Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

«Рейтинговый бизнес — это прежде всего репутация»

Екатерина Трофимова об особенностях создания и будущей деятельности нового рейтингового агентства

от

Хотя рейтинговый бизнес в России существует более 15 лет, только в июле президент РФ подписал специальный закон, регулирующий работу профильных агентств. Создаваемое сейчас новое национальное рейтинговое агентство с капиталом 3 млрд руб. и крупнейшими финансово-промышленными группами в качестве акционеров должно поднять общий уровень этого бизнеса в России. Что поможет избежать конфликта интересов в работе новой структуры, с кем она будет конкурировать и когда выйдет на международный рынок, рассказала будущий глава рейтингового агентства — первый вице-президент, член правления Газпромбанка ЕКАТЕРИНА ТРОФИМОВА.


— Какова ваша программа-максимум для агентства? Когда она может реализоваться?

— Самая главная задача — операционная: наладить работу агентства в соответствии с наилучшими международными практиками и требованиями регулирования, создать необходимую инфраструктуру, набрать персонал. Критерий успеха любого рейтингового агентства — признание инвесторов. Новое рейтинговое агентство не исключение, и это является основной задачей. Отмечу, что она уже начала выполняться — те принципы, по которым формируется корпоративная структура, содержание уставных документов и прочие фундаментальные основы деятельности, соответствуют лучшим мировым практикам, отвечают требованиям российского законодательства и учитывают локальную специфику.

— Предполагается ли выход за рубеж?

— На данном этапе стратегия агентства предполагает развитие деятельности на российском рынке. Это позволит наработать необходимую аналитическую базу, методологию и статистику для последующего выхода на другие рынки. В среднесрочной перспективе, на горизонте пяти лет, возможен выход на рынки Евразийского союза. Дальше я бы пока не загадывала. Также в среднесрочной перспективе мы будем налаживать сотрудничество с аналогичными компаниями в странах БРИКС и на других развивающихся рынках.

— С кем будете в первую очередь конкурировать — с филиалами «большой тройки» или национальными агентствами?

— Рынки уже давно трансграничны, и инвесторы используют оценки как международных, так и национальных рейтинговых агентств. Поэтому здесь не стоит выделять отдельные конкурентные группы. Методологически на первом этапе новое агентство будет работать только по национальной шкале, поэтому прямая конкуренция по международным финансовым инструментам будет ограниченна. При оценке конкурентной среды целесообразно сделать важную оговорку: всем действующим рейтинговым агентствам, включая иностранные, предстоит пройти аккредитацию в Банке России для признания рейтингов в регулятивных целях. Российским агентствам дается на это полтора года, иностранным филиалам — два года. Новому агентству также предстоит пройти процедуру аккредитации. Итоговый список рейтинговых агентств и станет конкурентным полем.

— Как будет названо новое агентство?

— Есть вариант, который сейчас предложен на рассмотрение и утверждение акционерам. Конечно, название не определяет успех проекта, который будет зависеть, прежде всего, от способности агентства завоевать доверие инвесторов. Но название должно быть простым и лаконичным, отражающим, прежде всего, специфику деятельности. Предлагаемое название — Аналитическое кредитное рейтинговое агентство, сокращенно АКРА. Интересно, что АКРА созвучно греческому слову, означающему верхнюю или наивысшую степень. А именно наивысшими стандартами будет руководствоваться агентство в своей работе.

— Когда новое агентство начнет рейтинговать эмитентов?

— Для этого требуется выполнение двух условий — получение аккредитации Банка России (это дает право на ведение рейтинговой деятельности) и готовность самого агентства к полноценному рейтинговому процессу. В базовом сценарии мне видится реалистичным срок конца второго — начала третьего квартала 2016 года.

— Почему решили создать агентство с нуля, а не приобрести кого-то из существующих игроков?

