Коротко


Подробно

История: 1991-2000

 
       История черной металлургии в стране как нельзя лучше отражает становление в России капитализма. Работали себе по заданию Госплана семь металлургических комбинатов-гигантов, разбросанных по России от Череповца до Свердловска, и не было у них акционеров, а были только директора. Началась приватизация, стали комбинаты искать себе акционеров, да так до сих пор и не могут остановиться.
       
1991 год
       Из Казахстана в Москву на должность министра металлургии СССР переведен гендиректор Карагандинского меткомбината Олег Сосковец. С собой из Караганды он берет своего заместителя Владимира Лисина.
       В июне 1991 года 400 предприятий металлургического комплекса СССР организуют ЗАО "Биржа металлов". Первоначальные вложения в нее стали стартовым капиталом для многих нынешних трейдерских структур.
 
       Август 1991 года. Маклер Российской товарно-сырьевой биржи Михаил Живило и его брат создают ЗАО "Металлургическая инвестиционная компания" (МИКОМ). Поговаривают, что за братьями Живило стоит их отец — крупный чиновник Минметаллургии, а сам МИКОМ должен прокачать через себя западные кредиты на реконструкцию предприятий отрасли.
       На базе Министерства металлургии СССР основывается Корпорация производителей черных металлов ("Росчермет"). Олег Сосковец пытается подтолкнуть отрасль к развитию по "китайской модели" — созданию монопольной госкомпании. 31 декабря министерство расформировывают, а Сосковец уезжает в Казахстан, где его ждет кресло первого вице-премьера.
       
1992 год
       Приватизация в отрасли начинается продажей 34,3% акций Салдинского металлургического завода (Свердловская область), самого старого предприятия отрасли.
 
       Выпускник Академии народного хозяйства Владимир Лисин становится вице-президентом офшорной компании Trans-CIS Commodities Ltd. Начинается процесс построения металлургической империи Trans World Group (TWG), в которой Лисин до 1997 года будет управляющим российскими делами.
       27 марта 1992 года бывший министр черной металлургии СССР Серафим Колпаков создает Международный союз металлургов.
       Глава Орско-Халиловского меткомбината (НОСТА) Павел Гуркалов в июне просит своего молодого заместителя Юрия Гринина создать в Кельне дочернюю трейдинговую компанию — Nosta Metallhandels. Через восемь лет эта нехитрая операция будет стоить Гринину жизни.
       В конце лета Олег Сосковец умудряется поссориться с реформаторами не только в РФ, но и в Казахстане — он лишается поста вице-премьера и возвращается в Москву.
       
1993 год
       В феврале разгорается первый приватизационный скандал в отрасли. Трудовой коллектив Челябинского меткомбината ("Мечел") обвиняет руководство в незаконной попытке скупить контрольный пакет акций предприятия через АО "Томет". Гендиректор "Мечела" Рафшат Максутов вынужден уволиться.
       Вице-премьер Георгий Хижа на совещании в правительстве в марте предлагает создавать вертикально интегрированные холдинги из производителей угля и стали. В правительстве появляется проект концерна "Металл-Уголь" — монополии в масштабах СНГ. Кто стоит за проектом Хижи, не ясно, поэтому металлургическое лобби проект на всякий случай топит — вместе с Хижой, который скоро уходит в отставку.
       Правительство Егора Гайдара начинает полномасштабную приватизацию в металлургии. В мае на аукцион выставлены 35% акций Западно-Сибирского металлургического комбината ("Запсиб") и 27% акций Нижнетагильского меткомбината (НТМК), в ноябре — 35% акций Кузнецкого меткомбината (КМК).
       По инициативе Сосковца летом 1993 года создается банк "Металлоинвест". Его цель — отобрать у группы МЕНАТЕП бизнес по расшивке неплатежей в металлургии с помощью госкредитов. Банк будет переходить из рук в руки, пока контроль над ним не установит "Российский кредит".
       
1994 год
       Первое крупное столкновение главы Госкомимущества Анатолия Чубайса и Олега Сосковца. В феврале руководитель ГКИ своим распоряжением меняет схему приватизации Магнитки и блокирует выход указа о выделении инвесткредитов и экспортных льгот приватизируемому предприятию.
       В марте на всероссийский чековый аукцион выставлены акции Череповецкого металлургического комбината ("Северстали"). Финансовый директор "Северстали" Алексей Мордашов по просьбе гендиректора Юрия Липухина организует фирму "Северсталь-инвест" для скупки акций комбината.
 
