Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Пока без участия государства Sukhoi Superjet 100 продвигается крайне тяжело»

На МАКС-2015 удалось продать 80 самолетов «Сухого»

На авиасалоне МАКС завершилась деловая программа. Основная часть сделок на выставке в Жуковском касалась гражданской авиации. Наибольший интерес бизнес проявил к самолетам Sukhoi Superjet 100. Компании удалось подписать контракты на поставку почти 80 судов. Общая сумма сделок превысила $3 млрд. При этом основную их часть проведут при помощи государства. Машины планируется поставить в ближайшие три года. Всего на МАКСе было представлено около 700 компаний, при этом 600 из них — российские. Заместитель генерального директора инвестиционной компании «Регион» Анатолий Ходоровский обсудил тему с ведущей «Коммерсантъ FM» Натальей Ждановой.


— Как вы оцениваете сделки на поставки Sukhoi Superjet 100? Как государство может помочь в реализации этих договоров?

— Из того реального, что подписано на салоне, — это сделка по поставке 20 самолетов Superjet авиакомпании «Ямал». Но мы должны понимать, что все-таки салон — это место, где происходит публичное действо. Что касается самих контрактов, то пока, к сожалению, без прямого, косвенного или любого другого участия государства Sukhoi Superjet продвигается крайне тяжело. На западных рынках он практически не представлен, он представлен лишь в одной мексиканской компании. Пока этот самолет не выйдет реально за пределы Российской Федерации, сложно говорить о его роли и месте на глобальном рынке.

— В таком случае, что мешает ему выйти за пределы России, почему без участия государства как-то все плохо складывается?

— Изначально этот самолет создавался в международной кооперации, имел достаточно большие прожекты и перспективы продвижения, но, на мой взгляд, изначально проблема заключается в том, что его пытались все время поставить в третьи страны, и лишь была единственная попытка сделать так, чтобы Superjet попал в Европу.

Там есть серьезные вопросы, связанные с сертификацией этого воздушного судна, но он мог попасть в Европу, был контракт с бельгийской компанией VLM, он прорабатывался, вернее. К сожалению, он не состоялся. До тех пор, пока этот самолет не попадет к достаточно широкой аудитории, которая может его увидеть, посмотреть, пощупать в действии, ему будет очень и очень тяжело продвигаться.

— А он соответствует европейскому уровню? Есть ли запросы на подобные самолеты у Европы?

— Запросы на подобные самолеты в мире есть. Если взять портфель заказов компаний-конкурентов, по состоянию на начало этого года у Embraer в сегменте 60-120 мест было заказов на 1600 самолетов, из них поставлено 1090. Там остаточный заказ был более 500 самолетов у Embraer. У Bombardier, его конкурента, поменьше. У Superjet на этом фоне всего 212 заказов.

Сегодня этот рынок достаточно жестко поделен. Если брать сегодняшнее состояние парка региональных воздушных судов, то 44% из них в мире — это Bombardier, 39% — Embraer, доля «Сухого» сейчас — 2%. Естественно, что просто так выйти в конкурентное поле новой машине, которая создавалась с трудом и с трудом выходила, это нормальный, хороший самолет, у него просто есть проблемы такого рода. Это конкуренция, во-первых, и во-вторых, попытки, на мой взгляд, продвигать его только внутрь страны либо совсем в третьи страны, где много банкротства его потенциальных эксплуатантов. Это путь в никуда.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение