Коротко

Новости

Подробно

26

Драгоценный парад

Новые коллекции haute joaillerie

"Стиль Женщины". Приложение от , стр. 38

Анна Минакова


Будущий год станет последним годом проведения парижской Биеннале антикваров. Но никакой трагедии: выставка с 2017-го вернется, правда, уже в ежегодном формате — и потому не очень понятно, под каким названием. И это — маленькая победа ювелиров над антикварами, ведь биеннале полностью соответствовала своему названию лишь однажды — в год первого проведения выставки в 1962 году. Уже с 1964-го делить стенды с торговцами стариной стали ювелиры. Состав драгоценных участников менялся, ювелиры то уходили, то приходили вновь, но в последние годы с момента возвращения выставки в Гран-Пале за Биеннале антикваров закрепилась слава одного из главных ювелирных событий мира, ведь именно здесь раз в два года главные ювелирные дома представляют свои новые коллекции haute joaillerie. Причем этот ювелирный парад вполне сравним с парадом военным: главная цель — поразить зрителя, заставить его затаить дыхание от мощи драгоценного арсенала. Именно эта мощь и смутила антикваров, когда-то добровольно решивших делить с ювелирами выставочное пространство: блеск бриллиантов так слепил посетителей биеннале, что антикварам начало казаться, что ничто другое в поле зрения уже не попадает. Синдикат антикваров искал разные варианты решения: были предложения и убрать всех ювелиров с выставки, и разделить их с антикварами на год через год, но кавалеры бриллиантовых орденов одержали победу. В итоге биеннале перешла в ежегодный режим и место под нефом Гран-Пале на выставке нового формата обещают найти всем.

Для профессионалов и любителей ювелирного искусства это событие радостное, но и прерывающее другую славную традицию: в годы между биеннале ювелирные дома рассредоточивались по городам и странам, представляя свои новые коллекции haute joaillerie. Конечно, наибольшая концентрация драгоценных новинок наблюдалась в Париже, на разных площадках в дни Недели haute couture, но все же было время передохнуть между просмотром шедевров. А теперь — только по пути от стенда к стенду Гран-Пале.

Нынешний год — хорошее завершение старой традиции, ведь коллекции получились настоящим финальным аккордом. Но обо всем по порядку.

Летний высокий ювелирный сезон открыл итальянский дом Bvlgari. В первой декаде июня итальянские ювелиры попросили всех в сад. Именно в традиционном саду на флорентийской вилле состоялся премьерный показ коллекции Giardini Italiani, вдохновленной, как нетрудно догадаться, теми самыми итальянскими садами, появившимися во времена Ренессанса. Сады Bvlgari — это не листики с цветочками (хотя и им, разумеется, нашлось место; самое интересное в этой части — колье Spring Ecounter, инспирированное украшением 1969 года из музейной коллекции дома), прежде всего — это цвета и геометрия. Апофеоз садовой геометрии — существующие в версиях с разными драгоценными камнями колье Sparkling Hearts, вдохновленные садами Боболи.

Примерно в то же время и также вдохновившись садами, но уже садами секретными (типичными для Милана), представил коллекцию и другой итальянский дом — Pasquale Bruni. Коллекция Giardini Segreti ("Тайные сады") вышла под стать названию — дискретная и в нужной степени романтичная. Особенно интересны в ней крупные кольца с сердцевиной из морганита, берилла или аметиста и лепестками в деликатном снежном паве с эффектом деграде.

Далее высший ювелирный свет переместился на Лазурное побережье, где в конце июня в Монако Van Cleef & Arpels показал свою коллекцию Seven Seas. Посвящена она, как то очевидно из названия, морям и океанам. "Семь морей" — старое образное выражение, обозначавшее Мировой океан, и название сборника Киплинга по совместительству. Van Cleef & Arpels провел водные границы следующим образом: Аравийское море, Красное, Средиземное, Черное, Каспийское, Адриатическое и большая единая часть — Индийский и Атлантический океан — именно так называются семь линий Seven Seas. Каждая — со своим характером. От традиционных для ювелирного освоения темы океана украшений в бело-синей гамме до нестандартных цветовых решений в тонах красного и розового — с розовыми сапфирами, кораллами и шпинелями в украшениях из частей Mediterranean Sea и Red Sea. Коллекцию Seven Seas глава ювелирного дома Никола Бос называет "круизной" — и это, как объясняет президент Van Cleef & Arpels не только настроение коллекции с ее легкомысленными морскими звездами, фламинго и рыбками, но и то, что вещи созданы более простыми и удобными в носке и — относительно цен Van Cleef & Arpels — более доступными. Но все это совсем не значит проще: в коллекции нашлось место и сложнейшим трансформерам, и фирменным брошам-фигуркам (на сей раз это сирены и владычицы морские), и редчайшим камням, которые в доме принято называть Pierres de caractere ("камни с характером"). Самый сильный характер, пожалуй, у сапфиров из колье Bleu Absolute — эти пять каплевидной формы кабошонов с превосходными характеристиками ранее принадлежали махарани Бароды — одной из главных, если не самой главной клиентке Van Cleef & Arpels.

Наивысшая концентрация редких и крупных драгоценных камней по традиции была достигнута в Париже во время Недели haute couture. Здесь свои новые коллекции показывали сразу несколько ювелирных домов. Бал здесь правили, разумеется, французы. Boucheron показал вдохновленную Индией, а точнее, городом Джодхпуром коллекцию Bleu de Jodhpur, в которой вполне по заветам основателя дома Фредерика Бушерона представил украшения необычной формы (такие как потребовавшее от мастеров-ювелиров 1700 часов работы двустороннее колье Jodhpur, носить которое можно хоть мраморно-бриллиантовой, хоть бриллиантово-сапфировой стороной) и материального содержания — кроме уже упомянутого мрамора (причем не абы какого, а точно такого же, как тот, из которого построен Тадж-Махал) есть в Bleu de Jodhpur и такой экзотический материал, как песок. Песок из пустыни Тар заключен в элементы из горного хрусталя. Привезен он в ателье Boucheron Гахсингхом II, махараджей Джодхпура времен Британской Индии, который принимал самое непосредственное участие в создании коллекции и консультировал креативного директора Boucheron Клер Шуан.

Дом Chanel обошелся материалами из привычного ювелирного арсенала — золотом и драгоценными камнями, да и тему избрал для себя вполне себе традиционную — Les talismans de Chanel. Как известно, Мадемуазель была крайне суеверна и верила в нумерологию, астрологию, счастливые парные фигурки и символизирующие изобилие колосья. Дом Chanel все любимые Габриэль Шанель символы эксплуатирует более чем активно: в коллекциях и оформлении бутиков найдутся и львы, и кометы, и счастливые числа. Les talismans de Chanel можно было бы создать по схожему принципу, но ювелирные дизайнеры во главе с Бенжамином Комаром пошли другим путем. 50 украшений из новой коллекции обошлись без традиционных для Chanel символов, главным мотивом Les talismans de Chanel стал стилизованный ромбовидный элемент. Его можно увидеть и в украшениях с эмалью (их в этой коллекции непривычно для Chanel много), и в предметах с неограненными сапфирами, и в напоминающей орден броши Attirante — одном из лучших предметов в коллекции.

Дом Chaumet под руководством нового генерального директора Жан-Марка Мансвельта пока курс свой еще не сменил. Представленная коллекция — продолжение фирменной темы Josephine. Дебютировавшая еще восемь лет назад, линия посвящена Жозефине, придворным ювелиром которой и ее супруга Наполеона служил основатель Chaumet Мари-Этьен Нито. Коллекция, подразделенная на три части (Eclat Floral, Rondes de Nuit и Aigrette Imperiale) получилась чинной и парадной. Тут и традиционные для Chaumet тиары (и повторяющие их форму кольца с навершиями из камней огранки "подушка"), и господство белого (белое золото с бесцветными бриллиантами), а если уж цвет, то выраженный королевскими камнями — сапфирами. Новая Josephine — коллекция превосходная, но в следующем году хотелось бы увидеть эксперименты более для Chaumet неожиданные.

Креативный директор Dior Joaillerie Виктуар де Кастеллан также выбрала тему уже освоенную: новая Soie Dior — словно бы продолжение прошлогодней Archi Dior: снова кутюр, снова архитектурность кроя, снова оммажи легендарному основателю дома. В нынешнем году де Кастеллан даже сузила тему, выстроив ее вокруг мотива шелковой ленты — непременного атрибута кутюрных нарядов. В драгоценном исполнении лента то ложится складками, то распускается, то лихо перекручивается или завязывается в узел. И передать эту пластику и иллюзию движения — дело технически сложнейшее. Но и эта задача усложнена — использованием редких крупных драгоценных камней и смелыми сочетаниями цветов. К желтому золоту тут прилагаются изумруды c розовыми сапфирами, желтыми и бесцветными бриллиантами (сет Pli Plat Saphir Rose). Практически ни у кого такое сочетание не работает, а у де Кастеллан — работает, и прекрасно. Это такой же ее секрет, как представить коллекцию на ту же тему, но подать ее совершенно по-новому.

Удачная вторая серия и коллекция Acte V/The Escape от Louis Vuitton — продолжение представленной в прошлом году коллекции Acte V. Вдохновленная стримлайном, она отличается дизайном одновременно чистым и функциональным. Особенно лаконичны, но и особенно хороши предметы из линии Newport.

Оливье Реза, сын легендарного Александра Реза и продолжатель его ювелирного дела, представил новые украшения (в высоком ювелирном искусстве Alexandre Reza нет места коллекциям, как и большому числу изделий) в закрытом салоне на Вандомской площади.

Самое интересное из них — браслет Dune из розового золота с более чем 32 каратами бриллиантов, который ювелирное ателье создавало более двух лет!

Схожий принцип представления украшений и у гостя из Италии Джампьеро Бодино — креативного директора группы Richemont, а ныне и главы собственной ювелирной марки Giampiero Bodino. Он в салоне отеля "Бристоль" представил пополнения своих линий Primavera, Tesori del Mare и Chimera. Браслеты в виде змей из последней вышли особенно эффектными, а кроме того, редким удачным переложением античных форм и мотивов на современный ювелирный лад.

В гостях в Париже представил новую коллекцию и швейцарский дом Piaget. Secrets & Lights — A Mythical Journey by Piaget стала продолжением представленной двумя годами ранее A Mythical Journey by Piaget. Как и первая часть, новая коллекция посвящена Великому шелковому пути, но на сей раз — двум городам на этом маршруте. Венеции и Самарканду. А оттого в коллекции много арабесок и бирюзы, в честь Самарканда, а вот перья — это уже дань уважения Венецианскому карнавалу. Над украшениями с плюмажем — браслетом, украшением для головы и брошью — работала лучший плюмажист в мире Нелли Сонье. Это не первый ее опыт в ювелирно-часовом деле (ранее она уже сотрудничала с Harry Winston) — и опыт определенно удачный.

Еще один гость Парижа — Chopard. Став членом Federation Francaise de la Couture, дом начал пользоваться своим положением и представлять коллекции во время недель haute couture. Зимой он в Париже дебютировал, а летом уже развернулся в полную мощь. Главной летней новинкой стала линия из шести колец (правда, на момент парижского показа было готово только три из них) Fleurs d'Opales. Экзотические, кажущиеся хищными цветки выполнены в сочетании титана с золотом, поверхность которых инкрустирована цветными драгоценными камнями.

Заокеанским гостем Недели haute couture стал Tiffany & Co., представивший здесь новую коллекцию Masterpieces. "Шедевры" интересны не только дизайном, отсылающим к ар-деко и голливудскому гламуру 1940-х, но и тем, что это совершенно новая для дома концепция: если раньше центральной коллекцией года для Tiffany & Co. была весенняя премьера Blue Book, то теперь ее балансирует осенний запуск Masterpieces, который обещают сделать ежегодным. Любопытно, кстати, где, начиная с 2016-го, ее будут запускать: Tiffany & Co., в отличие от большинства упомянутых здесь брендов, в биеннале не участвует. Но, может, начнет. Ведь Louis Vuitton уже заявил о своем возвращении после перерыва, а от Chopard такое заявление очень хочется услышать в самое ближайшее время.

Картина летних ювелирных премьер была бы неполной без Cartier, представившего коллекцию позже всех — в конце июля в Антибе. Etourdissant — это великое ювелирное собрание, коллекция на самом деле "Ошеломляющая" (а именно так переводится ее название с французского). В Антибе показали чуть больше половины — 62 украшения из 122, но этого было достаточно, чтобы оценить размах. И редчайшие камни, и сложные техники, и фирменные мотивы, получившие новую интерпретацию. Так, тутти-фрутти сделали более упорядоченным и геометричным, а пантеру вырезали в черной яшме. Финальным аккордом Etourdissant стал браслет с сапфиром в 197,8 карата! Браслет выполнен из платины с бриллиантами, центральный сапфир из него можно вынимать, заменяя элементом из горного хрусталя. Но и это не все: сам сапфир ранее принадлежал Романовым, один раз он уже попадал в руки Cartier в 1928-м и позднее был оправлен в колье для польской оперной певицы Ганны Вальска, а недавно дом заполучил редкий камень снова, выкупив его у дилера. И новый браслет — не только блестящая точка всех летних премьер, он еще и прекрасное доказательство того, что лучшие ювелиры имеют полное право быть в Гран-Пале в дни выставки, ныне известной как Биеннале антикваров. Ведь один этот браслет Cartier может рассказать историй больше, чем целые антикварные стенды.

Комментарии
Профиль пользователя