Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ   |  купить фото

«Нефтяникам нужен налог на финансовый результат»

В правительстве передумали повышать нефтяной НДПИ

от

Решение было принято на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева. При этом, как пояснил позднее глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, в качестве альтернативы обсуждается вопрос об изменении вывозной таможенной пошлины на газ, а также о несколько меньшем, чем предполагалось ранее, снижении экспортной пошлины на нефть.
Президент Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Максима Митченкова.


— Как вы считаете, почему отказались от первоначальной идеи увеличить налог на добычу полезных ископаемых?

— Я считаю, что вообще в Минфине, наверное, не все с головой в порядке. Потому что прежде чем вносить какие-то предложения, надо внимательно проанализировать возможные последствия. Кстати, в конце прошлого года было принято решение о так называемом налоговом маневре, и прошел почти год, к чему это привело? Это привело к тому, что сегодня за заправках у нас цены повысились, это привело к тому, что многие заводы нефтеперерабатывающие работают на грани рентабельности.

Здесь очередное предложение Минфина привело бы к тому, что пришлось бы значительно сократить объемы добычи нефти. И так мы сегодня кормимся за счет нефти в основном, больше 50% бюджета дает сегодня нефть, только нефтегазовый комплекс. И если мы уменьшим объемы добычи нашей, а речь шла о том, что, если бы это было бы введено, по разным оценкам, 80-100 млн можно было потерять добычи. Я полагаю, что наконец-то в правительстве и премьер-министр понял опасность, и решение не принято. Думаю, оно и не будет принято. Можно в принципе искать совершенно иные, другие формы наполнения бюджета.

— Кстати про другие формы — говорили про изменение ввозной таможенной пошлины на газ, про снижение экспортной пошлины на нефть. Насколько подобные меры устраивают отрасль?

— Не снижение таможенной пошлины на нефть, наоборот. Несколько замедлить снижение, потому что тот налоговый маневр, о котором я говорил, он и предусматривал вообще снижение, вплоть до того, чтобы убрать совсем таможенную пошлину, а все эти вещи возложить на НДПИ. Это вообще несусветная глупость, которую кто-то в Минфине придумал. Поэтому все же премьер разобрался с этим делом, и решение не принято. А налогооблагаемая база: возьмите, у нас сегодня малый бизнес в нефтедобыче примерно 120-150 организаций, а в Соединенных Штатах их от 6 до 10 тыс., и они дают половину добычи нефти Америки. А мы? Мы никак не можем сделать так, чтобы наш малый бизнес, нефтяники, заработали по-настоящему.

Поэтому поищите, дайте возможность, привлеките — масса других есть возможностей для того, чтобы эти проблемы решать, поэтому я считаю, что то решение, которое принял премьер-министр, совершенно правильное. Оно, безусловно, будет поддержано всем нашим нефтяным сообществом, и это даст возможность, нельзя сегодня уменьшать особенно инвестиционные программы, потому что нефть, как учили меня мои старшие товарищи всегда, на кончике долота, если мы не пробурим скважин необходимое количество, то не добудем нефть. Мы и так бурим мало — что такое 20 млн объем бурения? У американцев будет 96-100 млн, добывают примерно столько же, сколько и мы. Поэтому надо всячески поддерживать эту отрасль, которая сегодня поддерживает нашу экономику пока еще на плаву.

— Вы уже сказали, что, скорее всего, все представители отрасли поддержат подобное предложение, никаких других требований — еще больше сократить подобные налоговые изъятия не будет, нефтяников все устраивает?

— Я вообще считаю, что та налоговая конструкция, которая сегодня существует у нас в нефтегазовом комплексе, совершенно не эффективна, поэтому ее, в принципе, надо менять, и об этом шел разговор примерно месяца 3-4 назад в Государственной думе, когда обсуждалась тема с введением налога на финансовый результат.

Нам сейчас говорят «Давайте проведем эксперимент», но весь мир работает по такой схеме, а мы должны эксперимент проводить. Поэтому когда мы говорим о НДД, налоге на дополнительный доход, или налоге на финансовый результат, тогда все компании работают примерно в равных условиях, а сегодня совершенно нет.



Если у вас хорошее месторождение, хорошие дебеты — вы в шоколаде, а если нет, то вы работаете на грани рентабельности. Поэтому, конечно, для того, чтобы поддержать наш нефтегазовый комплекс, надо серьезно посмотреть на всю структуру налогообложения. У нас есть целый ряд предложений, и у нас, и у нефтяных компаний, поэтому надо, чтобы правительство прислушалось к мнению тех, кто всю жизнь занимается добычей нефти.

— А можете пару предложений озвучить, самые основные, на какие бы уступки пошли нефтяники?

— Не надо уступок, надо просто сделать так, чтобы был налог на финансовый результат, на прибыль или как угодно его можно назвать, что делается в Норвегии, в других странах — это главное, что я считаю, это раз. Во-вторых, надо поддержать нам наш нефтегазовый сервис, потому что от него во многом зависит наша перспектива. Что такое нефтегазовый сервис? Это бурение, это капитальный текущий ремонт скважин, это геофизические работы, это геология, кстати говоря, и даже строительство, обустройство месторождений, все это сервис, и надо нам поддержать наш нефтегазовый сервис, потому что сегодня уже четверть этого сервиса принадлежит иностранным компаниям. С одной стороны, это неплохо, потому что новые технологии, новое оборудование. С другой стороны, если у нас половина будет принадлежать компаниям иностранным, тогда объемы добычи нефти нам будут диктовать из Лондона или Вашингтона, этого допустить никак нельзя. Поэтому нужна специальная, серьезная программа поддержки нашего отечественного сервиса.

Комментарии
Профиль пользователя