Коротко

Новости

Подробно

Фото: Антон Ваганов / Коммерсантъ

«Главная проблема — это люди, которые говорят: "Уберите вашего дебила"»

СК возбудил дело об унижении достоинства сестры Натальи Водяновой

от

Следственный комитет возбудил дело после инцидента в кафе с сестрой Натальи Водяновой. Оксану, у которой диагностирован аутизм и ДЦП, выгнали из заведения. Конфликт произошел в Нижнем Новгороде, где живут родственники Водяновой. Как рассказала российская модель в Facebook, хозяин заведения попросил сестру Водяновой и ее няню удалиться, поскольку те «отпугивают клиентов». По словам Водяновой, он также посоветовал ее родственникам «лечиться, а затем идти в общественное место» и вызвал охрану. Как заявил официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин, нижегородское управление СК возбудило дело о нарушении прав девушки. Глава Фонда содействия решению проблем аутизма в России «Выход» Авдотья Смирнова обсудила тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Алексеем Корнеевым.


— Почему такие вещи происходят вообще в России?

— Прежде всего потому, что у нас очень низкий уровень информированности об этой проблеме, я считаю, что страхи возникают там, где есть недостаток информации. Кроме того, у нас общество не толерантное, в том числе не толерантное к людям с особенностями. В этой ситуации, как в капле воды, отразилось все, что происходит в России, и особенно горько, что это происходит с семьей Наташи Водяновой, потому что Наташа — вообще замечательный человек и очень серьезный благотворитель, она делает многое в России со своим фондом «Обнаженные сердца» для облегчения жизни именно людей с особенностями. У нее идут программы и в Нижнем Новгороде, и в Твери, и так далее. Она занимается этим очень серьезно и фундаментально, это не игры, а это сердцем, умом понятое и пережитое. И вот то, что ее сестру таким образом выгоняют, это показатель того, где мы находимся как общество, что мы находимся даже не на нулевом уровне, а ниже нулевого уровня.

Потому что во всем мире давным-давно программа, которая условно называется Autism Friendly, работает в кафе, музеях, ресторанах, парикмахерских. Это вопрос информирования и одного часового тренинга для сотрудников. Мы с фондом «Выход» начали первые шаги по этой программе, мы сделали вместе с компанией «Дисней» представление-мюзикл «Красавица и чудовище» в апреле для семей с людьми с аутизмом, два кинопоказа. Мы будем это продолжать, мы сейчас начинаем программу с Пушкинским музеем в Москве, но это все первые робкие шажочки, на которые откликаются пока только культурные институции, которые понимают проблему.

В том, что касается чисто бытовых вещей, понимаете, это же семьи, которые практически заперты дома, которые не могут пойти в кафе просто выпить чаю, которые не могут пойти в парикмахерскую постричься, потому что их отовсюду выгоняют. И выгоняют именно вот такими грубыми и совершенно, самое главное, неверными словами: «Идите, лечитесь, а потом приходите в общественное место». Вот это все абсолютно чудовищно. Это такой показатель дикости.

— Но эту дикость, естественно, надо как-то искоренять, а кто должен этим заниматься, кроме благотворительных фондов, государство каким-то образом в этом участвует? Я вот знаю, что, например, в этом году одной из компаний отказано, например, в президентском гранте, которая, кстати, тоже занимается людьми с аутизмом. Вот между тем…

— Это какая организация?

— Насколько я знаю, это, по-моему, у Екатерины Мень, если я не ошибаюсь.

— Мне кажется, что Центр проблем аутизма получал какие-то деньги, впрочем, я не знаю, но дело в том, что государственная машина очень тугая, медленная и инерционная. Для того, чтобы сдвинуть ее с места, нужно много совокупных общественных усилий. Но есть вещи, которые можно сделать сейчас и без всякой помощи государства — это объяснить, рассказать. Мы готовы приехать в это нижегородское кафе и привезти туда наш часовой тренинг, в ходе которого объясняется, почему не нужно бояться людей с особенностями развития, что такое аутизм и как быть с ним рядом, как этим людям помочь.

Это не бином Ньютона, это не повышение квалификации педагога-дефектолога, это для самых обычных людей. Мы видели, как это работает, потому что когда мы делали такой тренинг в Пушкинском или в кинотеатре «Октябрь», сидят на тренинге ребята-охранники, представляете себе, что это за люди. Сидят, все это внимательно слушают с некоторым ужасом и напряжением, охранники кинотеатра, а потом туда приходят семьи с детьми с аутизмом. И потом эти же ребята говорят: «Ой, а они такие симпатичные, и родители такие симпатичные, а я думал, что это дети алкоголиков». Почему он так думал, откуда он это взял — совершенно непонятно. То есть, на самом деле, государство должно было бы начать большую программу по информированию общества о разных особенностях и инвалидностях.

— Чтобы не было вот этого страха, чтобы этот страх преодолеть, который сидит в людях?

— Конечно, главная же проблема, понимаете, главные враги — это даже не чиновники и не учителя, и даже не всегда врачи. Главная проблема — это самые обычные люди, которые говорят: «Уберите вашего дебила с детской площадки» или «Я не хочу, чтобы мой Васенька учился с вашим чудовищем». А то, что если обычные дети не будут расти бок о бок с людьми с особенностями и инвалидностями, то потом из них вырастут взрослые, которые этих же родителей сдадут в казенный, понимаете, старческий дом, где они будут умирать на казенной клеенке, это никому в голову не приходит.

— Это адекватная мера воздействия — уголовно наказывать хозяина этого кафе, несмотря на весь ужас ситуации?

— Вы понимаете, я не могу оценивать действия Следственного комитета в терминах «адекватно» или «неадекватно», я возглавляю благотворительную организацию, которая стремится к смягчению нравов, а не к ужесточению наказаний. Это не ко мне вопрос. То, что к этому должно быть привлечено внимание, то, что на самом деле, конечно же, нарушены конституционные права Оксаны, это очевидно. Должно это быть уголовное преследование или гражданское, я не знаю, я не юрист, но, безусловно, права девушки нарушены.

Комментарии
Профиль пользователя