Коротко


Подробно

23

Фото: ARTCURIAL

Спящие красавицы

Или сокровища гаражного хранения

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 64

Иван Баранцев, фото Artcurial

Реставрационные технологии достигли таких высот, что уже никого не удивляет, скажем, Mercedes-Benz SSK 1928 года, целиком изготовленный заново. Антикварный рынок заполнили многочисленные реплики и фальшивки - если они раньше вызывали скандал, то теперь мимо них все проходят равнодушно. Обладание таким "старинным автомобилем" - всего лишь вопрос денег, что, согласитесь, слишком мелко для настоящих коллекционеров.


То, что можно в любой момент купить за деньги, никто из них не собирает. Коллекционеры охотятся за тем, чего нет ни у кого, - автомобилями в аутентичном, нетронутом состоянии. Чтобы или сохранить его в том виде, в котором нашли, или же отреставрировать в профессиональной мастерской и быть уверенными в том, что большинство оригинальных деталей будет сохранено. Поэтому так ценятся "барнфайнды" или "спящие красавицы".

Это когда автомобиль давным-давно поставили в гараж, владелец умер, а наследники то ли не знали про машину, то ли забыли, а ключи, как обычно, потеряли. И вот когда вскрывают старые гаражные ворота, то за ними обнаруживается автомобиль - покрытый толстым слоем пыли, весь в паутине, на спущенных колесах. Когда пыль с него смахнут, то под ней окажется что-то очень дорогое и редкое, тянущее по стоимости на сотни тысяч евро. Вот это и есть настоящий "барнфайнд".

Случается и так, что на одной площадке находятся сразу десятки машин. Последняя из таких находок - коллекция Роже Байона, ушедшая с молотка на аукционе Artcurial в феврале этого года. Французский промышленник и транспортный магнат разбогател в послевоенные годы на перевозках топлива и химической продукции: Байон покупал ненужные после войны грузовики и переделывал их в цистерны и рефрижераторы. Подлинной страстью его были старинные автомобили, которые он скупал везде, где только мог. К началу 70-х собрание Байона насчитывало более двух сотен машин, размещенных на территории его поместья в регионе Пуату-Шаран на западе Франции, где коллекционер хотел построить автомобильный музей. Этим планам помешало банкротство его компании - приставы арестовали половину коллекции, но вторую половину Байон надежно спрятал.

Нашли ее только в прошлом году, когда после смерти коллекционера его наследники пригласили специалистов из аукционного дома Artcurial оценить хранящиеся под наспех сколоченными навесами машины.

На проводившемся в рамках шоу Retromobile аукционе ценовые рекорды ставились один за другим. Молоточная цена нескольких лотов превысила отметку в миллион евро, почти все эстимейты увеличились в несколько раз. Удалось продать 65 автомобилей из ста - остальные оказались в настолько ужасном состоянии, что продаже уже и не подлежали. Сказались годы, проведенные под навесами, открытыми дождям, ветрам и снегу. Кстати, шесть автомобилей с торгов в Париже отправились в Россию - у нас тоже есть настоящие ценители "барнфайндов".


Габриель Вуазен был последним романтиком и работал за идею, а не ради денег. Созданные им кузова из алюминия отличались невообразимыми формами, выглядевшими диковато и эпатажно. Конечно же, они опережали время. И логичным итогом стало разорение, но романтический флер из 20-х до сих пор окутывает имя Вуазена. А переводится его фамилия очень просто: "сосед".

Фото: ARTCURIAL

В начале 20-х годов до кузовов в стиле ар-деко Габриэль Вуазен еще не дошел, поэтому на шасси Type C3 ставились обычные "коробки" лимузинов, ландоле и прочие варианты. Например, такие, как это купе с открытым шоферским местом из каталога 1923 года. Какой кузов стоял на шасси с номером 1100, пока остается неизвестным.

Фото: ARTCURIAL

Правое расположение руля типично для французских машин тех лет - на левую сторону он окончательно переедет только к началу 50-х годов. Под кнопкой сигнала на рулевой колонке видны рычажки регулировки опережения зажигания и дроссельной заслонки карбюратора - своеобразный ручной газ.

Фото: ARTCURIAL

Модель С3 трудно назвать редкой: с 1922 по 1927 год Габриэль Вуазен изготовил более 1700 шасси. Несмотря на такую массовость, на Voisin Type C3 остановили свой выбор президент французской республики Гастон Думерг, наследный принц Японии Хирохито, американский киноактер Рудольф Валентино, а также банкиры, промышленники, коммерсанты и все те, кто мог позволить себе дорогой и неординарный автомобиль. В коллекцию Байона попал экземпляр с красивым номером шасси - 1100, а точнее, то, что от него осталось: шасси, мотор, коробка передач, радиатор, капот и крылья. Мотор, кстати, системы Найта с гильзами вместо привычных клапанов в системе газораспределения, работающий тихо и плавно. Объем четырех цилиндров составляет четыре литра - вполне прилично для 20-х годов. На торгах за останки некогда лучшего французского автомобиля неизвестный покупатель отдал €52 448.


Элен Керби владела машиной с 1960 по 1963 год. Потом хозяином Facel Vega числился некий месье Фонтана из Нейи-сюр-Сен, а в декабре 1964 года автомобиль стал собственностью семьи Байона, где и оставался до января нынешнего года, пока не ушел с торгов на аукционе Artcurial. Машина сохранила родную окраску Tudor Gray и обивку салона из кожи черного цвета.

Фото: ARTCURIAL

Название Facel расшифровывается как Forges et Ateliers de Construction d'Eure et Loire - это крупное металлургическое предприятие, основанное Жаном Данино в 1938 году. С 1954 года начался и выпуск автомобилей Facel Vega с использованием американских узлов. "Вегой" - в честь звезды - назвали самую первую модель, представленную под слоганом "Для тех немногих, кто владеет лучшими".

Фото: ARTCURIAL

Модель Excellence производилась с 1958 по 1964 год, а всего собрали 156 экземпляров. Штучная сборка объяснялась баснословной ценой - немногие могли позволить себе седан стоимостью, эквивалентной четырем Citroen DS. Ценник мог и возрасти при установке дополнительного оборудования: усилителей рулевого управления и тормозной системы, кондиционера и электростеклоподъемников.

Фото: ARTCURIAL

Споры о том, являлся ли Владимир Кириллович Романов законным главой Российского императорского дома в изгнании, не утихают до сих пор. Многие из Романовых не приняли его брака с Леонидой Георгиевной Керби, урожденной Багратион-Мухранской: та состояла в разводе, что считалось недопустимым, да и ее род не был царским, поэтому конкуренты в борьбе за престол называют их союз морганатическим. Казалось бы, причем тут Facel Vega из коллекции Байона? А принадлежала она когда-то Элен Керби - дочери Леониды Георгиевны от первого брака с американцем Самнером Муром Керби. Когда в 1960 году Элен стала владелицей машины, ей было всего 25. К тому времени в семье Владимира Кирилловича подрастала и другая дочка - Мария, называющая себя великой княгиней и государыней. Так что получается, что с торгов продали автомобиль сводной сестры нынешней российской императрицы. И всего-то за €139 200.


Купе получило регистрационные номера 8-RS 3 - с ними автомобиль можно видеть на нескольких снимках в Булонском лесу с позирующей рядом моделью. Кузов Саутчик первоначально покрасил в синий цвет, но для участия в брюссельском салоне 1951 года окраску сменили на контрастную двухцветную. Кто в итоге стал первым владельцем машины, так до сих пор и неизвестно.

Фото: ARTCURIAL

Шасси с номером 110109 стало одним из 29 экземпляров модели Т26 с короткой базой и одним из шести фастбэк-купе, построенных Саутчиком. Причем первые два из шести купе сделали с заниженной крышей, а на остальных четырех ее повысили из-за недостаточного пространства в салоне. И только лишь купе на шасси 110109 получило характерные "капли" по бокам капота.

Фото: ARTCURIAL

Лот N46 поставил рекорд на торгах - аукционист третий раз ударил молотком, когда цена остановилась на отметке €1 702 000. При том что среди всех автомобилей из коллекции Байона этот Talbot Lago выглядел чуть ли не хуже всех: прогнивший до сквозных дыр, с вмятой крышей и перевязанный веревками. В этой кучке ржавого железа с трудом угадывался шедевр прославленного кузовщика Жака Саутчика, изготовленный им в 1949 году и блиставший на автомобильных салонах в Женеве, Брюсселе и Лондоне. Ни на одном из них машину продать так и не удалось, и она каждый раз возвращалась обратно в Париж. Историки и поклонники марки Talbot считали купе утраченным - до проведения аукциона о его местонахождении никто не догадывался. Сам Роже Байон утверждал, что нашел автомобиль примерно в 1980 году на юге Франции уже изрядно проржавевшим и битым в заднюю часть.

Автомобили под маркой Talbot-Lago выпускались с 1935 по 1959 год. Модель T26 получила двигатель мощностью от 170 до 195 л.с., обеспечивавший небывалую для послевоенного времени скорость за 200 км/ч. Модификация Т26 Grand Sport делалась исключительно в виде шасси, а кузова строились специализированными ателье, такими как Saoutchik, Franay, Oblin и Figoni et Falaschi.

Фото: ARTCURIAL


Две буквы S по бокам круга с инициалами PL означают sans soupapes, то есть "без клапанов". Под капотом Panhard et Levassor Dynamic 130 стоял шестицилиндровый мотор системы Найта с гильзовым газораспределением объемом 2,5 л и мощностью 65 л. с., доставшийся в наследство от предыдущей модели.

Фото: ARTCURIAL

Купе из коллекции Байона оказалось настоящим раритетом. Только лишь 25 экземпляров модели Dynamic 130 построили с таким кузовом в первые два года производства. В итоге на торгах за автомобиль предложили €56 024. Индекс модели 130, обозначавший максимальную скорость, в 1938 году изменили на X76. Полный тираж модели Dynamic с 1936 по 1940 год составил 2742 экземпляра.

Фото: ARTCURIAL

Прорывным оказался не только дизайн, но и технологии производства. Впервые среди французских автомобилей класса люкс кузов стал цельнометаллическим и несущим, в то время как остальные по-прежнему отдавали предпочтение традиционной раме и мастерам из кузовных ателье, сооружавших кабриолеты и лимузины с использованием деревянного каркаса и стальной обшивки.

Фото: ARTCURIAL

Купе принято считать двухместной машиной, но на переднем диване этого автомобиля могли без стеснения уместиться три человека: два пассажира по бокам и водитель посередине - руль у него располагался по центру. На этом оригинальность модели Dynamic не заканчивалась. Художник Луи Бионье сделал лобовое стекло трехчастным, предусмотрел каплевидные решетки на фарах, умеренно украсил кузов хромированным декором, а еще закрыл щитками не только задние колеса, но и передние. Автомобиль получился громоздким, лишенным столь любимого французами изящества и грациозности, но в 1936 году он выглядел настолько футуристично, что нашел и своих покупателей, даже несмотря на то, что стоил как три Renault, эквивалентных по мощности и размеру. Правда, многим из обладателей модели Dynamic центральный руль не пришелся по вкусу, и в 1939 году рулевая колонка переехала на левую сторону.


С 1953 года Singer SM Roadster получил два карбюратора вместо одного - это увеличило мощность с 48 до 58 л. с., а скорость теперь составляла 130 км/ч. Разгон до "сотни" занимал 20 секунд. Передняя подвеска была независимой со стабилизатором, а привод тормозов комбинированным - гидравлическим и механическим.

Фото: ARTCURIAL

Singer SM Roadster делали с 1951 по 1955 год. Презентовали модель в октябре 1951 года на Парижском автосалоне - это была экспортная модификация обычного родстера, но с мотором объемом 1,5 л от седана Singer SM1500. На внутреннем рынке максимально возможный объем мотора у родстера составлял только 1,2 л.

Фото: ARTCURIAL

Марка не имеет никакого отношения к швейным машинкам американца Айзека Зингера, так как компания Singer Motors Limited была основана в британском Ковентри в 1874 году и начинала с производства велосипедов. Потом к ним добавились мотоциклы и автомобили - в основном небольших размеров и по доступной цене. Настоящим бестселлером фирмы стал Singer Roadster, выпускавшийся с 1939 по 1955 год, составивший конкуренцию другому британскому хиту - родстерам MG. Экземпляр, попавший к Роже Байону, накатал всего 58 227 км, прежде чем навсегда встал на прикол в его поместье. Именно километров, так как исполнение экспортное - не только с разметкой спидометра в километрах, но и с левым рулем. Ушел с торгов за €10 728, пополнив коллекцию российской компании "Камышмаш", купившей шесть автомобилей на распродаже коллекции Байона - примерно десятую часть от всего количества лотов.

Экспорт родстеров Singer не задался. Особенно провальным он стал в США, где машину не приняли из-за его откровенной некрасивости и тихоходности. Не помогла и реклама с участием Мэрилин Монро, позировавшей в красном платье на фоне красного Singer SM Roadster. Нераспроданные в Америке родстеры пришлось отправить в Австралию.

Фото: ARTCURIAL


Модель стала "коллективным продуктом" всех входивших в концерн Auto Union фирм: принципы конструкции переднего привода имели много общего с DKW, рядный шестицилиндровый мотор был копией двигателя Wanderer, производство находилось на заводе Horch в Цвиккау, а сам готовый автомобиль носил марку Audi. Мотор, кстати, разрабатывал не кто-нибудь, а сам Фердинанд Порше.

Фото: ARTCURIAL

Audi Front существовала в двух модификациях. Самая первая с индексом UW выпускалась с 1932 по 1935 год - всего сделали 1817 машин. Ей на смену пришла Audi Front 225 с более мощным мотором в 55 л. с. вместо 40. Производство 225-й прекратилось в мае 1938 года на отметке 2586 экземпляров. Затем фирма Audi вернулась к привычному приводу на задние колеса.

Фото: ARTCURIAL

Кабриолет можно назвать редкой версией Audi Front. В производственной программе преобладали закрытые кузова, поставлявшиеся берлинским предприятием Ambi Budd. Открытые кузова небольшими партиями делало дрезденское кузовное ателье Glaser - его шильда с изображением портшеза сохранилась на правой стороне кузова.

Фото: ARTCURIAL

В 1932 году четыре немецкие марки: DKW, Wanderer, Audi и Horch - обрели единую крышу под названием Auto Union - его эмблема из четырех переплетенных колец сохранилась до сих пор, только без надписи. Этими четырьмя марками концерн охватил все сегменты рынка: DKW выпускала переднеприводные малолитражки, Wanderer делал машины для среднего класса, Horch производил люксовые автомобили, а Audi - одну-единственную модель, но с приводом на передние колеса. В том же году появилась и модель Audi Front - самый мощный немецкий переднеприводный автомобиль своего времени. Количество сохранившихся экземпляров не так велико, а некоторые и вовсе переделаны под задний привод. Машина Роже Байона - одна из немногих, сохранивших свое оригинальное состояние. Коллекционер приобрел кабриолет у некоего Сержа Поцоли в 1967 году вместе с другими автомобилями. На торгах Audi Front ушла за €57 216.


Под капотом Citroen Type C располагался четырехцилиндровый моторчик объемом 856 куб. см и мощностью 11 л. с., оснащенный карбюратором Solex и зажиганием от магнето. Электрический стартер был стандартным оборудованием, что делало Type C удобным для женщин-водителей. Максимальная скорость составляла 60 км/ч, а расход топлива - 5 л на 100 км.

Фото: ARTCURIAL

В начале

Базовый вариант выпускался только с открытыми кузовами, прозванными Petit Citron или "маленький лимон" из-за того, что первоначально они окрашивались преимущественно в желтый цвет. Трехместный вариант с дополнительным сиденьем сзади получил прозвище Trefle или "клеверный лист". От этого же слова произошло и название карточной масти треф.

Фото: ARTCURIAL

Одна из первых моделей Андре Ситроена, выпуск которой начался в 1922 году и закончился в 1925-м. За три года ворота фабрики на набережной Жавель покинули свыше 80 000 Type С. Даже сегодня найти такой автомобиль в отличном состоянии и после профессиональной реставрации не составит большого труда, а его цена вряд ли превысит €15 000. Однако, Citroen Type C, принадлежавший Роже Байону, продали на аукционе за €23 840. Когда и как к нему попал Type C с номером шасси 36091 - неизвестно. Спереди осталась краска от номерного знака 829 AV 79, который говорит нам о регистрации машины в департаменте Де-Севр региона Пуату-Шаранта, по соседству с поместьем Байона. В описании лота указывалось, что предлагаемый автомобиль полностью комплектен и является хорошей основой для реставрационного проекта, но вряд ли стоит портить такой артефакт, как будто бы застывший во времени.

Комментарии
Профиль пользователя