-фронтмен Pink Floyd Дэвид Гилмор должен был выступить вместе с украинской группой «Бумбокс». Сравнить сенсационность такого сотрудничества автор этих строк может разве что с альянсом Земфиры и Queen. Однако, на сцене так и не появился вокалист группы «Бумбокс» Андрей Хлывнюк. По информации менеджмента группы, помешали «визовые проблемы». Оказалось, что даже организаторы концерта в защиту свободы творчества, то и дело поминающие варварские режимы постсоветских стран, оказались не в силах оперативно решить «визовые проблемы». Оказалось, что и на пути мероприятия, которое готовилось не один день и в программе которого был заявлено выступление фронтмена одной из величайших групп в британской истории, могут возникнуть барьеры бюрократического характера, и парня из раздираемой войной Украины могут не пустить в Британию. Нам неизвестна суть этих проблем. Но факт остается фактом: искусство искусством, а визовые центры Великобритании свое дело знают.

В итоге выступление Дэвида Гилмора выглядело, скорее, как реклама его нового сольного альбома «Rattle That Lock». Заглавная песня с него — большой хит. Судя по тому, как вдохновенно пел его зал, для пущей революционности мероприятия не хватало только «Another Brick In The Wall». Но господин Гилмор остановился на своем новом материале, из всего наследия Pink Floyd исполнив только «Wish You Were Here» и поблагодарив «Бумбокс», чье название он произносил с непередаваемым акцентом: «Бюумбокс».

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение