Коротко

Новости

Подробно

"Никакой легализации капиталов не произошло"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 28
 
       Как написала "Власть" в прошлом номере, недавно казахстанские чиновники добились легализации всех взяток, полученных ими за последние годы. Решив, что этот опыт может пригодиться чиновникам отечественным, мы попросили официальных лиц, ответственных за проведение налоговой амнистии в Казахстане, прокомментировать ее итоги. Однако получили отказ. Пришлось обратиться к бывшим официальным лицам — итоги амнистии в интервью корреспонденту "Власти" Дмитрию Ждакаеву подводит экс-премьер Казахстана Акежан Кажегельдин.


       По информации Нацбанка Казахстана, за 30 дней казахские чиновники и бизнесмены сдали $480 217 001, из них более 82% — наличными долларами США, 11,4% — переводами со счетов зарубежных банков и 6% — наличными тенге. Минимальная легализованная сумма — около $2000, максимальная — около $800 000 (наличными). Никаких налогов с этих сумм не платилось. Более того, министерство доходов объявило, что все декларации о доходах и имуществе граждан за период с 1995 по 2000 год к 1 августа будут уничтожены. Теперь, по утверждению организаторов амнистии, те, кто рискнул легализовать свой капитал, могут им свободно пользоваться.


— Говорят, в вашу бытность премьером Казахстана планы легализации капиталов уже обсуждались.
       — Это не совсем так. Наше правительство тему легализации убежавших капиталов вообще не обсуждало по одной простой причине: мы пришли в дни, когда в стране наступил дефолт — денег у нас на счетах не было, зато были сплошные международные обязательства. Более $5 млрд долгов (при том, что стране отроду было не более полутора лет), из них 3,5 млрд мы должны были главному своему партнеру экономическому — России.
       — Как вы оцениваете акцию по легализации?
       — Никакой легализации теневых капиталов, как и ожидалось, не произошло. Я объясню почему. По информации, которой я располагаю, только 10% из объявленных 400 с небольшим млн долларов пришли из-за рубежа. Вот это и есть теневой капитал, который когда-то убежал. А 40 млн пришедших в страну это не капитал. Простой пример. В прошлом году прирост ВВП в Казахстане составил по официальной статистике $1 млрд. В то же время по международной статистике более $2 млрд осело на счетах на Бермудских и Багамских островах только от нефтяных операций. Вот где капитал. Поэтому 40 млн абсолютно корзинку не пополняют.
       C большим сожалением должен констатировать, что это очередной великий "домострой" по инициативе президента страны. Говорят, что люди в последние часы последнего дня стояли толпами в очереди и приносили аж по $2-8 тыс. Скажите пожалуйста, кто будет легализовать $2 тыс., кто их может найти у человека — их же так легко потратить! Поэтому я считаю, что это очередная кампанейщина. Это было очень похоже на то, как два года назад собирали золото. Тогда была обнародована инициатива помочь стране после серьезного азиатского кризиса 1998 года сбором золота и драгоценностей у населения. Этот почин начался в родном районе господина Назарбаева и задохнулся в пределах Алма-Атинской области. До сих пор неизвестно, где находится собранное золото, но то, что оно не спасло экономику, это однозначно.
       А капиталы не вернулись знаете почему? Потому что нет доверия. Если из страны не разрешают вывозить больше чем $10 тыс., никто никогда не привезет в страну больше чем $10 тыс. Это закон экономики.
       — Тогда в чем политический смысл амнистии?
       — Политический смысл статистикой убит насмерть. Только 10% объявленных к завершению этой кампании средств, сданных на счета казахских банков, пришли из-за рубежа. Кроме недоверия и недоумения за рубежом в мировом сообществе это ничего не вызвало. Особенно тот факт, что уничтожили все документы, связанные с налоговыми декларациями. А это зачем нужно было делать?
       — Вероятно, чтобы начать с чистого листа.
       — Я думаю, будет трудно начинать опять с чистого листа, если пришло только 40 млн из-за рубежа. Мы же знаем с вами: за рубежом много денег лежит.
       — В какую сумму вы оцениваете казахские капиталы на счетах зарубежных банков?
       — Давайте так считать. Только с нефтяных операций в прошлом году на Багамских и Бермудских островах осело $2 млрд — это примерно треть нефтяных операций, потому что Казахстан не владеет всеми активами, там очень много зарубежных компаний-партнеров. Нефтяной сектор занимает третью часть. Можно сказать, что в среднем больше $6 млрд ежегодно оседает за рубежом.
       И потом вы, наверное, заметили, как заактивничал казахский капитал на молодых фондовых рынках. Что происходит? Берутся спящие компании, производится флотация, накачка их собственными деньгами и таким образом создается впечатление активности на зарубежном рынке. Потом этот капитал переводится в страну, но уже в виде инвестиций зарубежного инвестора. Эту школу проходили многие страны, проходим и мы.
       — А вообще люди за рубежом об этой амнистии знали?
       — Широко знали те, кто интересуется экономикой Казахстана в последние 4-5 месяцев. Особенно с момента обостренного обсуждения в парламенте Казахстана вопроса о том, брать налоги или не брать. Мне все стало ясно еще раньше, когда Назарбаев заявил, что вот, возможно, будет амнистия. Но вообще-то, я думаю, все это сделали чиновники, которым для чего-то это стало нужно. Хотя бы для того, чтобы уничтожить все документы и потом не искать следы друг друга.
       — В таком случае кто же выступал главным идеологом этой акции?
       — Идея Назарбаева. Он человек, которому трудно советовать. Я уверен, что настоящие профессионалы не советовали это делать. Знаете, $40 млн в страну затащили, а головных болей на себя взяли много. Теперь любая трансакция из Казахстана через все банки будет проходить под лупой.
       — У вас скептическое отношение к реформе Назарбаева, но вот мы в России вновь заговорили о необходимости легализации капиталов. Идея-то все же здравая?
       — Сама по себе идея действительно выглядит очень здравой. Но она будет исполнена не так, как хотелось бы. Вы понимаете, есть такой инструмент, очень сильный индикатор — доверие. Так вот, если в стране есть общее доверие, то не надо никакой легализации, деньги в страну потекут. А если доверия нет, вы можете принять 28 законодательных актов, 25 или 50 указов — никто не поверит. Это очень тонкая материя. Сделайте полную свободу передвижения капиталов — и вы забудете, что такое утечка капиталов.
       — Как складывается ваша судьба с тех пор, как вы вынуждены были уехать из страны и скрываться?
       — К сожалению, большую часть времени я сейчас занимаюсь политикой, хотя хотел бы заниматься больше экономикой. Чуть меньше половины времени я трачу сегодня на то, чтобы зарабатывать деньги: даю консультации по новым рынкам, в том числе по экономической ситуации в РФ, потому что Россия продолжает оставаться магнитом внимания. Правда, капитал еще туда не идет, потому что внятной экономической политики до сих пор нет, но мы очень надеемся, что новое поколение политиков в России такую политику проводить будет. Я вам обещаю, что будет огромный бум инвестиционный. Я могу вам назвать как минимум 3-4 крупные группы с капиталом в несколько десятков миллиардов долларов, которые просто сидят и ждут, когда завершится реструктуризация электрической системы в России. Они хотят покупать российские электростанции, вкладывать капиталы, развивать этот рынок. Есть люди, которые хотят строить и вкладывать капитал в сферу коммуникаций. Но все ждут одного: когда российский рынок будет более прозрачный, когда будет хотя бы надежда на свободную конкуренцию. Можно было бы найти еще больше капиталов для того, чтобы разведывать новые месторождения газа, если бы в России был свободный доступ к газовой трубе. Можно было бы намного больше привлечь капиталов в разведку нефти, если бы была гарантирована прозрачная процедура доступа к нефтяной трубе. И таких вопросов можно прибавлять, прибавлять и прибавлять. Зачем мне, иностранцу, покупать электростанцию в России, если я не смогу решить свои проблемы продажи электроэнергии, не договорюсь с электрическими сетями, которыми неизвестно кто руководит? И вот все ждут, когда эта реструктуризация наконец начнется. Очень много таких людей, которые хотят капитализировать этот рынок.
       — Так, может, России все-таки стоит объявить амнистию капиталов?
       — Думаю, следует подождать. Если произойдет либерализация российского рынка, думаю, капитал и так пойдет туда. А куда ему деваться? Спать на счетах за 4% прироста в год или делать по 15-20% прироста на конкретном бизнесе? Естественно, все хотят работать в России, но побаиваются. Как только будет доверие, капитал сам придет.
       


Кажегельдин Акежан Магжанович
       Родился 27 марта 1952 года в селе Георгиевка Семипалатинской области Казахстана в семье учителей. В 1974 году окончил Семипалатинский пединститут, в 1985 году — Алма-Атинский институт народного хозяйства. Владеет турецким и английским языками. Доктор экономических наук.
       Срочную службу (1976-1978 годов) проходил в подразделениях наружного наблюдения УКГБ по Семипалатинской области. Затем работал учителем, завучем в школах Семипалатинска. С 1979 года по 1985 год — в партийных и советских органах, прошел путь от инструктора райкома КПСС до председателя райисполкома.
       В 1987 году зачислен на курсы подготовки руководящего состава Высшей школы КГБ СССР. По данным СМИ, в 1989 году уволен из КГБ за коммерческую деятельность в кооперативе.
       С 1989 года по 1991 год возглавлял комбинат по обработке облицовочного камня в Семипалатинске, ряд АО. С 1991 года — зам.председателя Семипалатинского облисполкома. В 1992 году возглавил Совет предпринимателей при президенте Казахстана. Народный депутат Казахстана с июля 1993 года, с декабря того же года — первый замглавы правительства.
       С октября 1994 года — премьер-министр республики. На этом посту инициировал массовую приватизацию объектов казахстанской экономики иностранными фирмами. После обвинений в коррупции, в сентябре 1997 года, находясь на лечении в Швейцарии, написал заявление об отставке.
       В октябре 1998 года Центризбирком Казахстана отказался регистрировать Кажегельдина кандидатом в президенты страны. Затем в отношении экс-премьера возбуждены уголовные дела по факту уклонения от уплаты налогов; злоупотребления должностными полномочиями; легализации денежных средств, приобретенных незаконным путем; хранении оружия. Летом 1999 года объявлен в международный розыск. Задерживался в "Шереметьево-2" и в аэропорту Рима, однако оба раза оказывался на свободе.
       В настоящее время проживает в США и Британии, работает в сфере нефтяного консалтинга, читает лекции в университете.
       Супруга — Наталья, проходит по ряду дел, связанных с отмыванием денег. Двое взрослых детей.
       В 1996 году лондонским Институтом Адама Смита удостоен звания "Реформатор года".
Комментарии
Профиль пользователя