Коротко

Новости

Подробно

«Власть — это исключение из правил»

В меню банкета правительства Ставрополья найдены санкционные продукты

от

Заказ на организацию и проведение официального приема по случаю Дня Ставропольского края опубликован на сайте госзакупок. В меню готовящегося мероприятия, в частности, входят карпаччо из сыровяленой телятины с помидорами конкассе, капрезе с сыром моцарелла и соусом песто, тигровые креветки и филе норвежского лосося в прованских травах, а также ассорти из европейских сыров. В правительстве Ставропольского края поспешили опровергнуть сведения о запретных продуктах на грядущем праздновании. «Все перечисленное в меню производится в РФ или в тех странах, которые не попали под эмбарго», — заявили в региональном кабмине. Ведущий «Коммерсантъ FM» Алексей Корнеев обсудил тему с Андреем Бильжо — художником, писателем и ресторатором, а по образованию психиатром.


— Доброе утро, Андрей Георгиевич.

— Доброе утро. Собственно говоря, это название иностранное. Может быть, здесь действительно сложно. Потому что — ну что такое «карпаччо из сыровяленой телятины»? Во-первых, или журналисты, или там неправильно составили, потому что карпаччо всегда из сырого мяса. Не бывает оно из вяленого или какого-то копченого. Карпаччо — это всегда из сырой говядины. Так приготовил Чиприани впервые это блюдо, назвав его в честь художника Карпаччо в Венеции, в Harry’s Bar, это я знаю точно, потому что не раз там бывал и про это рассказывал и даже писал. Поэтому карпаччо можно приготовить просто из сырого хорошего мяса.

Помидоры конкассе — это просто помидоры, которых навалом в Ставропольском крае, которые обдали кипятком, сняли кожицу, вытащили семена и мелко нарезали. Конкассе — это и есть нарезать. Тигровые креветки — черт его знает, может быть, где-то на севере или на юге существуют тигровые креветки. С норвежским лососем труднее, потому что он норвежский так норвежский, хотя в Архангельске ловят лосося.

Интересная история: в Архангельске ловят лосось, этот лосось покупают в Норвегии прямо с рыболовецкого траулера, обрабатывают и потом нам продают уже в запечатанном, разделанном виде. Как здесь быть с антисанкционными продуктами, непонятно. Потому что лосось-то наш, но уже обработан Норвегией.

— Он родился у нас, вырос у нас, конечно.

— Вырос у нас, поймали наши рыбаки, потом его обработали, и он уже становится антисанкционным. В общем, непонятная история. Капрезе бывает только с моцарелой, не бывает салат «Капрезе с моцареллой». Капрезе — это и есть салат с помидорами и моцареллой. Соус песто делается из тигровых орешков. Все это можно сделать, конечно же, и у нас. Но, зная историю нашей страны и прожив довольно долго в Советском Союзе, я прекрасно понимаю, что любые санкции, любые антисанкции, любые указы, приказы, дефициты всегда обходятся стороной теми, кто виноват в причине этих санкций, антисанкций или этих дефицитов.

И так всегда было. Кремлевский паек — это устойчивый оборот, так оно и было. Всегда выдавали продукты, которых не было в магазине, и упаковки, которых даже не видели, не подозревали, что существует сосиска в оболочке, думали, что они рождаются в целлофане. И только в магазине на Мосфильмовской, куда скидывали иногда из Совмина, маленький прилавок, можно было купить токийские сосиски. Так было, тогда сосисок даже не видели, а они существовали, в Совмине ели только такие сосиски и в Кремле, и одна девочка, дочка одного из сотрудников, говорила: «Что же, неужели существуют сосиски в целлофане?».

Всегда все обходилось, и даже, как это ни страшно звучит, во время войны в блокадном Ленинграде власть ела черную икру, играла в большой теннис, ела ананасы и бананы. И так оно и будет, и ничего не изменится, потому что это отношения власти и черни: власть говорит, что можно читать, куда можно ходить, что можно смотреть, что можно есть, с кем можно спать, а сама власть этого никогда не будет придерживаться.

И это нужно зарубить себе на маленьком или большом носу: так будет всегда, и ничего никогда не изменится, потому что власть — это власть, ей позволено, дозволено, а вам нужно только слушаться, что она говорит. Она будет по-прежнему одеваться в иностранную одежду, ездить на иностранных автомобилях, есть то, что хочет, читать то, что хочет, потому что существуют правила или не существует правил, из которых нет исключений.

Власть — это исключение, это слуги народа, которых мы выбирали или не выбирали, это уже другой вопрос, но она себе разрешает, и она будет есть карпаччо, будет есть моцареллу и другие сыры, рокфоры, камамберы — чего только не будет есть власть, потому что она привыкла. И отдыхать, где хочет, говорить «а вы не поедете в Таиланд, товарищи, и в Турцию», находясь на Лазурном Берегу, где-нибудь под Ниццей, и глядя на море.



Хороших вам выходных, друзья мои, будьте здоровы, держите себя в руках, ешьте, что хотите, как я уже говорил не раз, читайте, что хотите, спите, с кем хотите, и не обращайте внимание на то, что вам говорят, — вы уже давно взрослые, вы повзрослели и вышли из подросткового и детского возраста.

Комментарии
Профиль пользователя