Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Правила игры

отделяет от деловой репутации игрока корреспондент арбитражной группы Андрей Райский

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Дела о защите деловой репутации все чаще попадают в коллегию по экономическим спорам (КЭС) Верховного суда (ВС). Однако иск Натальи Аладько, являющейся директором компании ЗАО "Варшавское", к ООО "Балтийская энергетическая компания" поднимает почти философский вопрос — разделяет ли руководитель репутацию своей компании? Госпожа Аладько полагает, что указание ее фамилии рядом с названием возглавляемой ею же фирмы в реестре недобросовестных контрагентов порочит репутацию директора. Попадание в черный список неплательщиков, как правило, означает, что работать с компанией не рекомендуется. Но как раз против этого заявительница не спорит, а беспокоится об упоминании своего собственного имени, считая этот факт порочащим честь и достоинство и требуя опровержения.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении жалобы, указывая, что только лишь "упоминание истца в качестве руководителя одной из перечисленных организаций не может быть отнесено к сведениям, порочащим деловую репутацию". По версии судей, опубликованная информация не свидетельствует о нарушении лицом законов, о его недобросовестности или нарушении этики делового оборота. В результате заявительница дошла до КЭС, которая рассмотрела дело вчера.

Но Наталья Аладько приложила максимум усилий к тому, чтобы доказать факт связи репутации компании и ее руководителя. В своей жалобе в ВС она поясняла, что "деловая репутация юрлица связана с деловой репутацией его единоличного исполнительного органа", поскольку именно действия руководителя определяют поведение организации с контрагентами. Истица также приложила к делу заключение специалиста, который подтвердил, что информация на сайте является негативной и воспринимается как задевающая честь, деловую репутацию и юридического лица, и его руководителя. КЭС прислушалась к доводам заявительницы и отправила дело на новое рассмотрение.

Мотивировка решения пока неизвестна. Признаются подобные сведения порочащими или ответчик не предоставил доказательств недобросовестного поведения истца именно в данном споре? У юристов также нет однозначного ответа. С одной стороны, они не готовы напрямую отождествлять репутацию компании и ее руководителя. С другой стороны — признают, что "полностью абстрагироваться от связи директора с компанией невозможно". В том же списке недобросовестных контрагентов еще 38 компаний — также с указанием Ф.И.О. директоров. Сможет ли теперь директор каждой из них потребовать опровержения? Если да, то поле работы у судов непаханое: только на сайте госзакупок содержится подобный реестр, в котором числятся более 7600 компаний. Аналогичные списки есть, например, у "Росатома", ГУП "Московское имущество" и многих других структур.

Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя