Сны о чем-то красном

"Переправа" Джона Ву

Премьера кино

В прокат вышла первая часть кинодиптиха Джона Ву "Переправа" (2014). Только ленивый еще не назвал ее "китайским "Титаником"", хотя сам режиссер предпочитает сравнение с "Доктором Живаго" — не тем, который Бориса Пастернака, а экранизацией Дэвида Лина. По мнению МИХАИЛА ТРОФИМЕНКОВА, в список эпических мелодрам, с которыми соревнуется "Переправа", можно включать хоть "Войну и мир", хоть "Унесенных ветром", да только вот лень: "Переправа" вполне снотворное средство.

Джон Ву, гонконгский автор культовых гангстерских апокалипсисов 1980-х годов, вернулся "Переправой" из голливудской "эмиграции" на родную китайскую почву. Хотелось бы вскликнуть: "Узнаю старика Джона!" Но не получается.

Правда, на пятой минуте фильма пулеметная очередь прошивает ранец огнемета, притороченного к спине солдата Национально-революционной "гоминьдановской" армии, от которого не остается и кучки пепла, а примерно на 110-й — огонь сотен тысяч батарей Народно-освободительной "маоистской" армии кувыркает в воздухе чанкайшистские танки. Белые голуби, памятные по "Киллеру" (1990), пернатые статисты гангстерских войн, парят над шанхайским пирсом, а встретившиеся в разведке солдаты враждебных армий держат друг друга на мушках тяжелых винтовок, почти как гонконгские пацаны былых времен: именно у Ву перепер эту фирменную мизансцену Квентин Тарантино.

Беда не в том, что боевые эпизоды, мировым мастером номер один которых Ву считался, лишь обрамляют патологически сентиментальные злоключения трех лирических пар в охваченном гражданской войной Китае конца 1940-х. Беда в том, что гениальный хореограф насилия, получив в свое распоряжение бюджет в $65 млн, словно устыдился того, что именно в насилии черпал некогда вдохновение, и обратился к человечеству с проповедью на тему "Гражданская война — это нехорошо". Кто бы сомневался! Однако же общее место, даже оформленное в эстетике конфетной коробки, остается всего лишь общим местом: доктор Живаго может спать спокойно.

Единственный, пожалуй, эпизод, который торкает,— прощание гоминьдановского генерала Лэй Ифана (Хуан Сяомин) с красавцем конем. Безупречный "слуга царю, отец солдатам", ласково и справедливо прозванный сослуживцами безумцем, пристрелит своего любимца. Теперь его солдатам, подыхающим в коммунистическом котле, есть что сварить в походном котле.

Ассоциация с "Титаником" плавает на поверхности. Весь мир в курсе, что Ву снял диптих о трагедии парохода "Тайпин" — событии столь же травматическом для национальной памяти Китая, сколь и неведомом по причине, если называть вещи своими именами, цивилизованного расизма — за его пределами. "Тайпин", рассчитанный на 580 пассажиров, взял на борт в Шанхае 26 января 1949 года 1,5 тыс. беженцев, спасающихся от красных. Ну и естественно, назавтра же пошел ко дну у архипелага Чжоушань, столкнувшись с малым судном.

"Переправа" могла бы завлечь армию любителей созерцать горящие небоскребы и падающие авиалайнеры. Однако, разделив "эпопею" пополам, Ву совершил логическую ошибку. Любителей подглядывать за сценами массовой гибели разочарует патока первой "Переправы". А сентиментальным натурам переживать за ее героев как-то не с руки: понятно же, что во второй части все окажутся на "Тайпине".

Пока же, отбросив трость, хромой после ранения генерал кружится, что твой князь Андрей с Наташей Ростовой, в танце со своенравной Чжоу Юньфэнь (Сон Хе Ге). А потом в кровавом месиве траншей воображает, как она кружится с их еще не рожденным сыном на лужайке перед их еще не построенным домом. Простодушный солдат (Тун Дацин), завоевавший генеральское расположение, мечтает о случайно встреченной и тут же потерянной Ю Чжэнь, неграмотной и голодной медсестре с золотым сердцем. Янь Шикунь (Такэси Канэсиро) — доктор несколько мефистофелевского вида — страдает по потерявшейся в военном вихре японке Норико (Масами Нагасава).

Есть еще одна черта, которая роднит "Переправу" с "Титаником" и "Унесенными ветром". Голливуд (а "Переправа" — абсолютно голливудское кино) любуется старообразной гламурной жизнью, гибнущей при столкновении с айсбергом, ну или с армией северян. Но и выносит ей, такой прекрасной и такой непрогрессивной, приговор истории. Так и Джон Ву. Он, безусловно, любуется гоминьдановскими балами и белогвардейской выдержкой генерала. Но и внушает зрителям мысль о неизбежной гибели "прекрасного старого мира" в столкновении с красными, которых неудержимо любит простой народ.

Похоже, что, если развитие Китая не замедлится, вскоре восточноазиатские трагедии типа гибели "Тайпина" будут разрывать сердца всего мира пуще, чем гибель "Титаника", а имена Скарлетт О`Хары и Ретта Батлера будут стерты именами трагических китайских любовников, еще не оживших на экране.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...