Коротко

Новости

Подробно

Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Ну, ты попалась, иди сюда»

Надежда Савченко рассказала суду, что она делала в батальоне «Айдар» и как попала в российский плен

от

Второе заседание по делу Надежды Савченко в Донецке Ростовской области было посвящено допросу самой подсудимой, которая изложила суду свою версию событий, произошедших 17 июня 2014 года, когда под Луганском погибли журналисты ВГТРК Антон Волошин и Игорь Корнелюк. В итоге госпожа Савченко разошлась с представителями гособвинения в том, что считать корректировкой огня.


На второе заседание суда в приграничный Донецк из Украины приехала мама обвиняемой Мария Савченко, в суд она пришла в майке с портретом дочери и рассказывала журналистам, что дважды писала письма российскому президенту России Владимиру Путину по поводу судьбы Надежды Савченко, но ответа ни разу не получила. Сестра подсудимой Вера Савченко, приезжавшая на первое заседание, присутствовать в суде больше не может до тех пор, пока не выступит на процессе в качестве свидетеля защиты.

Заседание началось с ходатайств защиты: сначала они попросили суд привлечь к допросу госпожи Савченко полиграфолога, поскольку она выразила желание давать показания при помощи детектора лжи. «Мои слова на первом заседании, видимо, были восприняты как шутка,— поддержала защитников подсудимая.— Я всерьез хочу давать показания на полиграфе, что покажет лживость обвинения». Представители гособвинения, впрочем, выступили против, отметив, что процедура подобного не предусматривает, и председательствующий судья Леонид Степаненко с ними согласился.

Следующий вопрос, вызвавший разногласия,— использование при допросе Надежды Савченко карт, фигурирующих в деле. Защита настаивала, что так судья нагляднее получит представление о местности, где в июне прошлого года шли бои. «Мы для вас же стараемся, вам понятнее будет»,— обратилась к судье Надежда Савченко. Но представители обвинения, как и на первом заседании, заявили, что право первыми представлять доказательства принадлежит им, так что рассматривать на этом этапе какие-то материалы дела было бы преждевременным.

Адвокат Илья Новиков предложил в качестве альтернативы использовать карты Google или Yandex.

— Карты Google вы взяли из интернета? — уточнил судья.

После того как представители обвинения заявили, что такие карты не могут быть официальным источником, допрос госпожи Савченко наконец начался без карт. Первым вопросы ей задавал адвокат Николай Полозов, который расспросил ее о деталях биографии до начала конфликта на востоке Украины. Надежда Савченко кратко рассказала о своем детстве и учебе в школе, о том, как поступила на службу в вооруженные силы Украины, как служила в миротворческом контингенте в Ираке. Она рассказала, что в свободные от службы дни ездила на Майдан и находилась там с 19 по 21 февраля, в дни боев на Институтской улице и бегства из украинской столицы Виктора Януковича. Правда, непосредственно в столкновениях между протестующими и милицией, по словам подсудимой, участия она не принимала.

Адвокат Полозов попросил Надежду Савченко пояснить свое отношение к ее противникам, которые поддерживали события в Крыму и волнения на востоке Украины.

— Задача офицера — защищать свою землю и народ, которому присягнул,— ответила госпожа Савченко.— Офицерам и военным было сложно пережить ситуацию, когда свою землю ты защитить не можешь, и я не осуждаю тех, кто служил в Крыму и остался служить там. Но я бы так не поступила.

— Вас обвиняют в ненависти к гражданскому населению восточных областей Украины.

— Эти люди заблуждаются. Они украинцы, но забыли об этом.

После начала антитеррористической операции на востоке Украины госпожа Савченко, по ее словам, обратилась к командиру своего летного полка с просьбой перевести ее в подразделение, которое будет принимать участие в АТО. Командир эту ее просьбу выполнить не захотел и отправил ее в отпуск, после чего она поехала в Луганскую область добровольцем и оказалась в батальоне «Айдар», где у нее служили несколько знакомых. С командиром батальона Сергеем Мельничуком она познакомилась уже на месте, после чего «поскольку людей было мало и рады были любой помощи», она осталась в этом подразделении, чтобы обучать добровольцев военному делу.

В середине июня прошлого года, рассказала госпожа Савченко, батальон «Айдар» принимал участие в операции по освобождению города Счастье, неподалеку от Луганска. 16 июня город был освобожден, и в тот же вечер к госпоже Савченко приехала ее сестра Вера, помогавшая военным на передовой как волонтер. На следующий день они вдвоем планировали уехать домой, но рано утром 17 июня подсудимой позвонил комбат Мельничук, сообщивший, что находившиеся на передовой бойцы попали под обстрел.

— Подняли состав и поехали к месту боевых действий,— вспоминала госпожа Савченко.— Сначала на опорный блокпост ВСУ у Веселой Горы.

Бой, однако, разворачивался несколькими километрами южнее в сторону Луганска, так что от Веселой Горы Надежда Савченко дальше отправилась одна в направлении населенного пункта Стукалова Балка. По словам подсудимой, на перекрестке у Стукаловой Балки она обнаружила нескольких раненых военнослужащих ВСУ, после чего позвонила Вере Савченко с просьбой прислать за ранеными машину. Выехавший туда автомобиль ее сестры с двумя бойцами «Айдара» нужное место, однако, проскочил и попал в засаду, организованную ополченцами самопровозглашенной ЛНР. Сама же госпожа Савченко в этот момент получила сквозное ранение в руку, однако решила сойти с основной трассы и продолжить путь вдоль лесопосадки, чтобы выяснить, сколько всего человек угодило в засаду.

— Я прошла еще метров четыреста, до засады оставалось пройти еще 150–200, но тут мне на встречу вышел паренек лет двадцати с автоматом, который просто помахал рукой и сказал: «Ну, ты попалась, иди сюда». Я решила в него не стрелять и не вступать в бой, а попытаться с ними поговорить.

По ее словам, после этого на нее нацепили повязку и приказали «срочно увозить снайпершу, пока ее не отбили». Произошло это, по ее словам, в 10:30 утра 17 июня, то есть примерно за час до того, как журналисты ВГТРК попали под обстрел у находящегося еще южнее поселка Металлист.

— Принимали вы участие в этом обстреле? — задал последний вопрос адвокат Полозов.

— Я никоим образом не имела отношения к корректировке огня и обстрелу, до блокпоста на Металлисте я не дошла где-то 3,5 км,— ответила госпожа Савченко.

После этого свои вопросы начали задавать уже представители гособвинения.

— Приходилось вам убивать людей? — спросил один из них.

— Да, людей, которые нападали на меня.

— И во время войны на востоке Украины?

— Во всех войнах, в которых я принимала участие.

Ее попросили объяснить, как она понимает разницу между своими противниками, принимавшими участие в конфликте. «Враги — это военные другой страны, которые пришли на нашу землю,— ответила Надежда Савченко.— Сепаратисты — люди, которые взяли в руки оружие другого государства и действующие в его интересах. Ополченцы — те, кто взял в руки оружие другого государства, но отстаивает какие-то свои интересы».

Подсудимая обмолвилась, что, пытаясь дозвониться до комбата или кого-то из сослуживцев, смогла связаться со своей сестрой и попросила ее передать, чтобы украинская сторона не вела обстрел дороги.

— Получается, вы все же корректировали огонь? — спросили ее

— На войне мало какие правила соблюдаются, но одно из тех, которые пытаются соблюдать,— не разрушать без лишней необходимости жилые дома, объекты инфраструктуры, дороги,— ответила она.

При этом Надежда Савченко настаивала, что просьбу эту высказала в разговоре с сестрой, до комбата Мельничука дозвониться с этим предложением она не смогла, а в распоряжении батальона «Айдар» в июне 2014 года артиллерии не было, так что управлять артиллерийским огнем не смог бы в тот момент и ее командир. «Корректировка огня у каждого рода войск своя,— настаивала она.— Я могу лишь предполагать, как осуществляется корректировка артиллерийского огня».

О гибели журналистов, по ее словам, она узнала, уже находясь в Луганске, и тогда же ей сообщили, что бойцы ЛНР ищут некого наводчика. В плену она находилась вместе с еще восемью военнослужащими: «Сначала говорили, что мы пойдем на обмен, но потом мне сообщили, что меня отвезут в Россию». 23 июня, рассказала госпожа Савченко, ее, неоднократно меняя машины, вывезли в Воронеж, где под охраной разместили в отеле «Евро». Всю последующую неделю с ней общался следователь: «Сначала он сказал мне, что я буду свидетелем по делу против Авакова (глава МВД Украины.— “Ъ”) и Коломойского (в тот момент — губернатор Днепропетровской области.— “Ъ”), а 30 июня уже в здании СК предъявили обвинение и арестовали».

Следующее заседание состоится завтра. На нем, как ожидается, суд заслушает родственников Игоря Корнелюка и признанных пострадавшими жителей Луганской области, после чего обвинение начнет представлять свои доказательства вины подсудимой.

Илья Барабанов, Донецк (Ростовская область)


Комментарии
Профиль пользователя