«Постепенно "Правый сектор" будет поставлен в правовые рамки»

Активисты радикальной организации жалуются на притеснения

Запрещенная в России организация "Правый сектор" пожаловалась на притеснения со стороны властей Украины. Активисты утверждают, что подвергаются целенаправленным преследованиям по политическим мотивам. В ситуации разбирался политический обозреватель "Коммерсантъ FM" Юрий Мацарский.

Фото: Андрей Бородулин, Коммерсантъ  /  купить фото

Пресс-служба признанного Верховным судом России экстремистским "Правого сектора" распространила заявление, в котором говорится, что многие члены организации или люди, не скрывающие своего расположения к ней, подвергаются систематическим арестам и даже пыткам в СИЗО и отделениях милиции. Чаще всего, указывается в документе, репрессивный аппарат государства используется в отношении "Правого сектора" в Николаевской, Херсонской, Днепропетровской и Одесской областях. Кроме того, нескольких участников организации продолжают удерживать за решеткой и в столице после попытки разгона националистами киевского гей-парада. Официальный представитель "Правого сектора" Артем Скоропадский говорит, что его товарищи пребывают в неволе противозаконно, а попали туда исключительно из-за желания властей установить контроль над организацией, которая, по словам Скоропадского, остается верной революционным идеалам Майдана.

"Ни в какое подполье Майдана, естественно, мы уходить не собираемся. Мы, безусловно, будущая власть, нам очень часто говорят, что мы идеологи государственного переворота, идеологи хунты и так далее. Естественно, мы не планируем никакого государственного переворота. Если бы мы хотели его совершить, то давно бы уже совершили. Властям выгоден не только "Правый сектор", но и вообще все добровольческое движение в целом, потому что оно сейчас является, по сути, после президента, премьер-министра и министра внутренних дел самым влиятельным, важным, серьезным фактором политической и военной жизни всей Украины. Хотим, чтобы власть нас услышала, назвала войну войной, вооруженные добровольческие батальоны, перестала нас преследовать, разорвала минские соглашения", — заявил Скоропадский.

Артем Скоропадский называет минские соглашения предательством страны и говорит, что из-за этого документа, фактически запрещающего открывать огонь в ответ на провокации противника, бойцы на передовой несут потери. И если от этих договоренностей не отказаться, предупреждает он, добровольцы в обозримом будущем призовут власть к ответу. В "Правом секторе" утверждают, что во многом благодаря участию в боевых действиях волонтеров, в том числе и участников добровольческого корпуса, их организации удается удерживать под контролем Киева многие города и районы Донбасса. И власти, понимая, какую силу представляют объединения добровольцев, пытаются их разобщить и запугать. Депутат Верховной рады от "Блока Петра Порошенко" Алексей Гончаренко считает заслуги добровольцев перед страной несколько преувеличенными. А амбиции "Правого сектора" и лидера организации Дмитрия Яроша ничем не обоснованными.

"Мы благодарны всем людям, кто участвует в антитеррористической операции, а фактически в войне против российской агрессии. Мы благодарны каждому, откуда бы он ни пришел, но основной груз защиты страны сегодня лежит на вооруженных силах Украины, на кадровых вооруженных силах. Украина — демократическая страна, и в ней власть получается через выборы. На выборах Ярош, когда баллотировался в президенты, набрал там смехотворный процент, очень низкий. Вместе Ярош и Тягнибок, два таких правых радикала, можно их условно назвать, набрали меньше, чем кандидат Рабинович. Общество не хочет никакого радикализма", — уточнил Гончаренко.

По данным Киевского международного института социологии, в июне рейтинг электоральной поддержки "Правого сектора" действительно был весьма незначительным. Только 2,6% опрошенных сообщили о желании проголосовать за политическую партию "Правый сектор" на парламентских выборах. И дело вовсе не в амбициях националистов, говорит киевский политолог Владимир Фесенко. Дело исключительно в нежелании "Правого сектора" играть по общепринятым ныне в стране правилам.

"Украинское государство сейчас проводит реорганизацию добровольческих батальонов. Большая часть добровольческих батальонов влилась в состав вооруженных сил и нацгвардии. Этот процесс происходил с некоторыми конфликтными ситуациями, но идет наведение порядка. В частности, идет борьба с нарушителями закона в добровольческих батальонах. А "Правый сектор" не хочет интегрироваться. "Правый сектор" хочет иметь свою партийную армию. Это анархо-националисты. Они никому не хотят подчиняться. Это такая современная махновщина. Ну что ж, с махновщиной приходится бороться. Постепенно "Правый сектор" будет поставлен в правовые рамки", — считает Фесенко.

Можно с большой долей вероятности предположить, что процесс возвращения "Правого сектора" в правовые рамки не будет ни гладким, ни быстрым. На этой неделе представители мониторинговой миссии ОБСЕ указали на то, что бойцы организации отказываются подчиняться командованию вооруженных сил и готовы исполнять лишь приказы собственного руководства. По данным Владимира Фесенко, на передовой сейчас находится не более 500 вооруженных добровольцев из корпуса "Правого сектора". Но среди них есть ветераны боевых действий и молодежь с хорошей военной подготовкой, так что идти на дальнейшую эскалацию конфликта с националистами на передовой власти вряд ли решатся.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...