Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ   |  купить фото

«Впервые за долгое время премия вручается автору в жанре нон-фикшн»

Шведская академия определилась с лауреатом Нобелевской премии по литературе за 2015 год

Белорусская писательница Светлана Алексиевич получила Нобелевскую премию по литературе. Об этом объявила в Стокгольме постоянный секретарь Шведской академии Сара Даниус. «За ее многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время», — прокомментировала госпожа Даниус решение Нобелевского комитета. Сумма каждой из Нобелевских премий в этом 2015 году составляет 8 млн шведских крон — $953 тыс. Литературный обозреватель, критик Константин Мильчин обсудил тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Петром Косенко.


— Насколько мы все знаем, госпожа Алексиевич уже не впервые номинируется на Нобелевскую премию. Хотя по уставу Нобелевского комитета не принято разглашать имена кандидатов на получение «Нобеля», тем не менее, ее имя уже неоднократно называлось, но ранее госпожа Алексиевич не становилась обладательницей Нобелевской премии. Вот все-таки теперь дошли и до нее. Эта формулировка — «памятник страданию и мужеству» — за что?

— Тут первично то, что впервые за долгое время премия вручается автору, который работает в жанре нон-фикшн, то есть не романисту. Книги Алексиевич — это такая большая журналистская работа, репортерская работа. И впервые за всю историю Нобелевской премии, ну, нет, не за всю, но за долгие годы она достается за работу человека, который на основании глубинных интервью делает документальный текст. Именно так надо, наверное, понимать слово «полифония», которое упомянуто было в вердикте Шведской академии.

— Известно также, что госпожа Алексиевич уже более 15 лет не живет в Белоруссии, гражданкой которой она является, и во многом это связано с ее политическими взглядами, она живет в Европе.

— Проще всегда объяснять вручение всех премий чьей-то политикой. В данном случае это не принципиально.

Но вообще любой писатель находится в той или иной степени в конфликте с обществом, частью общества, с властью, иначе он не писатель, это неинтересно, потому что интересно, только когда больно, когда не больно, неинтересно.



Но она известно гораздо больше за пределами Белоруссии, чем в Белоруссии. Она уважаемый европейский писатель. Часть работы писателя — это публичная презентация своих книг, где аудитория, там писатель и живет.

— Коллеги, кстати, мне сейчас подсказали, что госпожа Алексиевич, оказывается, в последние два года живет в Белоруссии именно.

— Наверное, в Белоруссии, но она ездит. Буквально несколько дней назад я ездил по Германии и специально ходил в книжные магазины, там действительно едва ли не в каждом книжном магазине на полке ее книжка, несколько книг стоит.

— То есть получается, что этот автор известен лучше не русскоязычной аудитории, а все-таки западной?

— Она русскоязычной аудитории известна еще с советского времени, она известный автор. Другое дело, что, конечно, это тот вариант истории, который адаптирован уже под перевод. Это абсолютно нормальная ситуация, но, скорее, она пишет уже под западного читателя. Что не хорошо и не плохо, просто реальность.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение