Коротко


Подробно

5

Рисунок: Андрей Шелютто / Коммерсантъ

Безоружные деньги

История исчезновений федеральных средств, выделенных на перевооружение российской армии

Россия никогда не жалела средств на перевооружение армии и флота, однако не всегда эти средства тратились по назначению. "Власть" вспоминала о значимых уголовных делах в оборонно-промышленном комплексе страны последних лет и выясняла, кто и какими методами боролся с коррупцией в этом секторе и какими собирается бороться в будущем.


Иван Сафронов


"Коррупция в военно-промышленном комплексе абсолютно недопустима. Будем решительно пресекать злоупотребления",— пообещал кандидат в президенты Владимир Путин в феврале 2012 года. Спустя 3,5 года его слова вылились в увеличение полномочий надзорных и контролирующих органов, а также почти в две сотни уголовных дел в космической отрасли, судостроении и авиации. Одними из самых резонансных стали уголовные дела дочернего холдинга Минобороны "Оборонсервис" и бывшего начальника департамента имущественных отношений Евгении Васильевой, чьи действия с продажей объектов, по версии правоохранительных органов, нанесли миллиардный ущерб военному ведомству. Однако напрямую с оборонно-промышленным комплексом эти события связаны не были.

В 2010 году космическая отрасль переживала не лучшие времена: несмотря на стабильно растущее финансирование Федеральное космическое агентство (Роскосмос) под руководством Анатолия Перминова терпело фиаско с пусками ракет, срывало сроки создания спутников и никак не могло завершить формирование орбитальной группировки ГЛОНАСС. Последнему поспособствовала декабрьская авария ракеты-носителя "Протон-М": из-за того что в разгонный блок ДМ-03 по ошибке залили больше топлива, чем нужно, тройка аппаратов ГЛОНАСС-М не оказалась на орбите, а утонула в Тихом океане. Как вспоминает в беседе с "Властью" бывший чиновник Роскосмоса, именно тот инцидент стал отправной точкой, которая развязала руки сотрудникам правоохранительных органов: "На следующий день после аварии в профильное управление Минобороны, отвечавшее за заказ космической техники, пришли сразу семь прокуроров. Это не было похоже на какую-то стандартную процедуру — стало понятно, что правила игры будут меняться".

Поменялись они уже в сентябре 2011 года, когда сменивший Анатолия Перминова Владимир Поповкин передал в отвечающее за режимные объекты 4-е управление МВД результаты собственной проверки компании "Российские космические системы" (РКС), выявившей нецелевое использование 565 млн руб. по программе ГЛОНАСС. Комиссия установила, что в период с 2006 по 2010 год работы по программе фактически выполнялись штатными сотрудниками РКС, однако оплата за якобы выполненные контракты на проведение научно-исследовательских работ переводилась через цепочку подконтрольных компании фирм-однодневок и присваивалась. Ущерб от подобных махинаций полицейские следователи оценивали уже в 6,5 млрд руб.

Это дело примечательно не только масштабом, но и реакцией на него главы администрации президента Сергея Иванова (курировал проект ГЛОНАСС в правительстве в 2008-2012 годах), державшего расследование на личном контроле. "Когда ты видишь, что люди, которым ты и, в конце концов, государство доверяет и выделило огромные деньги, и они, мягко говоря, используются не по назначению — ну как можно к этому человеку относиться или к этим людям? — задавался он вопросом в интервью "Первому каналу".— Ну терпел. Не подавал виду, потому что я понимал, что если подам вид, то это приведет к настороженности и попытке замести следы". Фигурантов дела о хищении средств он сравнил с предателями. Расследование до сих пор не прекращено, однако говорить о том, что кто-то из высокопоставленных чиновников был допрошен или тем более обвинен, пока не приходится. Несмотря на резкую реакцию столь крупного кремлевского чиновника реальные сроки заключения получило несколько участников аферы среднего звена.

Космические начальники давно пребывали в своем "космосе"

Однако недооценивать важность этого в прямом смысле показательного выступления не стоит: слова Сергея Иванова Генпрокуратура, ФСБ, МВД и Следственный комитет расценили как карт-бланш на наведение порядка в отрасли. Топ-менеджер ракетостроительного предприятия вспоминает, что именно тогда контрольно-надзорные органы "словно с цепи сорвались". Правоохранителями было возбуждено несколько десятков уголовных дел по различным эпизодам. В обязательном порядке после аварий ракет-носителей Генпрокуратура сразу же изымала документацию на предприятиях-изготовителях, а Следственный комитет начинал расследовать дело по факту аварии, отчитываясь обо всех шагах в СМИ. По словам источника "Власти" в органах надзора, остальная номенклатура нарушений в космической промышленности была и остается связанной с превышением должностных полномочий, взяточничеством, мошенничеством и хищениями: "Особенно это распространено при закупках продукции и оплате услуг у сторонних компаний, например консультационных". Настоящей головной болью для правоохранителей до сих пор остаются сложные схемы, которые используются для хищения средств: аферистам легко запутать следы, используя предприятия кооперации, аффилированные банковские структуры. Чтобы доказать факт правонарушений, требуется проведение сложных экспертиз, для осуществления которых зачастую необходимо привлечение специалистов в области экономики и бухгалтерского учета.

Так или иначе, но со временем даже такие нарушения удается вскрывать. Весной 2015 года вице-премьер Дмитрий Рогозин во время выступления в Госдуме озвучил суммарный ущерб, нанесенный Государственному космическому научно-производственному центру имени Хруничева действиями бывшего руководства с 2007 года,— это более 9 млрд руб. "При таком разложении в руководстве предприятий нечего удивляться столь высокой аварийности, космические начальники давно пребывали в своем "космосе"",— заявил он. По результатам совместной работы Следственного комитета, ФСБ и МВД было возбуждено 11 уголовных дел, еще около десяти проходят стадию доследственной проверки. Бывший глава центра Владимир Нестеров обвиняется по ч. 4 ст. 160 УК РФ (хищение, совершенное группой лиц).

Отдельной строкой выделено строительство космодрома Восточный: по словам источника "Власти" в Роскосмосе, это "чисто президентский проект" и обо всех нарушениях, в том числе уголовно наказуемых, Владимира Путина информируют незамедлительно. По фактам растраты бюджетных средств и мошенничества возбуждено семь уголовных дел, еще десять находятся в производстве. Пожалуй, самым известным стало дело директора "Дальспецстроя" Юрия Хризмана, которого следователи обвинили в растрате 1,8 млрд руб. Общая же сумма ущерба от мошеннических действий, по данным Генпрокуратуры, оценивается в 7 млрд, однако стоит также учитывать 16 млрд руб., по целевому распределению которых строители Восточного никак не могут отчитаться.

Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) остается одной из самых проблемных вертикально интегрированных структур российской оборонки. По результатам проверки Генпрокуратуры в 2012-2013 годах было установлено, что финансовое состояние организаций ОСК ухудшается: выделяемые государством деньги для их оздоровления не использовались, а сама корпорация активно размещала их на депозитных счетах коммерческих банков. По данным прокуроров, за три года было размещено свыше 34 млрд руб., а 200 млн руб., полученные по ним в качестве процентов, оказались израсходованы на текущую деятельность и выплату премий. Отмечалось также, что слабая кадровая работа способствовала участию в хищениях непосредственных руководителей предприятий. Например, в октябре 2013 года было возбуждено дело по факту незаконной передачи коммерческим структурам имущества Балтзавода на 23 млн руб. В Хабаровском крае возбуждалось уголовное дело по факту хищения более 300 млн руб. с использованием вексельной системы — путем создания искусственного долга Амурского судостроительного завода перед компанией, зарегистрированной на кипрском офшоре. С Кипром была связана также история с продажей стратегического КБ "Вымпел", специализировавшегося на разработке морских шельфовых проектов. После вмешательства МВД суд признал сделку недействительной, а акции КБ были возвращены под контроль РФ.

Еще одно громкое дело связано с "Северной верфью" в Петербурге: ее гендиректор Александр Ушаков, вступив в предварительный сговор, в декабре 2014 года был обвинен в хищении 39 млн руб. На это сразу же отреагировал вице-премьер Рогозин: "Коррупция в ОПК идентична госизмене" (как чиновники реагировали на коррупцию, см. справку "Коррупция в ОПК идентична госизмене"). Впрочем, экс-глава предприятия впоследствии заключил со следствием досудебное соглашение о сотрудничестве и отделался условным сроком.

Резонансное уголовное дело было возбуждено по результатам проверки исполнения экспортных контрактов северодвинской "Звездочкой": ФСБ сначала провела обыски на самом предприятии, а 21 июля 2015 года — уже в ОСК. По результатам спецоперации было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 (мошенничество), задержано и арестовано несколько человек. Известно, что нарушения были допущены в 2011-2012 годах при ремонте индийских дизель-электрических подлодок: чекисты подозревают, что на них устанавливались контрафактные детали. Основной проблемой оборонки является повсеместное использование схем перекрестного финансирования, когда деньги с одного проекта при необходимости перекидываются на другой в расчете на исправление ситуации, говорит один из собеседников "Власти".

Всего по нарушениям в оборонке расследуется более 190 дел, однако полную информацию о них получить вряд ли удастся

Обстановка в авиации не лучше: только в 2012-2013 годах прокуроры установили, что несмотря на "беспрецедентные меры господдержки" в размере 70,5 млрд руб., предназначенных для реструктуризации имеющихся задолженностей, финансовое состояние предприятий оставляло желать лучшего — совокупный долг корпорации на ноябрь того же года составлял более 260 млрд руб. Уставный капитал Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) вследствие снижения стоимости активов дочерних обществ уменьшился на 30 млрд руб. 50 млрд руб., направленные в период с 2007 по 2012 год из бюджета на реализацию проектов строительства гражданских судов отечественного производства, доводились корпорацией до зависимых обществ "на крайне невыгодных условиях": вместо безвозмездного внесения в уставный капитал обществ деньги предоставлялись предприятиям в виде займов под проценты (иногда до 14,5% годовых). В то время как сами общества были вынуждены брать коммерческие кредиты, ОАК для получения доходов на депозитах было размещено в 2011-2013 годах более 685 млн руб. Не без греха оказывались и топ-менеджеры предприятий ОАК: например, бывший глава "Туполева" Сергей Ильюшенков обвинялся по ст. 201 УК РФ (превышение полномочий). Следствие считает, что он своими действиями нанес компании ущерб более чем на 230 млн руб.: действуя по предварительному сговору с коллегой, убедил руководство в необходимости заключения сделок по сдаче части помещений имущественного комплекса с целью извлечения выгоды. Ведется судебное разбирательство. На протяжении последних лет несколько раз вскрывались случаи поставок оборудования через "прикормленные фирмы" с накруткой цены в 10-15%, приводит пример собеседник "Власти" в правоохранительных органах.

По сведениям "Власти", по фактам хищения средств в судостроении возбуждено более 30 уголовных дел (17 из которых уже передано в органы предварительного следствия). По результатам проверок ОАК возбуждено 17 уголовных дел, которые следователи намерены довести "до логического конца". Всего же по нарушениям в оборонке расследуется более 190 дел, однако ввиду того, что оборонные контракты являются непубличными, а средства, выделяемые на перевооружение армии, относятся к закрытым статьям бюджета, полную информацию о них получить вряд ли удастся.

Исполнение государственного оборонного заказа в России всегда проверялось сразу несколькими ведомствами: Генпрокуратура вела плановые проверки предприятий оборонки, ФСБ — внеплановые, а Следственный комитет и МВД работали по выявленным фактам. Учитывая специфику отрасли, с 2004 года проверки проводились также Федеральной службой по оборонному заказу (Рособоронзаказ), оказавшейся сначала в подчинении Минобороны, а уже после прихода вице-премьера Дмитрия Рогозина — правительства. Параллельно с этим вся информация о нарушениях поступала в Кремль.

За последние два года система изменилась. Для того чтобы связать воедино информацию, поступавшую от всех контрольно-надзорных органов, при правительственной коллегии Военно-промышленной комиссии был создан оперативный штаб. В январе 2015 года свое существование прекратил Рособоронзаказ: министр обороны Сергей Шойгу предложил Владимиру Путину ликвидировать службу в рамках оптимизации расходов. Президент согласился, передав функции по контролю над расходованием средств Счетной палате, контрольные функции по размещению заказов по линии гособоронзаказа и ведение реестра недобросовестных поставщиков — Федеральной антимонопольной службе, а ведение реестра единственных поставщиков, как и право выдачи лицензий предприятиям оборонно-промышленного комплекса,— Минпромторгу.

Инициировав ликвидацию Рособоронзаказа, Минобороны столкнулось со следующей проблемой. По законодательству госзаказчик обязуется контролировать целевое использование средств, направленных на финансирование ГОЗ, но при этом у военных отсутствовали для этого необходимые полномочия. Иными словами, перечисляя средства в рамках заключенных госконтрактов головному исполнителю, Минобороны не могло отследить их дальнейшее движение, чем предприятия и пользовались, пытаясь компенсировать свои убытки. Чтобы исправить ситуацию, Сергей Шойгу предложил подключить к работе Федеральную службу по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг), которая могла отслеживать передвижения средств. Результаты были ошеломляющими, признается высокопоставленный источник "Власти" в военном ведомстве: выданные средства размещались на депозитах и использовались для погашения банковских займов, обналичивались и даже тратились на покупку недвижимости. "Директор одного предприятия перечислял средства юридической компании своего сына, якобы для оказания консультационных услуг, которые впоследствии у этого директора оказались на личных счетах,— рассказывает чиновник Минобороны.— Что больше всего поразило, так это вывод денег в офшор: финансисты признавались, что сталкивалась с очень сложными, запутанными схемами, состоящими из 12-15 цепочек, а здесь уже на третьем звене контрактации деньги предприятия были переведены на офшорные счета". Чтобы впредь избежать подобных инцидентов, система контроля над средствами оборонзаказа будет строиться путем "окрашивания" денег, то есть Минобороны и Росфинмониторинг будут отслеживать их движение по расчетным счетам и, при наличии подозрений в незаконности операции, передавать информацию правоохранительным органам. С 2016 года эта система полноценно заработает с контрактами Минобороны, а с 2017 года по новым правилам будут работать все министерства и ведомства, участвующие в размещении гособоронзаказа.

Источники "Власти" в Кремле и правительстве полагают, что уже сделанные шаги в достаточной степени препятствуют коррупции в оборонно-промышленном комплексе, но не исключают в перспективе каких-то корректировок. "Только в этом году объем оборонзаказа составляет 2 трлн рублей, это колоссальные деньги, которые нужно пустить на дело, а не дать кому-то положить их в карман",— отмечают они.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение