Коротко

Новости

Подробно

«„Длинный“ проект не бывает простым»

Интервью

"Reveiw "Международный бизнес-саммит 2015"". Приложение от , стр. 13

Чтобы поддержать инвесторов в условиях нестабильной экономики, государство разработало ряд мер по обеспечению их заемными средствами. Об особенностях взаимодействия банковской системы и предприятий реального сектора в период рецессии рассказывает управляющий филиалом банка ВТБ в Нижнем Новгороде Игорь Рожковский.


— Как вы оцениваете доступность финансовых ресурсов для крупных и средних предприятий Нижегородской области на данный момент? Как меняется их спрос на длинные кредиты?

— В декабре прошлого года мы все пережили резкую девальвацию рубля, рост ставки ЦБ, и на каком-то этапе объем активных кредитных операций снизился. И хотя банк продолжал кредитовать, из-за высокой стоимости ресурсов многие проекты были приостановлены.

С середины лета стоимость денег снизилась и стала более доступной, особенно с учетом инфляционных ожиданий. Сейчас средневзвешенная ставка по кредитам, в том числе для длинных денег, составляет около 15% годовых. Конечно, это еще не совсем комфортный для бизнеса размер ставки, но предприятия уже начали кредитоваться, в том числе на длительный срок. Опыт последних трех месяцев показал, что спрос стал восстанавливаться, хотя пока он не такой активный, как в предыдущие годы. Все-таки рынок по-прежнему волатилен: сильные колебания рубля и отсутствие четких прогнозов на перспективу останавливают менеджмент предприятий при принятии решения о кредитовании на длительный срок.

— ВТБ вошел в число банков, осуществляющих проектное финансирование в рамках федеральной программы поддержки инвесторов. Есть ли у нас предприятия, отвечающие критериям правительства РФ?

— Сегодня государство пытается стимулировать инвестиционное кредитование. В частности, в рамках постановления правительства РФ №1044 предусмотрено субсидирование ставок для длинных денег и предоставление госгарантий в размере до 25%. Главные условия здесь — финансовая устойчивость компании и состоятельность ее проекта. Учитывая взаимную заинтересованность бизнеса и государства, такие попытки восстановить спрос на длинные деньги и новые проекты вполне успешны.

Разумеется, предприятия, отвечающие критериям, указанным в постановлении, в нашем регионе есть. Но у этих предприятий существует дефицит проектов, которые расширяли бы основные фонды, предполагали закупку оборудования. Хотя, по нашим наблюдениям, они начинают постепенно возвращаться к рассмотрению таких проектов. У ВТБ уже реализован ряд таких сделок в других регионах, в Нижегородской области также рассматривается несколько таких проектов.

— Как вы оцениваете механизм и критерии предоставления проектного финансирования? Какие сложности могут возникнуть при его реализации?

— Согласно новому законодательству, проект должен сначала пройти оценку банка, а уже затем предприятие обращается в органы власти за получением госгарантий и субсидий. По проектному финансированию критерии государства практически не отличаются от тех требований, которые предъявляют банки: предприятие должно быть финансово устойчивым и иметь возможность вкладывать в проект собственные средства. Отбор идет достаточно строгий, потому что деньги предоставляются на длительный срок. Но «длинный» проект никогда не бывает простым, он не рождается за месяц-два, а всегда проходит через длительную процедуру оценки. По моим подсчетам, подготовительный этап взаимодействия предприятия с банком и госструктурами по любому крупному проекту длится не менее трех-шести месяцев. Это непросто с точки зрения трудозатрат и времени, но цель здесь, безусловно, оправдывает средства.

— В России с 1 сентября вступает в силу новый механизм взаимодействия банков и предприятий, выполняющих гособоронзаказ (ГОЗ). Каковы, на ваш взгляд, цели и прогнозируемые последствия этих изменений?

— В первую очередь новый механизм призван обеспечить сохранность бюджетных средств, выделяемых на финансирование ГОЗ, и прозрачность их расходования. За последние несколько лет банковская система значительно оптимизировалась. С рынка уходят игроки, занимающиеся недобросовестной деятельностью, или финансово неустойчивые. И уходят иногда, нанося урон компаниям-клиентам. Чтобы исключить эти риски, государство ограничило круг банков, с которыми могут работать оборонные предприятия. Это несколько крупнейших финансовых институтов России, в том числе государственных. Некоторые участники рынка считают, что закон ограничивает конкуренцию. Я так не считаю. Да, действительно, какая-то часть средств перетечет из небольших банков в крупные, но доля этих средств в общем объеме незначительна, потому что все финансовые потоки предприятий ОПК уже сконцентрированы в крупных федеральных банках. Перераспределение произошло давно, в силу того что крупные банки обладают более серьезными возможностями по предоставлению значительных сумм и широкой продуктовой линейкой востребованных на рынке гарантийных операций.

— Готов ли региональный офис ВТБ к работе по этой схеме? С какими нижегородскими предприятиями, выполняющими ГОЗ, банк уже работает?

— Разумеется, мы готовы. Сейчас в ВТБ, как и в других уполномоченных банках, создается подразделение, которое будет специализироваться на расчетах в рамках сопровождения гособоронзаказа. Для этого выделены дополнительные штатные единицы. Кроме того, последние два месяца мы активно работаем с предприятиями, выполняющими ГОЗ, проводим образовательные семинары, в режиме онлайн контактируем с руководством заводов, встречаемся с головными исполнителями заказа.

На сегодняшний день практически все предприятия оборонно-промышленного комплекса в регионе сотрудничают с нашим банком. У нас обслуживается более 30 предприятий ВПК, а кредитный портфель филиала в этом сегменте превышает 20 млрд рублей. Таким образом, мы охватываем большую часть этого рынка в регионе.

— Как вы оцениваете готовность нижегородских предприятий к переходу на новый механизм? Ожидаете ли вы сложности при реализации новой схемы?

— К сожалению, методологическая база по внедрению и использованию новой схемы еще очень сырая, недоработанная. Со стороны предприятий возникает немало вопросов по поводу внесенных поправок, поскольку они предполагают много технологических новшеств. Тем не менее этот закон принят, и мы как обслуживающий банк и предприятия как исполнители гособоронзаказа обязаны его исполнять. Конечно, постараемся сделать так, чтобы переходный период прошел для всех наиболее безболезненно. Наша главная задача в конечном итоге — обеспечить соблюдение законодательства и при этом высокое качество обслуживания партнеров.

— ВТБ увеличил активность в сегменте кредитования предприятий АПК. С чем связана эта политика? Как вы оцениваете инвестиционные перспективы в этом сегменте?

— Сейчас много говорят об импортозамещении, и здесь акцент в большей степени смещается на сельскохозяйственную отрасль и пищевую промышленность. Наличие девальвированного рубля в совокупности с объявленным Россией продовольственным эмбарго открывает двери для развития сельхозпроизводителей и переработчиков. Поэтому мы видим ярко выраженный спрос на проекты именно в этой отрасли. Несмотря на то что Нижегородская область не является регионом превалирующей сельскохозяйственной направленности, у нас есть ряд предприятий-лидеров, особенно в сфере птицеводства и производства молока, которые успешно развиваются и наращивают обороты. Эти предприятия заявляют действительно интересные инвестиционные проекты по расширению своих мощностей, и мы рассматриваем возможность участия в ряде таких проектов. И уже есть первые результаты. К примеру, в этом месяце мы прокредитовали одного из лидеров молочного производства региона — ОАО «Княгининское молоко». И в целом мы считаем этот сегмент крайне перспективным.

— Каковы ваши прогнозы по инвестиционной активности в Нижегородской области до конца года?

— Индекс промышленного производства в Нижегородской области по итогам первого полугодия — положительный. Конечно, будем самокритичны: с учетом сложно прогнозируемой экономической ситуации на рынке новых проектов у нас пока мало. Однако есть предприятия, которые уже сформировали для себя определенные задачи и ждут более благоприятной рыночной конъюнктуры. По ряду проектов мы с партнерами уже «на низком старте». Думаю, к концу года три-четыре таких проекта перейдут в активную фазу реализации. По моим оценкам, вложение новых инвестиций пока не будет носить широкомасштабный характер. Но точечные проекты как результат совместной работы лидеров среди банков и предприятий абсолютно реальны.

Беседовала Анна Павлова


Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя