Коротко

Новости

Подробно

Фото: Legendary Pictures

Примерное привидение

"Багровый пик" Гильермо дель Торо

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера кино

Сегодня в широкий прокат выходит мрачный триллер одержимого готикой Гильермо дель Торо, совместное творение студий Legendary Pictures и Universal под названием "Багровый пик" про то, что женщины опаснее мужчин. Стильную и кровавую картину, начинавшуюся как "Гордость и предубеждение" и спланировавшую в финале к трэшу в манере Родригеса, посмотрела ЕЛЕНА КРАВЦУН.


"Призраки существуют. Я это знаю",— говорит в камеру измазанная кровью Эдит Кашинг, ее идеальные соломенные волосы полощет ветер, а вокруг поет снежная вьюга. И нет оснований этой барышне с фарфоровой кожей, будто сошедшей с полотен прерафаэлитов, не верить, хотя именно эти начальные кадры и снимают надобность всерьез бояться за жизнь главной героини — заботливый папочка дель Торо побеспокоился о своих зрителях заранее. А пока же Баффало, США, 1901 год, Эдит Кашинг воображает, что она новая Мэри Шелли и ее роман о призраках впереди ждет литературная слава. Только она еще не догадывается, что тьма совсем не литературного толка уже совсем рядом. Британский баронет Томас Шарп из обветшавшего, но знатного рода приехал в город просить у местной буржуазии вложений в свой проект — футуристическую машину-глинокопалку для разработки карьера в собственном поместье. Однако он встречает противодействие со стороны отца Эдит, промышленника новой формации, который титулованному проходимцу с порога сурово заявляет: "В Америке ценится труд, так мы и построили эту страну". Но у сэра Шарпа находится запасной вариант — сердце наивной мечтательницы-романистки Эдит. Каждое его слово падает на благодатную почву, эта baby-doll быстро забывает своего друга детства, по уши влюбленного в нее красивого врача Алана Макмайкла. Таинственный Шарп — идеальный герой ее романа, но бонусом к нему идет немногословная сестра Люсиль, единственное очевидное достоинство которой — виртуозная игра на рояле. У этой парочки, выглядящей как кот Базилио и лиса Алиса, полно секретов, но ни они, ни страшная внезапная смерть отца не останавливают Эдит, и британская аристократия женится на американских деньгах. Молодожены едут в одинокий замок Аллердейл-холл, где тайны лежат на границе огней. "Багровый пик" — так его прозвали местные жители благодаря странному явлению: зимой снег из-за проступающей глины обретает цвет крови.

Гильермо дель Торо создал щедрый на визуальные красоты готический кинороман, наследующий эстетику его картин "Лабиринт Фавна" и "Хребет дьявола". Когда режиссеру было четырнадцать, он увидел экранизацию "Грозового перевала" Уильяма Уайлера. С тех пор таинственные пустоши, проклятия рода, призраки и свободолюбивые молодые девушки его слабость. Помимо изобилия литературных аллюзий (Диккенс, Дафна дю Морье, Э. Т. А. Гофман, Алан По и даже Зигмунд Фрейд), дель Торо решил поиграть и с жанром. Хоррором назвать эту картину можно лишь с натяжкой, куда страшнее мистической и когтистой эктоплазмы здесь выступают порождения человеческой души, одержимой жаждой любви, которая и рождает чудовищ. В фильме про то, что женщины опаснее и сильнее мужчин, сплелись итальянские джалло Дарио Ардженто и гран-гиньоль, зато ближе к финалу режиссер, видимо не вытерпев серьезной мины, уходит на территорию развеселого трэша в духе своего американского сородича Роберта Родригеса.

Перед съемками дель Торо раздал по десять страниц каждому актеру с подробно проработанной историей — вплоть до предпочтений их героев в еде и знака зодиака. Однако Миа Васиковска, сыгравшая Эдит, справилась бы и без этого. Картины "Джейн Эйр" и "Алиса в Стране чудес" сполна научили ее викторианской выправке, ее персонаж взрослеет на глазах и из инфантильной дурочки превращается в сильную женщину, способную постоять за себя. Джессика Честейн же в роли ее золовки барахтается играть инфернальную роковую красотку с двойным дном, но у нее это выходит слишком уж плакатно и неловко. Зато Том Хиддлстон с плаксивым выражением лица, как у нашкодившего мопса, идеально перекочевал из роли Адама в вампирской драме "Выживут только любовники" в образ меланхоличного Шарпа, своей высокомерностью напоминающего классического мистера Дарси. Но настоящая достопримечательность этой картины — дом, населенный приведениями, он настолько по-декадентски красив, что просто забываешь бояться. Обстановка ветшающего Аллердейл-холла с сине-зелеными балдахинами, дырявой крышей, с которой сказочно падает снег прямо в гостиную, пылающим, но не греющим камином, загадочным многодверьем и страшным подвалом-шахтой, создана с каким-то жутким обожанием. Рисунок на тканях, керамика в ванной, канделябры — вот уж точно, дьявол в деталях. И в преддверии Хэллоуина — лучшего занятия, чем рассматривать все это великолепие, не найти.

Комментарии
Профиль пользователя