Коротко


Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Госзаказ снимает шоры

"Компании". Приложение от , стр. 22

Ранее Совет федерации принял инициативу президента, согласно которой офшорные компании отрежут от госзаказа. В августе в силу вступил очередной пакет поправок о деофшоризации российской экономики. Новый порядок, полагают эксперты, несущественно повлияет на петербургский рынок — компании из низконалоговых юрисдикций практически не принимают участия в городских конкурсах — однако он сделает систему правового регулирования более прозрачной и понятной.


13 августа в России вступил в силу очередной пакет мер по деофшоризации российской экономики. Речь идет о поправках к 227-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", полностью запрещающих компаниям, зарегистрированным в офшорных зонах, доступ к госзакупкам.

Как поясняет старший юрист практики по инфраструктуре и ГЧП адвокатского бюро "Качкин и партнеры" Ирина Митина, согласно ранее действовавшей редакции закона, принимать участие в торгах могли любые юридические лица независимо от того, находятся они в России или за рубежом. По новым правилам в закупке не вправе участвовать организация, зарегистрированная в государстве или на территории, предоставляющей льготный налоговый режим и не предусматривающей раскрытие информации при проведении финансовых операций, то есть в офшорной зоне (к ним относятся территории, входящие в так называемый перечень Минфина).

"Следует также обратить внимание, что организация, зарегистрированная в РФ, не будет являться офшорной в том случае, если ее учредитель или участник — иностранная компания. Таким образом, новые правила направлены не столько на ограничение российского рынка, сколько на распространение в отношении участников торгов российских правовых норм, в том числе в отношении налогообложения, раскрытия информации, осуществления платежей", — подчеркивает госпожа Митина.

Согласно новым правилам, проверять участника закупки будет специальная профильная комиссия. В Петербурге этим будет заниматься комитет по государственному заказу, который отвечает за размещение и проведение конкурсных процедур.

В профильном ведомстве пояснили, что комитет пользуется всеми открытыми источниками для дополнительной проверки данных потенциальных исполнителей: выписки из ЕГРЮЛ, обращение в налоговые органы и федеральную службу судебных приставов и специальные программы, позволяющие выявить недобросовестных участников. На заказчиков и операторов также возлагается обязанность по проверке данных о компании. В случае если комиссия по закупкам выявит, что участник конкурса является офшорной компанией, он отстраняется от участия в тендере.

Обходные пути


Эксперты отмечают, что запрет на госзакупки непосредственно у офшоров можно обойти с помощью российских посредников. Поскольку, как отмечает Ирина Митина, новые поправки не распространяются на соискателей, которых может привлечь подрядчик. "Вероятно, это обусловлено тем, что ответственность перед заказчиком в любом случае несет российская компания — сторона контракта", — добавляет она.

Ранее Минэкономразвития, разработавшее поправки, предлагало более жесткий вариант изменений. В нем офшоры к закупкам нельзя было бы привлечь даже в качестве субподрядчиков и соисполнителей, но только если цена договора с ними составила бы не более 10% от цены контракта.

Мария Смирнова, старший юрист корпоративной практики Rightmark Group уточняет, что зачастую в конкурсной документации содержится прямой запрет на привлечение субподрядчиков. В целом, по ее словам, высшие судебные инстанции признают правомерность включения в конкурсную документацию условий о запрете субподрядчиков, указывая, что такой запрет является условием о способе и порядке исполнения договора. "Как правило, если в контрактах и предусматривается возможность привлечения соисполнителей, то в конкурсной документации предусматривается необходимость обязательного согласия на такое привлечение государственного заказчика", — добавляет госпожа Смирнова.

Как аукнется


С помощью поправок к закону о контрактной системе правительство надеется обеспечить прозрачность финансовых потоков.

При этом непосредственное влияние на систему госзакупок в Петербурге пока неочевидно. Так, в комитете по госзаказу BG сообщили, что за текущий год, компании, зарегистрированные в офшорных зонах, не выигрывали конкурсы в Петербурге. Правда, статистика комитета не учитывает офшорные компании, которые могли выигрывать конкурсы, устраиваемые ГУПами, МУПами и АНО. Всего же с начала года за счет бюджетных средств, а также средств бюджетных учреждений в городе заключено более 160 тыс. контрактов на сумму 102 млрд рублей.

При этом примеры участия офшорных компаний в городском госзаказе все же есть. Наиболее ярким является конкурс на поставку вагонов с асинхронным двигателем для петербургской подземки за 3,8 млрд рублей. В тендере победило на тот момент наполовину офшорное ООО "Вагонмаш" (49% акций предприятия принадлежало компании "Леонтодон Ридео Лимитед", зарегистрированной на острове Гернси в проливе Ла-Манш). Так как прямого запрета на участие офшоров в госзакупках на тот момент не было, город просто не стал заключать контракт с победителем до тех пор, пока компания не зарегистрировала долю на Кировский завод и не объявила о своих планах по локализации производства в Петербурге. Теперь ООО "Вагонмаш" под действие принятого закона не попадает.

"По общему правилу национальный режим для иностранных организаций действует только в случаях, если это предусмотрено международным договором. Кроме того, существует ряд особых условий для допуска иностранных компаний на рынок (установлены, например, приказом N 155 Минэкономразвития России от 25.03.2014). Таким образом, количество участников закупок — иностранных компаний, в том числе из офшорных зон, невелико, и новые нормы не должны существенным образом повлиять на рынок" — резюмирует Ирина Митина.

Без лишних вопросов


По мнению экспертов, несмотря на то, что офшорные компании мало выигрывали в госзакупках, поправки в этой части необходимы, поскольку будут способствовать достраиванию системы правового регулирования.

По оценке комитета по госзаказу, законопроект крайне важен для поддержки отечественного производителя и развития внутренней конкуренции. "Благодаря документу, финансовые средства перестанут "утекать" за границу — офшорные компании не платят налоги. Повысится прозрачность, так как российские фирмы гораздо проще проверить на предмет текущей деятельности, завершенных проектов, деловой репутации и благонадежности", — пояснили в ведомстве, добавив, что сотрудничество с офшорными компаниями сопряжено с определенными рисками.

В настоящее время офшорными территориями Министерство финансов признает 42 юрисдикции, в том числе Лихтенштейн, Объединенные Арабские Эмираты, Монако, Сейшельские и Нормандские острова, Гибралтар и другие. С 2013 года офшором не признается Кипр, а с 1 января 2015 года — Мальта.

"В числе лидеров популярных офшоров входят Швейцария, зависимые территории Великобритании — Каймановы острова (Малый Кайман, Кайман-Брак и Большой Кайман), Люксембург, Гонконг. Самый популярный офшор для российских компаний — Белиз", — комментирует Мария Смирнова.

Среди основных причин обращения к офшорам эксперты перечисляют высокий уровень секретности в отношении финансовых активов клиентов, низкие издержки, значительное количество налоговых привилегий: освобождение от уплаты НДФЛ, корпоративного налога и налогов на заработную плату и прибыль.

Сегодня офшорные схемы используют в первую очередь в целях сохранения активов компании, например, для предотвращения рейдерских захватов, поскольку при использовании офшорной компании настоящий владелец скрыт. Кроме того, использование офшора может служить целям престижа: холдинговая структура, которая имеет во главе резидента престижного европейского государства, выглядит более привлекательной в глазах потенциальных иностранных инвесторов.

Татьяна Дятел


Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение