Коротко


Подробно

Фото: leader.ir /Handout / Reuters

"Аятолла пытается остановить дальнейшую либерализацию иранского общества"

Иран не намерен вести переговоры с США ни по одному из насущных вопросов. Об этом заявил духовный лидер Исламской Республики аятолла Хаменеи. Диалог по ядерной программе Тегерана иранский лидер назвал исключением из правил. С подробностями — политический обозреватель "Коммерсантъ FM" Юрий Мацарский.


Верховный иранский лидер назвал политику Вашингтона прямо противоречащей интересам Тегерана на Ближнем Востоке. Именно поэтому, добавил аятолла, и невозможны никакие переговоры между государствами, больше трех десятилетий назад разорвавшими дипломатические связи друг с другом. Заявление аятоллы, сделанное в телеинтервью, приуроченном к окончанию священного месяца Рамадан, на Западе прошло бы почти незамеченным, если бы на него не обратил внимание госсекретарь США Джон Керри. Он назвал заявления Тегерана тревожными, но главную проблему в отношениях двух стран — ядерную — по словам Керри, уже удалось решить.

"Они были врагами, да, да и сейчас мы все еще противники, мы не союзники и не друзья ни в коем случае. И вы слышали, аятолла на днях провозгласил продолжение вражды с Соединенными Штатами. У нас нет никаких иллюзий на этот счет, но при этом мы понимаем, что Иран без ядерного оружия — это совсем другая страна в сравнении с Ираном с ядерным оружием, и в целом без иранского ядерного оружия Ближний Восток будет безопаснее", — уверен Керри.

Аятолла Хаменеи — человек номер один во властной иерархии Ирана. Он сразу и духовный, и светский лидер, и верховный главнокомандующий. Президент страны стоит на ступень ниже, примерно как глава правительства при реально царствующем монархе. Сейчас должность президента занимает Хасан Рухани, главной задачей которого на этом посту, говорит эксперт-иранист Института востоковедения РАН Владимир Сажин, было именно снятие санкций с Ирана. Рухани с поставленной задачей справился, и теперь аятолла пытается остановить дальнейшую либерализацию общества.

"Ему нужно было дать какой-то тормоз этому движению, которое сейчас развернулось в Иране на волне эйфории от заключения соглашений и предстоящего снятия санкций. Заявление было сделано для внутреннего пользования, для того, чтобы иранцы не особенно рассчитывали на то, что режим после заключения соглашения о снятии санкций каким-то образом изменится. Это пропагандистское заявление", — пояснил Сажин "Коммерсантъ FM".

Проблема санкций, ограничивающих доступ иранской нефти на мировой рынок и закрывавших Тегерану доступ к высоким технологиям, действительно диктовала почти всю внешнюю и внутреннюю повестку дня Ирана. Теперь, после достижения соглашения с западными партнерами, это проблема уходит в прошлое, но недоверие к Западу остается. Отсюда, считает главный редактор журнала "Ядерный клуб" Антон Хлопков, и заявления о нежелании говорить с Вашингтоном.

"В определенной степени интересы Ирана и США совпадают, и я бы не исключал возможность сотрудничества в многостороннем формате. Поэтому данное заявление в целом говорит о том, что в Иране сохраняется скепсис в отношении глубокого и очень быстрого улучшения двусторонних отношений с США, в то же время ядерная договоренность, безусловно, является шагом в нормализации отношений Вашингтона и Тегерана", — констатирует Хлопков.

Так или иначе, с Западом и Вашингтоном в частности Тегеран будет поддерживать отношения и вести переговоры. Ведь замены Ирану в деле, например, противодействия исламистам просто нет, уверена иранист Карине Геворгян. Другое дело, говорит она, что диалог возможен только с позиции принятия Ирана как равноправного партнера, с которым необходимо искать компромисс, а не диктовать ему свои условия.

"По сути, это единственный серьезный друг, который может противостоять "Исламскому государству" в регионе. Тогда, когда нужно, Иран и будет вести переговоры. Это не значит, что Иран не будет вести переговоры. Иран все-таки является членом ООН и ни разу не был пойман в связи с нарушениями тех конвенций, которые он подписал. Иран присоединился к конвенции по распространению ядерного оружия, к неприменению химического оружия", — напомнила Геворгян.

В течение следующего года все ограничения на торговлю с Ираном будут сняты, и страна вернется на мировой рынок в качестве полноценного игрока. В обмен на это Тегеран обязался прекратить все исследования, которые могли бы привести к созданию собственного ядерного арсенала. Таким образом, в мире остается лишь одна страна из владеющих ядерным оружием, однозначно воспринимаемая на Западе как опасная и враждебная, — Северная Корея. И Пхеньян уже отреагировал на отказ Ирана от собственной бомбы, заявив, что не намерен пересматривать свою ядерную программу и тем более отказываться от уже имеющихся на вооружении боеголовок.


http://www.kommersant.ru/RSS/theme-2192.xml RSS поток
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение