Коротко


Подробно

Фото: Василий Дьячков / Коммерсантъ

«Мне нравится эта удивительная забота о наших людях»

Россиянам могут запретить поездки на курорты Турции, Египта и Таиланда

от

В Заксобрании Петербурга выступили с предложением запретить гражданам посещать курорты Таиланда, Турции и Египта. По мнению одного из депутатов, самые популярные у туристов места заграничного отдыха являются одновременно и наиболее опасными для российских граждан. Поводом для беспокойства парламентариев являются частые случаи ДТП, отсутствие правил безопасности в отелях, отравления продуктами и алкоголем, а также высокая опасность столкновений с местной преступностью. В питерском Заксобрании предложили альтернативные места для отдыха в России. Ведущая «Коммерсантъ FM» Светлана Токарева обсудила тему с Андреем Бильжо — художником, писателем и ресторатором, а по образованию психиатром.


— Андрей Георгиевич, что думаете по этому поводу?

— Мне нравится эта фраза — «отравление продуктами питания и алкоголем». Мне вспоминается один доцент из города Самары, про которого мне рассказывали друзья из турагентства, который развязывал, садясь в самолет. Он в самолет садился, когда был в завязке целый год, и развязывал. Дальше его путешествие длилось довольно интересно. Из больницы в больницу его перевозили с тяжелым алкогольным отравлением. И дальше с капельницей он возвращался в город Самару уже с белой горячкой. Платил за все это путешествие он. Таким образом, он несколько лет путешествовал от одного турагентства, и это путешествие заключалось фактически в состоянии перманентного делирия, поэтому никаких стран мира он не видел. Но путевку заранее покупал. Приезжая в город Самару, он опять завязывал. Такое тяжелое отравление нас ждет в разных странах мира. Я с вами говорю из аэропорта города Барселона, сейчас стою, вокруг меня ходят ужасные страшные люди, сплошные извращенцы и гомосексуалисты.

— Депутат Заксобрания Петербурга бы не одобрили ваш выбор.

— Нет, конечно. Эксгибиционисты, террористы, все пьяные, кошмар. И я не знаю, как мне быть, я взял с собой какое-то количество наших отечественных продуктов. Надеюсь, что я продержусь здесь несколько дней, чтобы не отравиться продуктами питания и алкоголем. Вообще, мне нравится эта удивительная забота о наших людях. Я не знаю второй такой страны в мире на земном шаре, где бы так любила власть, те, кто наделен этой властью, те, кого народ выбирал, так любили свой народ, так о нем заботились потрясающим образом, заботились о питании, дозировали это питание. Сегодня вам можно есть шпроты, завтра их нельзя есть, можно пить боржоми, потом нельзя, можно пить белое, красное вино грузинское, потом нельзя, потом опять можно пить. Это потрясающе. Можно нюхать тюльпаны — потом нельзя их нюхать и так далее. Потрясающа забота, туда поехать, туда не поехать. Эти книги можно читать, а эти нельзя читать сегодня и завтра, а вот через три недели можно будет, они вернутся обратно. Это удивительно.

Нужно сказать огромное спасибо и низко поклонится, сегодня мы говорим про депутата Евгения Евгеньевича Марченко, который так любит свой народ, жителей своего города, и, конечно, он пойдет на другой срок, его выберут. И эта потрясающая забота о людях, меня, конечно, очень трогает, просто, слезы на глазах наворачиваются, сердце начинает биться чаще. Я даже не знаю, чем отплатить за эту любовь к народу и к себе в частности, потому что я часть этого народа. Я понимаю, как волнуется Марченко, как волнуются все остальные, возможно, Милонов в том числе: как там Андрей Бильжо, этот художник, который часто говорит гадости по радио «Коммерсантъ FM» на своем утреннем приеме.

— Им, наверное, сверху видно все, что есть хорошо, а что есть плохо?

— Конечно, они наверху, совершенно верно. Им сверху видно, они сидят на вершине своей власти, кто-то на маленькой вершине, кто-то на большой, и смотрят сверху, как мы там копошимся, как мы вообще себя ведем, как нас, неразумных, вообще направить на путь истинный. Еще церковь нам помогает, одна, вторая, третья, говорит, куда нам двигаться, о чем нам думать, где духовность: «Не туда пошли, нет, направо, нет, налево, вот сейчас правильно идете. Книжку возьмите, Бильжо, возьми книжку, вообще, что ты говоришь, на, поучись немножко. Что ты в рот берешь? Ну-ка, выплюнь срочно, выплюнь-выплюнь, это тебе нельзя, мы раздавим это трактором». Это потрясающе.

Вообще, меня потрясает, конечно, этот какой-то сумасшедший гипертрофированный бронированный цинизм. Это меня потрясает, конечно. У меня ощущение, что этих ребят каким-то образом отбирают, это какой-то искусственный отбор по Дарвину. Почему они все так похожи друг на друга, что там происходит, через какие ворота, через какую рамку они проходят, что становятся так похожи все друг на друга. Это для меня удивительно. Кажется, что я вижу их детство как психиатр, я вижу, какими они были в детстве. Это были выскочки, зубрилы и подхалимы, которые ходили за учительницей на перемене за ручку, это были маленькие противные стриженные стукачи, которые жаловались на то, что мальчик сказал не то слово, а эта девочка списывает у другой девочки и так далее. Из них выросли эти ребята, которые сегодня говорят нам, куда нам идти, что нам есть, как одеваться, с кем нам спать в постели, а с кем не спать, и так далее. Они суют свой нос везде, и если мы сделаем что-то не так, они стучат, как это делали в школе, эти девочки с большими бантами, которые им завязывали мамы, эти мальчики в поглаженных мамой рубашках и штанишках со стрелочкой, и они следили с первой парты, кто как себя ведет, и потом докладывали, никогда никому не давали списывать. И они стали властителями наших дум.

Что я могу сказать? Мы вынуждены их слушаться. А я не буду их слушаться, не буду, чего и всем остальным желаю. Я буду есть то, что хочу есть, читать то, что считаю нужным, ехать в ту страну, которую я считаю нужной, и сам отвечать за себя, садиться в этот автобус или не садиться, пить это вино или не пить это вино. Так я буду себя вести, потому что я так себя вел в школе, и так продолжаю себя вести. И никаких стукачей я слушаться не буду. Будьте здоровы, держите себя в руках и берите пример, с кого вы хотите, хотите — с меня, а хотите — с депутата Евгения Евгеньевича Марченко. Будьте здоровы еще раз.

Комментарии
Профиль пользователя