— До последнего времени российский рынок оставался одним из крупнейших нерегулируемых рейтинговых рынков в мире. Это отражалось в том числе и на качестве работы компаний отрасли. Но рейтинговый бизнес — это, прежде всего, репутация, и создание компании с нуля позволяет организовать все процессы самым надлежащим образом, избегая ошибок других. Основной пользователь продуктов агентства — это инвестор, а не рейтингуемые компания или банк. Интерес рейтингуемого клиента — это всегда максимизация рейтинга, а интерес инвестора и рынка — независимое высокопрофессиональное мнение о кредитном качестве. Мы пошли по пути удовлетворения потребности инвесторов, многие из которых и войдут в состав акционеров, и именно поэтому был выбран вариант создания агентства с нуля.

— Будет ли ЦБ или государство играть какую-либо значимую роль в новом агентстве? Получат ли какие-то должности представители госорганов?

— Фундаментальные основы рейтинговой деятельности предполагают, что оценки агентства должны быть независимыми от любого влияния. Если государство в какой-либо форме участвовало бы, а тем более влияло на деятельность нового агентства, девальвировалась бы сама идея о развитии сильной рейтинговой отрасли в России. Поэтому роль государства в деятельности агентства будет только регуляторной, согласно требованиям федерального законодательства, в частности закона о рейтинговой деятельности. Аналогичная позиция и в отношении кадров — чиновников, служащих среди сотрудников, руководства агентства не будет. Их не будет также и в совете директоров.

— У вас предполагается необычная структура собственности для рынка — у каждого акционера менее 5%. У других агентств обычно лишь один или несколько крупных собственников. Откуда появилась ваша идея?

— Действительно, опыт ведущих агентств, в частности «большой тройки», отличается от нашей модели. Но у нас и случай совершенно уникальный. В мире рейтинговые агентства формировались на протяжении более ста лет. У нас есть время ждать столько? Нет. Поэтому существующие примеры не являются безусловным индикатором того, что подходит для нового российского агентства. Чтобы двигаться дальше, мы должны перепрыгнуть более ста лет существования рейтинговой отрасли, взяв на вооружение только лучшее. А ошибок было немало.

Очень часто звучит вопрос о необходимости соблюдения баланса, защиты от конфликтов интересов. И такая форма диверсификации структуры собственности не только в долях (менее 5%), но и в категориях инвесторов по формам собственности и отраслям является дополнительным механизмом минимизации конфликта интересов. Любая организация при любой структуре собственности сталкивается с потенциальными конфликтами интересов. Вопрос в том, как она их минимизирует. Будь то собственность государственная или частная, корпоративная или индивидуальная — потенциальный конфликт интересов присутствует всегда. Поэтому важно, что в структуру собственности нового агентства войдут организации различных отраслей экономики, включая финансовый сектор, инвестиционные группы, которые представляют сразу несколько направлений бизнеса.

Что касается меня, то в случае утверждения акционерами я займу должность гендиректора, но не буду участвовать в капитале агентства для минимизации потенциального конфликта интересов.

— В конце августа завершился сбор заявок на участие в капитале агентства. Сколько организаций выразило желание участвовать в проекте?

— По факту книга заявок еще не закрыта. Процесс сбора продолжается, и я очень благодарна всем инвесторам за доверие к проекту. Некоторые заявки в процессе поступления и регистрации в связи с длительными корпоративными процедурами некоторых крупных компаний. Количество инвесторов, подавших заявки, превысило необходимый минимум (21) и на начало этой недели составило 26. Но заявки продолжают поступать, и финальное количество участников может увеличиться.

— Каковы доли групп акционеров — банков, страховых компаний, других участников подписки?

— Предсказуемо банков несколько больше, чем других категорий инвесторов, но все равно меньше половины. Банки как крупнейшие локальные инвесторы являются основными пользователями рейтингов, и поэтому в списке превалируют. Важно подчеркнуть, что участвуют банки не только с исключительно российским капиталом, но и с иностранными акционерами. Среди банков с российским капиталом и государственные, и частные.

— Каковы основные мотивы инвесторов? Когда агентство начнет приносить прибыль?

— Запрос на профессиональную рейтинговую оценку эволюционно сформировался в российском бизнес-сообществе. В этой связи вступление в силу закона о рейтинговой деятельности и создание нового агентства должны стать катализаторами изменений в отрасли, сформировав принципиально новую эффективную конкурентную среду. Согласитесь, нечасто выпадает шанс стать участником подобных изменений, способных изменить не только отдельно взятую отрасль, но и в целом улучшить инфраструктуру российского финансового рынка. Это мотив, на мой взгляд, является основным. Кроме того, новое рейтинговое агентство — это коммерческая организация, предполагающая отдачу на вложенный капитал. По нашим прогнозам, первую прибыль агентство заработает уже на горизонте первых трех—пяти лет операционной деятельности.

— А какова рентабельность этого бизнеса?

— Норма прибыли крупнейших международных рейтинговых агентств очень высока. Устоявшийся развитый рейтинговый бизнес действительно очень доходен. Например, агентство Moody`s показало в 2014 году чистую прибыль около $1 млрд при капитале на начало года менее $350 млн, то есть это высокомаржинальный бизнес.

Как и любое другое коммерческое предприятие, создаваемое агентство ставит перед собой задачу по получению и максимизации прибыли. Но необходимо учитывать, что сначала предстоит инвестиционная фаза проекта. То, на какой уровень рентабельности агентство выйдет на горизонте трех—пяти лет, будет в том числе зависеть от развития финансовых рынков и требований регулирования, поскольку одним из основных источников дохода для агентств являются комиссии от рейтингования размещаемых ценных бумаг. Первоочередная задача сейчас — выстроить правильную инфраструктуру в соответствии с лучшими зарубежными стандартами, а не погоня за краткосрочной прибылью. Тем более что в рейтинговом бизнесе прибыль является следствием правильно выстроенных процедур и результатом завоеванного доверия инвесторов.

— В дальнейшем в капитал могут войти новые акционеры или пока этот вопрос не рассматривается?

— Сейчас с потенциальными акционерами, подавшими заявки, только начаты процедуры согласования корпоративных процессов, уставных документов. Поэтому пока точно на этот вопрос ответить нельзя. Но тот капитал, который сейчас формирует агентство, достаточен для осуществления его деятельности на ближайшие пять и более лет в случае реализации локальной стратегии и в отсутствие возможных приобретений.

— Вы более десяти лет проработали в S&P, пройдя почти всю иерархическую лестницу. Что вы возьмете из практики его работы в новое агентство? От чего откажетесь?

— Надо понимать, что «большая тройка» значительно меняется. Рынок становится все более регулируемым. Поэтому практика работы «большой тройки» очень сильно изменилась в последние годы. Мы будем перенимать наилучшие подходы, сложившиеся у крупнейших агентств, с учетом собственных наработок. На ряде ключевых позиций в новом агентстве будут работать сотрудники с опытом работы в «большой тройке». Причем не только в аналитическом подразделении, но и в других службах. Кроме того, будет создано отдельное подразделение отраслевого и макроэкономического прогнозирования, подобного которому не существует в «большой тройке». Я ожидаю, что степень раскрытия отраслевых и макроэкономических прогнозов у нас будет в разы больше, чем в международных агентствах.

Методология агентства будет предложена для публичного обсуждения и направлена отраслевым специалистам для сбора комментариев. Будет организован не только письменный обмен информацией, но личные встречи. Поэтому все замечания рынка будут максимально учтены. Ожидается, что в обсуждении будут участвовать ЦБ, Минфин и экспертные подразделения, связанные с правительством. Впрочем, финальное решение по формированию методологии все равно остается за профильным комитетом агентства.

— Расскажите подробнее о принципах управления агентством. Кто войдет в совет директоров — представители акционеров, чиновники, депутаты, иностранцы?

— Принципы корпоративного управления должны обеспечивать независимость принятия решений (рейтинговых действий) и предельно минимизировать конфликт интересов. Что касается совета директоров, то этот вопрос сейчас обсуждается с потенциальными акционерами, подавшими заявки. Предлагается, что он будет состоять из пяти членов. За исключением гендиректора, все будут независимыми.

Также акционерам предлагается, что как минимум двое из членов совета директоров будут бывшими сотрудниками «большой тройки», иностранными специалистами. За ними будут закреплены вопросы разработки и развития методологии, а также комплаенса и внутреннего контроля. Это две области, которые критичны для развития агентства и минимизации конфликта интересов. Сейчас обсуждаются возможные кандидатуры председателя совета директоров. И не исключено, что он будет не из рейтинговой отрасли, а скорее представляющим финансовые рынки с международной и локальной экспертизой.

Основной риск для подобных проектов — человеческий фактор и кадровый вопрос. Несмотря на то что рейтинговые компании действуют в России на протяжении более 15 лет, качественных экспертов на рынке довольно мало. Сейчас значительные усилия сфокусированы на формировании команды, и уже есть понимание по кандидатам на ряд ключевых аналитических и неаналитических позиций.

— Откуда планируете привлекать сотрудников — из российских агентств, из международных, из банков, инвесткомпаний?

— При формировании штата, как и при формировании структуры акционеров, используется принцип разумной диверсификации. Команда будет складываться из различных категорий сотрудников с различным опытом. Нанимаются люди и с опытом работы в «большой тройке» агентств, и сотрудники коммерческих банков, российских и иностранных, и сотрудники с опытом работы в госструктурах, а также из академической среды. За счет обеспечения такого баланса мы хотим достичь лучшего результата в качестве аналитической работы.

— Каким будет штат агентства?

— К концу первого года планируется выход на уровень около 40 человек. Дальнейшие планы по персоналу будут зависеть от динамики клиентской базы.

— Не мало ли для такого объема работ?

— В российских агентствах, включая офисы «большой тройки», среднее количество аналитиков не превышает 30–50 человек. При правильном выстраивании рейтингового процесса большой штат не требуется. В принципе, рейтинговое агентство довольно компактная структура. Это, конечно, несколько диссонирует с той стратегически важной позицией, которую занимают рейтинговые агентства в экономике, и их значительным влиянием на рынки. На начало этого года рейтинговыми агентствами было отрейтинговано финансовых инструментов на общую сумму около $13 трлн, что составляет примерно 16–17% мирового ВВП.

— Не возникает ли конфликта интересов в рейтинговом агентстве, когда его акционерами выступают крупнейшие банки — как в выставлении завышенных оценок себе и дочерним компаниям, так и в привлечении в агентство своих клиентов, установив, например, такое требование для получения кредита? Как вы предполагаете этого избежать?

— Ваш вопрос, по сути, делится на два. Первый — это действительно потенциальный конфликт интересов. Второй — это потенциально недобросовестная конкуренция.

Разберемся с конфликтом интересов. Этот вопрос решается таким образом, что акционеры полностью отстранены от принятия аналитических решений, а структура собственности является очень дробной. В рамках компании гендиректор не занимается аналитической работой вообще. Коммерческие службы агентства будут полностью и функционально, и даже территориально отделены от аналитических служб. Качество же аналитики контролируется через несколько механизмов. Первый — это внешнее регулирование. Такие полномочия в связи с новым законом появились у ЦБ. Второе — это внутренний мониторинг. Так называемый контроль качества, осуществляемый отделенной и от аналитики, и от генерального директора методологической группой. Третье — это внутренний операционный контроль, который осуществляется отделенным от аналитической и методологической групп подразделением комплаенс и внутреннего контроля, подчиненным гендиректору. Существует и будет введен в действие целый комплекс процедур, ограничивающих возможное влияние на аналитиков со стороны эмитентов.

Возвращаясь к структуре собственности, это работает следующим образом. Представим гипотетическую ситуацию, что какой-то из акционеров предпринимает попытку повлиять на принятие решения. Такой акционер не просто пытается для себя выбить наиболее благоприятное решение по конкретному вопросу, но и ставит под угрозу стоимость тех инвестиций, которые произведены другими акционерами, и не только денежных, но и репутационных. Уверяю вас, такая ситуация никогда другими акционерами не приветствовалась бы.

— А что касается недобросовестной конкуренции?

— Выбор рейтингового агентства для себя и для своих клиентов всегда субъективен, вне зависимости от того, является тот или иной инвестор или банк акционером в рейтинговом агентстве или в какой-то другой компании.

— Но если я акционер, то, приводя клиента, я получаю дополнительную прибыль...

— Здесь также действует множество противовесов, заложенных в самой модели агентства, рейтингового бизнеса. Если акционер, он же пользователь рейтингов, приводит клиентов в агентство, в качестве которого он бы сомневался, он обеспечивает поток доходов. Но, инвестируя на основе решений такого агентства, он сам себя обрекает на еще большие убытки в виде потенциальных прямых потерь и потерь в виде резервов.

У акционеров есть потенциальная заинтересованность в росте доходов агентства, но даже с финансовой точки зрения независимость и качество работы такого агентства для них более выгодны. Уровень доходов от рейтинговых комиссий, который будет приходиться на одного акционера с долей менее 5%, в десятки и сотни раз меньше потенциальных потерь, которые могут возникнуть у этого же инвестора, если он будет «сгонять» клиентов в агентство, в качестве которого не уверен.

— Но рейтинговые оценки у всех агентств почти всегда одинаковые, редко когда отличаются на одну-две ступени...

— Вы правы, но это верно для уже устоявшегося рынка. И в случае «большой тройки» отличие в рейтингах абсолютного большинства эмитентов действительно составляет одну-две ступени. Мы не наблюдаем такой же ситуации по рейтингам по национальным шкалам в России. По новому федеральному закону в целях регулирования будут использоваться рейтинги именно по национальной шкале.

— За вами стоит крупный бизнес, у вас капитал 3 млрд руб., что несопоставимо с капиталом других российских агентств. Такое впечатление, что рождается еще один монополист. Он негосударственный, но тоже монополист. Не приведет ли появление вашего агентства к новой монополии? Особенно в условиях поддержки вас со стороны ЦБ?

— Барьеры вхождения в рейтинговый бизнес, в основном репутационные и организационные, одни из самых высоких среди всех отраслей экономики в мире. Это один из самых закрытых рынков. Уровень конкуренции в рейтинговом бизнесе является одним из самых высоких среди различных сегментов экономики. Даже на локальном российском рынке. Не забывайте, что национальные российские агентства напрямую конкурируют с «большой тройкой», которая здесь работает давно и имеет национальные шкалы. Также они конкурируют с агентствами, которые работают удаленно, без организации офисов. Например, активно развивает свою деятельность без наличия своего офиса в Москве китайское агентство Dagong. Поэтому степень конкуренции огромная. И нет никаких оснований говорить о возможной монопольной позиции этого агентства. Конкуренция будет всегда.

— И именно на локальном рынке?

— Да. Даже на локальном рынке. Он никогда не будет закрытым. И капитал не является определяющим для завоевания доли рынка. Важнейшим фактором для успеха агентства является прохождение аккредитации. По новому закону для аккредитации минимальный капитал должен быть 50 млн руб. Так что при соблюдении всех иных условий агентства с капиталом 3 млрд или 50 млн руб. имеют равные шансы. Рейтинговое агентство — это репутация, которая зарабатывается годами. И нам придется работать в разы больше и лучше, чем существующие игроки, для того чтобы занять существенную долю на рынке.

— Сейчас почти все инструменты рефинансирования привязаны к международным шкалам. Какие структурные изменения необходимы, чтобы переключить систему рефинансирования на национальные агентства?

— Изменения уже есть: согласно ст. 3 закона «О деятельности кредитных рейтинговых агентств в РФ», при использовании кредитных рейтингов органами государственной власти Банком России будут применяться рейтинги, присвоенные по национальной шкале. Думаю, что в ближайшие два года в инвестиционных критериях и госслужб, и отдельных компаний и банков могут произойти изменения в этой связи. Не национальная принадлежность, а качество работы, независимость и высокая профессиональная компетенция должны определять использование рейтингов тех или иных агентств инвесторами, в том числе в регулятивных целях. Любые искусственные необоснованные преференции и ограничения несут в себе огромные риски для всех участников финансовых рынков. Новое регулирование рейтинговых агентств строится именно на этих принципах. Работа агентства и будет сфокусирована на обеспечении этого качества, от чего и будет зависеть уровень использования и признания его рейтингов.

Интервью взяли Любовь Царева и Дмитрий Ладыгин


Аналитическое кредитное рейтинговое агентство (АКРА)

Company profile

В январе--феврале ведущие мировые рейтинговые агентства — Standard & Poor's и Moody's — понизили кредитные рейтинги России до спекулятивного уровня. Тогда же в Госдуму был внесен законопроект "О деятельности кредитных рейтинговых агентств в РФ", который был принят к концу июня, а 14 июля подписан президентом РФ. Через десять дней в Центробанке состоялось совещание по вопросу создания нового рейтингового агентства. По условиям проекта его капитал составит 3 млрд руб. Максимальная доля одного акционера не должна превышать 5%, при этом Центральный банк не будет участвовать в капитале. Предварительно агентство планируют назвать АКРА — Аналитическое кредитное рейтинговое агентство.

28 августа завершился прием заявок на участие в капитале агентства. Ранее о готовности участия объявили Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, Росбанк, Промсвязьбанк, "Росгосстрах", Московская биржа. По данным агентства "Интерфакс", помимо них подали заявки на участие в капитале Газпромбанк, Россельхозбанк, Ситибанк, Райффайзенбанк, Юникредит-банк, банк "Санкт-Петербург", УК "Лидер", "РФПИ Управление инвестициями", "Открытие холдинг", группа ОНЭКСИМ, Трубная металлургическая компания, ФСК ЕЭС, группа компаний "Ренова", АФК "Система", "Северсталь Менеджмент", ООО "Тринити" (входит в O1 Group), ООО "Сафмар пенсии" (входит в группу БИН), ООО "Промышленные инвесторы".

Согласно прогнозу, в 2016 году агентство должно получить доход от рейтинговой деятельности около 80 млн руб., а через четыре года — 600 млн руб. При этом в первые два года агентство будет убыточным, но к 2020 году планируется получить прибыль в размере 197 млн руб.

Трофимова Екатерина Владимировна

Личное дело

Родилась в 1976 году в Ленинграде. В 1998 году окончила Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов по специальности "Мировая экономика", в 2000 году — Университет Сорбонны (Париж) по направлению "Финансы и налоговое управление".

С 2000 по 2011 год работала финансовым аналитиком, директором и главой группы рейтингов финансовых институтов России и стран СНГ в компании Standard & Poor`s (Франция, Париж). С 2011 года занимает должность первого вице-президента Газпромбанка, где возглавляет центр экономического прогнозирования, курирует работу департамента корпоративных коммуникаций. Кроме того, Екатерина Трофимова отвечает за формирование и функционирование центра рейтингового консультирования по предоставлению консультационных услуг для клиентов по взаимодействию с рейтинговыми агентствами.

Комментарии
Профиль пользователя