Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Внутренний спрос ушел в импорт

Август показал всплеск инвестиций и потребления непродовольственных товаров

от

В августе 2015 года данные Росстата фиксируют локальный всплеск потребления непродовольственных товаров на фоне углубления спада реальных зарплат — и неожиданное замедление падения инвестиций. Оба эффекта главным образом объясняются резкой девальвацией рубля и увеличением спроса на импортные товары и не смогут оказаться устойчивыми.


Как и предполагал “Ъ” (см. “Ъ” от 31 августа и 3 сентября), в августе, пытаясь спасти свои обесценивающиеся рублевые сбережения, домохозяйства помимо валюты активно скупали импортные непродовольственные товары. В августе оборот розничной торговли в годовом выражении стабилизировался на уровне минус 9,1%, при глубоком падении потребления продовольствия на 10% (минус 8,9% в июле) и замедлении спада в покупках непродовольственных товаров до 8,3% (минус 9,3% в июле), свидетельствует опубликованная вчера свежая статистика Росстата. Дешевеющий рубль заставил граждан отказаться и от потребления услуг, которое сократилось на 3,1% (минус 2,5% в июле). Схожую картину демонстрирует динамика частного потребления с учетом сезонности, подтверждают в ЦМАКП. При сокращении оборота розницы на 0,2% за август (за июль он вырос на 0,1%), продажи продовольствия упали на 0,6% (за июль на 0,3%), а непродовольственных товаров — выросли на 0,5% (плюс 0,3%).

Такой всплеск потребления вряд ли окажется устойчивым. Если в ближайшем будущем резких скачков курса не произойдет, домохозяйства, вероятнее всего, снова станут сберегать — в августе на фоне разгона инфляции и отсутствия индексации зарплат и пенсий зафиксировано очередное углубление спада реальных зарплат до 9,8% с 9,2% в июле. Зарплаты второй месяц сокращаются даже в номинальном выражении (за август на 6%), а с учетом сезонности их спад составил в 1%, хотя среднемесячная динамика за второй квартал была практически нулевой, подсчитали в ЦМАКП. К сокращению зарплат и доходов прибавился и рост безработицы — до 5,6% (с 5,5% в июле) с учетом сезонности, прежде всего в обработке и строительстве, считают в ING Russia и ЦМАКП.

Светлым пятном статистики августа может показаться резкое замедление спада капитальных вложений — с минус 8,5% в июле до минус 6,8% в августе в годовом выражении, что вряд ли можно объяснить только эффектом низкой базы августа 2014 года. Столь резкий отскок инвестиций выглядит удивительным в условиях возвращения промышленности и строительства к более глубокому падению в августе (см. “Ъ” от 16 сентября). Кроме того, статистика инвестиций Росстата очень волатильна и часто пересматривается, замечает Дмитрий Полевой из ING Russia. А Владимир Сальников из ЦМАКП и вовсе считает, что в силу методологических проблем она не показывает реальной ситуации, хотя и не исключает, что спрос на инвестиционные товары из-за роста девальвационных ожиданий могли предъявить пищевики, высоко- и среднетехнологичные отрасли, которые пользуются отечественным сырьем и материалами. Условия для конкуренции с импортом в этих отраслях заметно улучшились.

Между тем, в ИЭП имени Егора Гайдара по результатам конъюнктурного опроса промышленности в августе изменения инвестиционной стратегии не наблюдали. «Она характеризуется самым большим инвестиционным пессимизмом с конца 2009 года, что выглядит совершенно логично в условиях затяжного кризиса, высокой неопределенности даже ближайших кварталов, избытка мощностей и подорожания оборудования»,— отмечали авторы доклада. В ЦМАКП же фиксируют, что к концу лета снижение инвестиционной активности в экономике действительно практически прекратилось, хотя в среднем за июнь—август уровень инвестактивности был ниже значений второго квартала на 2,4%, а значений годовой давности — на четверть. В августе объем предложения инвестиционных товаров остался практически на июльском уровне (минус 0,3%, с учетом сезонности), но лишь благодаря импорту машин и оборудования, тогда как предложение российских инвестиционных товаров продолжило падать (см. график).

Несмотря на столь неоднозначные результаты августа, вчера на конференции Fitch замминистра финансов Максим Орешкин объявил: «Мы выходим к траектории роста, полностью адаптировавшись к той негативной ситуации, с которой России пришлось столкнуться. Сейчас экономика возвращается на уровень тренда — 1%, 1,5%, 2%, 2,5%, но говорить о долгосрочной стагнации причин нет». К трендовым темпам роста экономика по его оценке должна вернуться во втором-третьем квартале 2016 года, даже при текущем уровне инвестиций в ВВП (17%). «Единственный способ серьезно ускорить темпы экономического роста в России — кардинально нарастить объем инвестиций в ВВП. Только достигнув уровня 25–30%, можно говорить об устойчивом выходе на темпы роста в 3,5–4%»,— пояснил он, уже обнаружив небольшой количественный сдвиг в текущих расходах от зарплат в пользу капвложений.

Алексей Шаповалов



Комментарии
Профиль пользователя