Коротко

Новости

Подробно

Фото: Filmz.ru

Край сильных женщин

Пятый международный кинофестиваль на Сахалине

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Фестиваль кино

На Сахалине стартовал Пятый международный кинофестиваль "Край света", который, несмотря на присутствие отдельных европейских картин в программе, к своему первому юбилею вырос в масштабный смотр киноиндустрии Дальневосточного региона — в конкурсе участвуют ленты из Китая, Индии, Тайваня, Южной Кореи, России, есть секция с говорящим названием "Соседи, друзья", программа экспериментальной азиатской анимации и даже мультфильмы для взрослых. Рассказывает ЕЛЕНА КРАВЦУН.


Пока премьер-министр России Дмитрий Медведев осваивал "ворота страны в Азиатско-Тихоокеанский регион", то есть Курильские острова, чем немало взволновал японский истеблишмент, совсем неподалеку, в Южно-Сахалинске, открылись "ворота" в другой мир — авторского кино. В программу пятого фестиваля "Край света", которой нынешний ММКФ вполне может завидовать, вошло более ста картин. В конкурсе участвуют десять лент из Китая, Индии, Тайваня, Южной Кореи, Турции, Армении, Румынии. Правда, не обошлось без происшествий: вчера китайский фильм "Самое дорогое" сняли с конкурса, потому что ни один из создателей на Сахалине не появился. Россию представляют сразу три фильма, победоносно выступивших этим летом на сочинском "Кинотавре": "Чайки" Эллы Манжеевой, "Спасение" Ивана Вырыпаева и "Тряпичный союз" Михаила Местецкого. Также в числе работ, которые будут бороться за главный приз, новая лента легенды южнокорейской режиссуры Ким Ки Дука "Стоп". В жюри в этом году заседают филиппинский режиссер и триумфатор прошлого фестиваля в Локарно Лав Диас, сценарист Александр Родионов, актеры Данила Козловский и Анна Чиповская, а возглавляет команду иранский режиссер и сценарист Мохсен Махмальбаф, который также привез свою новую картину "Президент", засветившуюся на прошлом Венецианском кинофестивале. Вне конкурса смотреть тоже есть на что: программный директор "Края света" Алексей Медведев подобрал действительно "смотрибельное" и в то же время нестыдное авторское кино, которое не грешит экспериментами только ради формы и не унижает своего зрителя. Это и киносенсации международных фестивалей этого года, например финалист Берлинале "Такси" Джафара Панахи или еще не показанные в России и прямиком приехавшие из Канн "Убийца" Хоу Сяосяня и "Сокровище" Корнелиу Порумбоя. Плюс к тому достойная документальная программа и азиатские полнометражные мультфильмы, которые авангардны порой настолько, что шокируют даже самое искушенное кислотными и сюрреалистическими эффектами воображение вроде японских "Чебурашки" и "Вредных советов" по Остеру.

В прошлом году фестиваль "Край света" посетили около 25 тыс. человек, в этот раз организаторы ожидают еще больший прирост аудитории. Ажиотаж в связи с киносмотром в городе огромный. Перед показами за билетами выстраивается длинная очередь, а в шатрах Q&D, где после каждого просмотра проходят обсуждения с создателями конкурсных картин, места занимаются молниеносно, сахалинские зрители активно задают вопросы и действительно жаждут понимать кино, которое им показывают.

Фильмом открытия стала тонкая дебютная картина китайского режиссера Ли Сяофэна "Нэчжа", названная так в честь даосского духа бунтарства и непокорности и входящая в конкурсную программу. Действие этой пронзительной драмы разворачивается в 1990-е годы, когда Китай начал пожинать плоды политики реформ и открытости, а "экономическое чудо" привело к переоценке моральных ценностей. По сути, в основе фильма Ли Сяофэна лежит старейшая проблема отцов и детей, однако не только дети хотят жить свободнее, но и отцы. Начинается картина как "Жизнь Адель": та же школьная дружба двух школьниц, сильных характером, и увлеченность их литературой сентиментального толка, лейтмотивом проходит книга Сань Мао, китайской Джейн Остин, из-за одиночества и несчастной любви покончившей с собой. Однако на деле фильм оказывается лишен каких-либо сексуальных подтекстов. Главную героиню нонконформистку Ван Сяобин, слишком тонко чувствующую несправедливость мира и пишущую стихи, создатели картины на показе охарактеризовали как "одинокий остров". С юношеским запалом она заявляет своему отцу (который слушает "Революционный этюд" Шопена и сам бунтует против традиционных семейных ценностей, уходя от семьи в собственную эпоху свободной любви, но от дочери тем не менее лицемерно требуя повиновения): "Есть только один способ жить в этом мире — быть честным".

Тему сильных женщин, противопоставляющих личную свободу стереотипам патриархального общества, продолжает и другой режиссерский дебют — Эллы Манжеевой с калмыцкой картиной "Чайки", аншлагово выстрелившей на нынешнем Берлинском кинофестивале. Пока же самым впечатляющим в конкурсе высказыванием о женской доле, которая с наступлением нового века почему-то легче не становится, оказалось роуд-муви индийской актрисы Гиты Мохан Дас "Покер на костях", и это тоже дебют, уже обласканный фестивальными жюри в 40 странах и лауреат национальной кинопремии Индии. Это особенно впечатляющий факт, если знать, что не имеющее прокатной платформы независимое кино в Индии — удел одиночек, рискнувших сыграть с конвейерным гигантом — Болливудом. Фильм Гиты посвящен мигрантам, чьи исчезновения для окружающего мира всего лишь статистика, где обрушение многоэтажных домов с сотнями смертей — обычное дело. Муж героини Камлы, уехав на стройку, перестал выходить на связь, и молодая женщина с очаровательной дочкой и козленком отправляется в опасное путешествие с Гималаев в бушующий Дели. На своем пути она встречает фактурного незнакомца, с замашками головореза и отзывчивым вроде как сердцем, но доброта эта зыбкая, неоднозначная, ей сложно доверять. За плату он соглашается сопровождать Камлу и помочь в поисках. Пока он груб и немногословен, он отличный защитник, но как только этот изгой открывает рот, то сразу начинает нытьем выпрашивать деньги. Весь фильм парочка обменивается убийственными испепеляющими взглядами, они мало говорят и совсем не поют. Картина поражает красотой неоткрыточной Индии, которую мы привыкли видеть в цвете вырвиглаз, а той, что не показывают туристам: с мелодичными реками, пустынными горами и редкими переливами ситара. Название "Покер на костях" обыгрывает и высокую ставку, которую Камла поставила на это опасное путешествие, и азартную игру в кости, которой зарабатывает на жизнь ее провожатый аферист-дезертир, и ненароком сигнализирует об оглушительном финале фильма про боль утраты на фоне победоносного строительства доступного жилья.

Комментарии
Профиль пользователя