Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы так и не ушли от нефтяной иглы и расплачиваемся за это»

Консервативный прогноз МЭР готовит нас к $40 за баррель

от

Российская экономика может уйти в рецессию до 2017 года. Таков новый консервативный прогноз Минэкономразвития, сообщает газета «Ведомости». По информации издания, худший сценарий предполагает сохранение цен на нефть на уровне $40 за баррель на ближайшие три года. В этом случае курс доллара будет держаться выше 75 руб., а инфляция в этом году достигнет 11,7%. К 2018 году показатель снизится лишь до 6%. В рамках этого сценария в этом году спад российского ВВП составит 3,7%. Базовый прогноз министерства предполагает средние цены на нефть выше $55 за баррель в течение трех лет. В этом случае уже в следующем году ВВП России покажет рост на 1,8%. Исполнительный директор Института экономической политики им. Гайдара Сергей Приходько обсудил тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Алексеем Корнеевым.


— Консервативный прогноз — это один из сценариев. Может ли он стать базовым?

— Это зависит от политического решения. На сегодня это один из прогнозов, но не исключено, что если дело так пойдет дальше, то он может стать и базовым.

— Базовый прогноз предполагает средние цены на нефть выше $55 за баррель в течение трех лет. Какой уровень цен на нефть стоит закладывать в бюджет на следующий год, как вы думаете?

— Прогнозирование цен на нефть — это дело очень сложное. Кроме как ущерб репутации, экономисту это ничего принести не может. Потому что угадать практически невозможно. Но если исходить из той предпосылки, что в бюджет обычно закладываются заниженные прогнозы, понятно, почему, чтобы в случае незначительного повышения цен на нефть, бюджет был сбалансированным, то, наверное, исходя из сегодняшней ситуации, имеет смысл захватывать в районе 40-45. Через некоторое время может выясниться, что и меньше.

— Даже меньше. Правда, Улюкаев в это не особо верит. То есть он понимает, что в краткосрочной перспективе это возможно, но в долгосрочной, о чем говорил Назарбаев, это невозможно. Так считает Улюкаев.

— Я с ним согласен, хотя чего здесь больше — расчета или надежды — сказать трудно.

— Если все-таки консервативный сценарий реализуется, каков может быть дефицит бюджета, можно его как-то спрогнозировать?

— Спрогнозировать его, конечно, можно. Все модели, по которым считается бюджет, известны. Внести в них другие параметры не составляет особого труда. Это решение политическое, и поэтому посчитать можно.

— Худший сценарий также предполагает падение реальных располагаемых доходов населения — минус 3,8 в этом году, минус 3 в следующем. В базовом показателе он будет расти уже в 2016-м. Как вы думаете, какой прогноз ближе к реальности?

— Ближе к реальности не базовый. Потому что цены на нефть, грубо говоря, как основы нашей экономики, к сожалению, показывают плохую тенденцию на сегодняшний день, а все остальное, что вы перечислили, естественно, с ними связано: и ВВП, прирост или неприрост, и доходы населения. К сожалению, мы так и не ушли от этой иглы и сейчас за это расплачиваемся.

— Смысл этих прогнозов, учитывая, что вообще в экономической, наверное, составляющей, в том числе, велика политическая составляющая, в частности, для России на сегодняшний день. Кому это адресовано все?

— Формально прогноз Минэкономразвития адресован правительству в целом и Минфину в частности. На базе прогноза Минэкономразвития верстается бюджет. Сейчас как раз этот процесс идет, на следующий год, так же как и на три года. В целом, я думаю, что надо бы адресовать и тем, кто принимает политические решения.

— Все меняется так стремительно, что, мне кажется, все прогнозы устаревают буквально на следующий день после того, как они выпускаются.

— Согласен с вами. Может быть, не на следующий, конечно, день, но быстро.

Комментарии
Профиль пользователя