Коротко

Новости

Подробно

Фото: Chris Wattie / Reuters

Транстихоокеанская выгода

Соглашение об экономическом союзе еще предстоит «продать» в национальных парламентах

от

Подписание договора о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) стало одним из ключевых достижений президента США Барака Обамы. Тем не менее первый вариант соглашения еще должен пройти стадию ратификации в странах-подписантах. И здесь уже видны первые подводные камни. США и Малайзия занимают противоположные позиции по фармацевтическим патентам, а Японии предстоит выдержать натиск аграрного лобби. Вдобавок из соглашения оказались исключены важнейшие региональные экономики — Китай и Южная Корея. “Ъ” проанализировал реакцию прессы и официальных лиц стран региона на новый договор.


Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) обсуждалось более пяти лет и стало самым масштабным торговым проектом президента США Барака Обамы в рамках политики «поворота США в Азию». Двенадцать государств Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) договорились либерализовать внутреннюю торговлю и отменить часть пошлин. Тем не менее из договора оказались исключены крупнейшие экономики региона — Китай и Южная Корея. Полный текст договора пока не опубликован, но в государствах-участниках уже обсуждают, какое влияние новое соглашение окажет на их жизнь.

Американские средства массовой информации позитивно оценивают факт заключения соглашения, но подчеркивают, что ему предстоит пройти долгий путь ратификации в национальных парламентах 12 стран-участниц. The New York Times обращает внимание на то, что Бараку Обаме по данному вопросу будет легче получить поддержку противников-республиканцев, чем однопартийцев-демократов, многие из которых отнюдь не убеждены в выгоде соглашения для США. The Wall Street Journal в посвященной договору статье подчеркивает, что главными вопросами обсуждения в Конгрессе станет регулирование в рамках ТТП интеллектуальной собственности, экологических и трудовых стандартов. Фармацевтическое лобби США долгое время настаивало на эксклюзивных 12-летних патентах на новые разработки, но в финальный текст с высокой долей вероятности вошел вариант с пятью-шестью годами.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ по итогам подписания заявил в интервью национальным каналам, что «ТТП создает в АТР свободную, честную, открытую международную экономическую систему, члены которой привержены ценностям свободы, демократии, базовых прав человека и законности». «Стратегически было бы очень важно включить в будущем Китай в эту систему»,— также отметил он. В редакционной статье газеты The Japan Times подчеркивается, что во время выборов в 2012 году правящая Либерально-демократическая партия обещала выступить против ТТП, если там «не будет сделано исключений в отмене таможенных пошлин». Это особенно важно для пользующихся сильной поддержкой государства аграриев. В статье указано: в ходе переговоров господин Абэ сообщал, что в этой сфере удалось добиться определенных уступок.

Вьетнамская пресса в целом позитивно оценивает присоединение страны к блоку. Вице-председатель Центрального института экономического управления Во Чи Тхань в интервью порталу Tuo Tre News заявил, что заключение соглашения — «облегчение» для страны. «Соглашение подоспело как раз вовремя, когда Вьетнаму нужна мотивация для изменений в направлении устойчивого развития»,— отметил он. Соглашение принесет Вьетнаму дополнительно $67,9 млрд доходов от экспорта к 2025 году, а к 2050 году добавит к ВВП 10%.

Власти и пресса Малайзии оказались более осторожны в своих оценках. Министр торговли и промышленности Датук Сери Мустафа Мохаммед заверил сограждан, что без тщательного обсуждения в парламенте окончательное решение о вступлении принято не будет. «Для Малайзии будет длительный переходный период и дифференцированный подход к чувствительным секторам экономики»,— заявил он сразу после подписания. По его словам, соглашение поможет экспорту древесины, пальмового масла, каучука и химикатов. При этом он жестко выступил против предложенного США 12-летнего фармацевтического патента, отметив, что «население должно иметь доступ к дешевым лекарствам».

Китай, который не участвовал в переговорах по соглашению о ТТП, отреагировал на заключение договора достаточно сдержанно. Официальная газета Компартии Китая «Жэньминь Жибао» ограничилась кратким информационным сообщением. В министерстве торговли КНР выразили надежду, что «ТТП будет взаимно способствовать заключению других соглашений о свободной торговле в регионе и внесет вклад в развитие торговых связей в АТР». Медиахолдинг Sohu отметил, что, несмотря на неучастие в ТТП Китая, гонконгские фондовые индексы выросли благодаря новости на 1%. В материалах медиахолдинга Sina подчеркивается, что соглашение не предлагает ничего принципиально нового по сравнению с ВТО, и содержатся призывы не паниковать: будущее китайской экономики все равно лежит в развитии внутреннего потребления, а не во внешней торговле.

Вместе с тем, оппозиционная газета «Великая эпоха» в статье «Если у ТТП все получится, Китая окажется за воротами мировой экономики» указывает на то, что ТТП изначально создавался как «клуб без Китая». Участники партнерства, по словам авторов, не хотят «повторить ошибку принятия КНР во Всемирную торговую организацию», правила которой Китай якобы регулярно нарушает.

Южная Корея не вошла в число стран, подписавших договор, и это может негативно повлиять на ее экспорт, пишет The Korea Times. Министр финансов страны Чхвё Кён Хван уже заявил, что «страна будет стремиться присоединиться к соглашению в любом виде». Неназванный чиновник в интервью изданию заявил, что «страна может столкнуться с возросшей конкуренцией со стороны Японии», структура экспорта которой схожа с корейской. Впрочем, он также подчеркнул, что с десятью из 12 стран ТТП у Южной Кореи подписаны двусторонние договоры о либерализации торговли, так что значительных изменений ждать не стоит. Издание The Korea Herald подчеркивает, что вопрос вступления в ТПП для Кореи не только экономический, но и политический. «Это больше чем торговое соглашение, это база для создания нового мирового торгового порядка»,— цитирует издание сотрудника Корейского института международной экономической политики Ким Юн Гу.

Михаил Коростиков


Комментарии
Профиль пользователя