       Появляются слухи о расколе внутри трейдинговой группы TWG, связанные с именем предпринимателя Льва Черного. Версии самые невероятные — от увольнения господина Черного из TWG до выхода из группы иностранных акционеров. Именно в это время формируется пул менеджеров, которые будут определять политику TWG в России и в мире на протяжении ближайших пяти лет.
       Не имеющие выхода на экспортные рынки горно-обогатительные комбинаты впервые заявляют о своих правах на долю в прибылях металлургии. Председатель совета директоров АО "Карельский окатыш" Сергей Сюньков объявляет о подготовке картельного соглашения между Ковдорским, Костомукшским и Оленегорским ГОКами. Результат этого выступления парадоксален: начинается передел собственности на ГОКах, крупные активы удается сконцентрировать Борису Иванишвили и его группе "Российский кредит", а бунт трех ГОКов через год подавлен "Северсталью".
       В августе 1994 года неизвестные структуры через банк CSFB приобретают 17% акций Новолипецкого меткомбината (НЛМК). За пакет акций инвесторы отдали $1 млн. Местные власти и управляющая комбинатом TWG требуют аннулировать сделку. Таинственный инвестор (через год станет известно, что это группа "Интеррос" Владимира Потанина и фонд "Спутник" Бориса Йордана) себя никак не проявляет. Войне на НЛМК предстоит вызревать еще два года.
       Зимой 1994 года вице-премьер Олег Сосковец достигает вершины своей карьеры. Накануне Нового года Борис Ельцин говорит, обращаясь к сотрудникам аппарата: "Сосковец — мой преемник". Тогда президент не шутил.
       
1995 год
       В апреле РАО "ЕЭС России" начинает масштабную акцию против Магнитки — пытается создать клуб кредиторов компании, задолжавшей более 500 млрд руб. Магнитка отказывается гасить векселя, но против РАО выступают банки — Инкомбанк, Тверьуниверсалбанк и Токобанк, заинтересованные в увеличении вексельного оборота на предприятии.
       Скандал в АО "Мечел". Крупнейший акционер — ЧИФ "Социальная защита населения Челябинской области" — консолидировал 50% акций "Мечела" и на акционерном собрании сместил гендиректора Владимира Прокудина, назначив вместо него и. о. Виктора Череднякова. Прокудин итоги собрания не признал, и год "Мечел" проведет в войне двух гендиректоров.
       7 апреля консорциум крупнейших российских банков представил правительству предложение провести залоговые аукционы по госпакетам акций промышленных предприятий.
       В мае Северский трубный завод (СТЗ) первым в стране — и до сих пор единственным среди предприятий металлургии России — выпускает ADR на блокирующий пакет акций. Размывание акций среди иностранцев не спасло менеджеров предприятия от смены владельца — спустя несколько лет "Группа МДМ" нашла ADR за границей и скупила их.
       2 июня банки отправляют в правительство список акций, интересующих их на залоговых аукционах. Из предприятий черной металлургии в нем Магнитка, "Мечел", "Северсталь", НЛМК, "Запсиб", НТМК, Оскольский электрометаллургический комбинат (ОЭМК). Директора большинства этих предприятий требует через Сосковца исключить их из списка.
       Конфликт Анатолия Чубайса и Олега Сосковца набирает обороты. Сосковца не оставляет желание объединить все неприватизированные пакеты акций меткомбинатов в госхолдинг, Чубайс настаивает на их продаже. Интересы чиновников опять пересекаются на Магнитке. Ее акции есть и в списке предприятий, выносимых на залоговый аукцион, и в списке на денежный аукцион ГКИ, и в "списке Сосковца". Тогда же аннулируются результаты аукциона по госпакету акций Магнитки, на котором победила TWG. После переигровки 30% акций достаются ФПГ "Магнитогорская сталь", которой руководит Рашид Шарипов.
       25 сентября опубликован список предприятий, выставляемых на залоговые аукционы. В нем НЛМК, ОЭМК, "Запсиб", НОСТА, "Мечел". В тот же день Олег Сосковец вылетает в Сочи к Борису Ельцину и возвращается к вечеру в Москву с указом о создании АО "Российская металлургия". В его составе Магнитка, "Северсталь" и НЛМК. Появление этого указа — открытый вызов Чубайсу. Но ГКИ выиграет эту войну, а "Российская металлургия" останется только на бумаге.
       В октябре 1995 года ГКИ выставляет на денежный аукцион 15-процентный госпакет "Северстали" и отдает оставшиеся 5% госсобственности трудовому коллективу. Глава и владелец компании "Северсталь-инвест" Алексей Мордашов пока ведет себя мирно — торгует автомобилями, разводит рыбу в рыбохозяйстве, понемногу сбывает металл "Северстали". Но уже ничто не мешает отправить Юрия Липухина в отставку: на деле контрольный пакет акций "Северстали" находится у "Северсталь-инвеста", принадлежащего Мордашову.
       В начале ноября кризис неплатежей в отрасли доводит ряд металлургических предприятий до полной остановки. Стоят Коршуновский и Михайловский ГОКи, не работают из-за дефицита оборотных средств "Запсиб" и Магнитка, из-за отсутствия угля останавливаются коксовые батареи на "Мечеле" и НОСТА. По сути, банкротами являются все чернометаллургические предприятия страны.
       17 ноября в Москве проходит первый залоговый аукцион. "Запсиб", выставленный на торги, не привлекает ничьего внимания. "Роскред" не только отстранили от аукциона по "Норникелю", но и с треском прокатили с пакетом "Мечела", который выкупил менеджмент комбината. 15% акций НЛМК берет в залог группа Владимира Потанина.
       РФФИ, выставляя в декабре на продажу госпакет НОСТА (12,7% акций), завершает первую в стране приватизацию металлургического предприятия.
       Генеральный директор "Запсиба" Борис Кустов в декабре пишет письмо в правительство, требуя девальвации рубля, льготных госкредитов и введения госрегулирования цен на руду. В противном случае он грозит остановить комбинат. Губернатор Кислюк в ответ обещает "посадить Кустова за вредительство". Через месяц директор уходит в отставку.
       
1996 год
 
       8 февраля о своих интересах к металлургии заявляет Столичный банк сбережений. Банку Александра Смоленского удается взять в немецком Commerzbank кредит в $1 млрд на "техническое перевооружение металлургических предприятий Челябинской области" (читай — "Мечела" и Магнитки).
 
Проект активно лоббируется замглавы администрации Челябинской области Виктором Христенко. Впрочем, ни "Мечел", ни Магнитка денег Commerzbank так и не увидят.
       16 февраля группа МИКОМ впервые показывает себя в деле. При поддержке МИКОМа бывший гендиректор КМК Николай Фомин захватывает здание заводоуправления и не пускает на работу его руководителя Евгения Браунштейна. Ноу-хау с захватом предприятия судебными приставами применено в стране впервые. Правда, первый блин оказался комом. При поддержке губернатора Михаила Кислюка директор Фомин изгнан с КМК, а фирму МИКОМа "Гермес-металл-инвест" отгоняют от комбината допэмиссией в 1000% от уставного капитала. Любопытная подробность: интересы МИКОМа пытался лоббировать председатель областного законодательного собрания Аман Тулеев.
       В мае собрание акционеров "Северстали" избирает гендиректором Алексея Мордашова. Юрий Липухин шел на собрание, не подозревая о предстоящей отставке: Мордашова он считал своим преданным соратником.
       4 июня представители Токобанка, Лебединского ГОКа и трейдинговой компании "Стилтексхолдинг" подписали соглашение о создании холдинга "Токостил". "Токо" при поддержке главы "Стилтексхолдинга" Владимира Савельева пытается поддержать главу ГОКа Владимира Калашникова, ведущего войну с крупнейшим акционером — "Российским кредитом". "Токо" разорится в 1997 году, тогда же будет уволен Калашников.
       20 июня Олег Сосковец вместе с Александром Коржаковым и Михаилом Барсуковым отправлен в отставку.
       В июле московский Кредобанк заявляет о намерении обанкротить "Запсиб", который должен ему 400 млрд. руб. Кредит был взят еще в 1994 году директором Кустовым, арест счетов сбытовых подразделений "Запсиба" банку ничего не дал. Глава Кредобанка Юрий Агапов добился у Бориса Ельцина указа о господдержке предприятия, но он так и не был реализован. Злополучный кредит превратит в банкрота и "Запсиб", и Кредобанк.
       Группа "Альфа", перекупив долги Кредобанка, пытается в июне ввести на "Запсибе" процедуру банкротства, пока неудачно — комбинат получает отсрочку.
       В декабре глава Glencore Вилли Штротхотте провел переговоры с руководством немецкого Hoesch-Krupp о продаже части производств "Мечела". Гендиректор комбината Игорь Топорищев выступает против, и сделка, первая и последняя попытка западных металлургов внедриться на российский рынок, проваливается.
       
1997 год
       В феврале губернатор Курской области Александр Руцкой начинает атаку на Михайловский ГОК, контролируемый "Российским кредитом" и его холдингом "Металлоинвест". По информации Ъ, губернатор готовит смену акционеров через банкротство. Конфликт удается погасить. Сейчас Руцкой — союзник "Металлоинвеста" в нелегких переговорах с новым губернатором-коммунистом.
       В марте МИКОМ добивается в суде отмены допэмиссии акций КМК от июня 1996 года. Борьбу МИКОМа с КМК возглавляет юрист Дамир Гареев.
       4 марта руководство НЛМК объявило о намерении выкупить 40% акций у своего акционера TWG. TWG понимает, что не пускать ОНЭКСИМ, владеющий почти контрольным пакетом акций, на НЛМК долго не удастся. Владимир Лисин остается на НЛМК один на один с Владимиром Потаниным — шансы его на первый взгляд невелики.
       24 июня кемеровский арбитраж ввел на "Запсибе" внешнее управление. Альфа-банк ждет удар: вместо сотрудника "Альфа-групп" Бориса Кабака управляющим суд назначил сотрудника Кузбасспромбанка Андрея Воронина. Господа Кабак и Воронин будут непрерывно пытаться сместить друг друга через суд, пока "Альфа" не уйдет с завода.
       3 июля в Москве совершено покушение на вице-губернатора Кемеровской области Дмитрия Чиракадзе. Версий две: конфликт МИКОМа и менеджмента КМК и конфликт "Альфы" с "Запсибом" (господин Чиракадзе, ранее партнер Михаила Живило, был председателем совета кредиторов "Запсиба").
       В тот же день Инкомбанк при поддержке TWG уволил главу Магнитки Анатолия Старикова. Вместо него председатель совета директоров Магнитки Рашид Шарипов предложил назначить Виктора Рашникова. Господин Шарипов неоднократно пожалеет о своем предложении: Виктор Рашников инициирует через год возбуждение уголовного дела против Шарипова.
       Летом 1997 года предприниматель Павел Федулев приобрел крупный пакет акций Качканарского ГОКа. Он намерен перепродать его некоей фирме "Урал-Старт" (за ней стоит гендиректор ГОКа Джалол Хайдаров). 80% суммы перечисляются Федулеву, но тот акции не отдает и деньги не возвращает. Против Федулева возбуждается уголовное дело, его осуждают за мошенничество. Так возникает почва для "битвы за Качканарский ГОК" — самого громкого скандала десятилетия.
       24 ноября Борис Ельцин подписал указ о ликвидации АО "Российская металлургия".
       18 сентября Международный союз металлургов во главе с Серафимом Колпаковым проводит пресс-конференцию, на которой объявлено о новой конфигурации сил в российской металлургии — без TWG. Альянс называется "Союз-металл-ресурс", в него входят НЛМК (Владимир Лисин), Магнитка (Виктор Рашников и Рашид Шарипов), Красноярский алюминиевый завод (Анатолий Быков, Виктор Вексельберг и Геннадий Дружинин), "Сибалюминий" (Олег Дерипаска), "Уралэлектромедь" и Гайский ГОК (Искандер Махмудов). Союз потом покинут НЛМК и Магнитка, зато в него войдут "Запсиб", КМК, НТМК и остатки TWG во главе с Михаилом Черным, братом Льва Черного.
       
1998 год
       Управление на КМК берет в руки новая команда во главе с Геннадием Юниным. Новый губернатор Кемеровской области Аман Тулеев намеревается объединить "Запсиб" и КМК.
       В середине июля группа МИКОМ банкротит КМК и направляет туда временного наблюдающего Сергея Кузнецова. В карьере Михаила Живило это пиковый момент: группа богата настолько, чтобы купить на рынке около 5% акций Сбербанка и сделать руководителя МИКОМа членом совета директоров банка.
       В начале августа Владимир Лисин объявил о том, что группа TWG продает свой пакет акций НЛМК. Если бы не кризис, разразившийся тремя неделями позже, пакет в сентябре купил бы сам Лисин: об этом существовала договоренность с главой TWG Дэвидом Рубеном. Но контрольный пакет акций Лисину продаст группа "Ренессанс" (Борис Йордан как раз разделил свой бизнес с Владимиром Потаниным), а пакет TWG достается "Норникелю" и "Интерросу", то есть Потанину.
       14 августа Борис Кабак в последний раз отстранен от руководства "Запсибом". Его кресло занял Игорь Фролов из Кузбасспромбанка.
       В начале сентября "Российский кредит" продал 46% акций Лебединского ГОКа структуре, дружественной ОЭМК,— швейцарской Nacosta AG. Nacosta AG теперь владеет 50,01%, ОЭМК — 41%.
       В октябре 1998 года правительство США начало антидемпинговый процесс против российских производителей горячекатаного проката. Пострадают Магнитка, НЛМК и "Северсталь", для которых рынок закрыт по сей день.
       
1999 год
       11 марта кемеровский арбитраж продлил срок внешнего управления на "Запсибе" на 8,5 лет и неожиданно сменил внешнего управляющего. Вместо Игоря Фролова, который планировал продавать имущество "Запсиба" на торгах, назначен Андрей Смольянинов, хороший знакомый Искандера Махмудова.
       В апреле введено внешнее управление на НТМК.
       26 апреля похищен бывший генеральный директор КМК Евгений Браунштейн (именно его в свое время сняла с поста группа МИКОМ). Кто и зачем пытал Браунштейна, сбежавшего от похитителей через несколько дней, неизвестно.
       В августе Федеральная служба по делам о несостоятельности лишила лицензии внешнего управляющего КМК Сергея Кузнецова. В отношении руководства КМК прокуратурой Новокузнецка возбуждены уголовные дела. Утверждается, что МИКОМ выводил из КМК деньги. Михаил Живило и Аман Тулеев становятся врагами.
       Группе Glencore надоело сотрудничать с главой "Мечела" Игорем Топорищевым, не желающим в ущерб социальным программам увеличивать рентабельность предприятия. Гендиректор в октябре ушел в отставку, его сменил Алексей Иванушкин, руководитель московского подразделения Glencore.
       Некое всероссийское совещание в Нижнем Тагиле (в составе — депутаты Госдумы и академики РАН) рекомендует "Газпрому" и правительству подумать насчет создания на НТМК стана по производству труб большого диаметра — стана-5000.
       Арбитражный суд Свердловской области утвердил с 26 ноября мировое соглашение между кредиторами НТМК и предприятием. На предприятии появляются люди из компании "Евразхолдинг" Александра Абрамова — они управляют НТМК до сих пор. Поговаривают, что предприятие просил себе у губернатора Эдуарда Росселя Искандер Махмудов, но господин Абрамов сумел отстоять свои интересы на заводе.
       Группу МИКОМ в декабре вытесняют из ЗАО "Черниговец", крупнейшего угольного разреза области, поставщика КМК и "Запсиба". После штурма "Черниговца" Михаил Живило продаст "Стилтексу" и Автобанку, контролирующему НОСТА, оставшиеся угольные активы и покинет черную металлургию.
       
2000 год
       28 января команда Искандера Махмудова захватывает Качканарский ГОК. Фактические владельцы ГОКа Дамир Гареев и Джалол Хайдаров, считающиеся партнерами Махмудова, обвиняются в том, что украли акции у их законных владельцев. Новым гендиректором ГОКа назначен гендиректор "Уралэлектромеди" Андрей Козицын. Это первая и последняя публичная акция "группы Махмудова", формально не имеющей никакого отношения к черной металлургии. Образ господина Махмудова, никогда не появляющегося на публике, мгновенно демонизируется — после Качканарского ГОКа ему приписывают интерес буквально ко всем предприятиям отрасли.
       В начале февраля британская компания Middlesex Holdings PLC и дочернее предприятие "Газпрома" ЗАО "Газпроминвестхолдинг" объявляют о создании системы электронной торговли сталью в интернете. Система не будет запущена, но на ближайший год идея сбыта металла по сети не оставляет российских металлургов.
       Первые плоды сотрудничества "Евразхолдинга" и Искандера Махмудова. В феврале внешним управляющим КМК стал Юрий Зверев, который сразу заявляет о грядущем слиянии КМК с другими предприятиями отрасли (читай — с холдингом господина Абрамова).
 
       18 марта "Группа МДМ" приобретает у "Роспрома" контрольный пакет Волжского трубного завода. В кресле гендиректора Виталия Садыкова, ставленника "Роспрома", сменил Иван Ли —
 
будущий руководитель Трубно-металлургической компании, одной из двух крупных групп на трубном рынке.
       13 апреля Павел Гуркалов на собрании акционеров уволен с поста гендиректора НОСТА. Гуркалова сняли акционеры — Автобанк и "Стилтекс", которым он мешал получить полный контроль над компанией. НОСТА возглавил один из менеджеров Автобанка Андрей Андреев, затем — бывший директор по производству "Северстали" Виктор Клочай.
       В середине апреля АО "Ижорские заводы", входящее в холдинг "Уралмаш-заводы" Кахи Бендукидзе, продало "Северстали" стан-5000 для производства заготовки труб большого диаметра. "Северсталь" выполнила угрозу делать трубы для "Газпрома" самостоятельно, а "Газпром" отказывается подписывать контракт по закупке труб на НТМК до сих пор.
       В мае группа "Интеррос" и "Норильский никель" покупают 34% акций НЛМК у группы TWG, не договорившейся с Владимиром Лисиным. "Интеррос" немедленно блокирует на акционерном собрании допэмиссию акций НЛМК. В ответ Владимир Лисин объявляет о продаже итальянской Merloni дочернего завода холодильников "Стинол". Бодание НЛМК с "Интерросом" продлится год — провести допэмиссию Владимир Потанин так и не позволит, зато согласится инвестировать в развитие НЛМК $200 млн банковскими кредитами.
       8 июня в Москве убит Юрий Гринин, глава Nosta Metallhandels. Через две недели Андрей Андреев заявит, что к концу 2000 года будет зарегистрирован холдинг "НОСТА--Автобанк--Стилтекс". Советником президента холдинга станет Павел Гуркалов.
       8 августа информагентства сообщают, что исчез Михаил Живило. Выяснили это сотрудники правоохранительных органов. Они хотели арестовать его за покушение на отравление Амана Тулеева (правда, ордер на арест будет выдан только через месяц). Вместо Живило арестовывают олимпийского чемпиона по биатлону Александра Тихонова и его брата — партнеров Живило. Сам Живило через некоторое время объявится в Париже, но местный суд "отравителя" посчитает "узником совести" и России не выдаст.
       23 августа "Альфа-Эко" и "Евразхолдинг" подписали в Московском арбитражном суде мировое соглашение о реструктуризации долга "Запсиба". По нему "Евразхолдинг" обязуется выплатить "Альфа-Эко" $110 млн и должен получить "Запсиб" под окончательный контроль. Таким образом, Александр Абрамов, еще год назад искавший союза с некрупным Качканарским ГОКом, контролирует теперь 40% российской черной металлургии.
       20 сентября "Группа МДМ" приобрела 36% акций Ковдорского ГОКа, поставщика "Северстали". "Северсталь" от "Группы МДМ" не пострадала: сбытовая политика ГОКа не поменялась.
       В конце сентября начинается война за СТЗ — консолидацией акций занимаются дочерний банк "ЛУКойла" "Петрокоммерц" и группа МАИР, крупнейший торговец черным ломом. Война за СТЗ закончится парадоксально — его приобретет "Группа МДМ" в январе 2001 года, создав из него и ВТЗ Трубно-металлургическую компанию.
       В октябре объявлено, что "Северсталь" приобрела 45% акций Ульяновского автозавода и почти все его долги. Начинается приход металлургов в автопромышленность.
       Владимир Путин 9 декабря летит в Магнитогорск на турнир Кубок президента по дзюдо. Турнир организует Магнитка. В перерывах между татами и горными лыжами "озабоченные рабочие" рассказывают Владимиру Путину, что "Махмудов и братья Черные останавливают меткомбинаты". Президент дипломатично отвечает: "Конкуренция — двигатель прогресса. Но проходить она будет в рамках закона". Это равнозначно охранной грамоте для Магнитки — уголовные дела против команды Рашникова закрываются. Кимоно, в котором Владимир Путин выходил бороться на татами, помещают в местный музей как святыню.
       В конце декабря появляется информация о создании группы "Русская сталь". Пресса утверждает, что Искандер Махмудов решился продолжить дело Олега Сосковца и TWG, слив все доступные меткомбинаты страны в единую структуру по образцу "Русского алюминия". Призрак "китайского пути" в последний раз тревожит отрасль.
       Позже Владимир Лисин неофициально расскажет, что "Русская сталь" и впрямь обсуждалась в кругах владельцев меткомбинатов, но дальше консультаций дело не пошло. Инициативная группа партнерства "Русская сталь" соберется еще один раз, но это произойдет уже в этом году.
ДМИТРИЙ БУТРИН

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение