Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Усталость от единства

Виктор Агаев: как Европе выходить из тупика, в который завела конфронтация с Россией

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Год назад гибель малайзийского "боинга" в небе над Донбассом ознаменовала некую "новую реальность" в отношении Европы к России. Сегодня, однако, об этой первопричине говорят мало. Зато куда больше о том, что показательная европейская жесткость оказалась малоэффективной. И главный вопрос для европейцев теперь: как выходить из тупика?


Виктор Агаев, Бонн


В Германии редакция этого вопроса еще показательнее: год санкций поляризовал страну и как из этого выходить — непонятно. Впрочем, дадим слово цифрам.

Если в странах ЕС сейчас в целом 58 процентов населения выступают за экономическую и политическую поддержку Украины, а 61 процент — за ужесточение санкций против России, то в Германии показатели отличаются: 50 процентов одобряют санкции, 41 — нет (июньские данные социологов института Forsa). При этом 34 процента немцев верят, что так можно заставить Россию изменить свою политику, около 50 уверены, что это невозможно.

Оценки мало менялись в течение года, что объясняется в основном тем, что до середины 2014-го освещение событий в СМИ, и особенно по ТВ, было крайне однобоким и упрощенным, как, впрочем, и понимание ситуации европейскими политиками.

За год, правда, несколько увеличилось число "понимающих Путина". Но аналитики видят в этом не столько рост симпатии к нему, сколько рост антиамериканских настроений на Западе. По данным фонда Маршалла, 50 процентов европейцев сейчас считают, что их странам необходимо стремиться к большей независимости от США. Год назад так думали лишь 42 процента.

В Германии цифры еще интереснее: 57 процентов за большую независимость от США в вопросах безопасности и внешней политики. В 2013-м так думали лишь 40 процентов. Для некоторых групп населения (независимо от взглядов и возраста) Путин является примером отношения к США. При этом, однако, 60 процентов по-прежнему уверены, что не Россия, а США должны оставаться лидерами мира.

Как это объяснить? Такие настроения вырастают прежде всего из публикаций Сноудена и Ассанжа и способствуют усилению пропагандистской активности России. К такому выводу пришли участники конференции "Российская дезинформация в XXI веке", прошедшей в конце июня в Берлине. "Российская правящая элита "предлагает" либеральной Европе альтернативный политический проект",— шутит политолог Ральф Фюкс, руководитель фонда Генриха Белля. Но сам факт проведения такой конференции говорит, что западные СМИ видят в этом "проекте" определенную конкуренцию и даже опасность. "Цель Москвы — нейтрализовать Германию, вбить клин между нею и США",— убежден американский журналист Джеймс Кирчик. Как сказал один из участников дискуссии, новое российское "иновещание" ошеломляет уровнем технической оснащенности, финансового обеспечения и четкой направленностью на конкретные группы коренного населения западных стран с целью посеять сомнения и страхи. Основной посыл, звучало на конференции: "ваши "качественные" СМИ вас обманывают, правду вы получите только у нас".

Эксперты отметили и усиление активности "кремлевских троллей". Они буквально забивают злобными комментариями на немецком любые высказывания, неприятные для российского руководства, жаловалась депутат Бундестага Марилуизе Бек, эксперт "зеленых" по проблемам правозащитного движения в России. Бек признается, что пока она не узнала что такое тролль, она даже пугалась, видя сотни возмущенных комментариев от жителей Германии на ее посты в Facebook.

Новые кремленологи


Кому принадлежит власть в Кремле? Этот типичный для иностранцев вопрос задал на днях профессор Ханс-Хеннинг Шредер, начиная лекцию в бизнес-клубе в Дюссельдорфе. И сам же ответил: "Я не знаю". Понимая удивление слушателей, заплативших за лекцию большие деньги, Ханс-Хеннинг Шредер пояснил: "Путин не диктатор, а модератор, который пытается координировать различные течения в Кремле, постоянно ищет компромиссы, поддерживает определенный баланс интересов". "Без этого кремлевская карусель власти давно бы взорвалась",— уверен профессор Шредер.

Кто "сидит" на этой "карусели", кто ею управляет, какие интересы существуют и могут возникнуть в Кремле? Чтобы лучше понимать все это и реагировать не так растерянно и упрямо, как сейчас, правительство ФРГ предложило профессору Шредеру создать в Берлине научно-исследовательский центр, который будет заниматься исключительно российскими проблемами. Это будет частичная "реинкарнация" легендарного "Института восточных проблем" (BIOst), существовавшего в Кельне до конца 1990-х и закрытого тезкой профессора (канцлером Герхардом Шредером) в связи с окончанием холодной войны. На исправление этой ошибки предполагается ежегодно выделять из бюджета по 2,5 млн евро. Ясно, что этого мало. Поэтому организаторы должны создать солидный финансовый фонд, на проценты с которого и будут работать новые кремленологи. Ведь от них требуется не умение угадывать желания МИД или канцлера, а объективность.

Естественно, и сейчас у руководства ФРГ нет недостатка в рекомендациях политологов и прочих экспертов. Но далеко не всегда понятно, чьи интересы они отстаивают.

Типичным примером многообразия мнений и подходов стала конференция с говорящим названием "Геополитика, теории заговора, борьба интересов. Конфликт вокруг Украины и кто за ним стоит". Ее провел на днях в Берлине Германо-российский форум (организация, лоббирующая интересы тех, кто заинтересован в контактах с Россией). Вот лишь часть типичных позиций.

Герд Ленга, юрист и предприниматель, работает в РФ уже 25 лет и может быть именно поэтому уверен, что во всем виноваты американцы. Убежденно пересказывает теорию американца Дж. Фридмана, считающего, что США уже сто лет стараются всячески "стравливать" немцев и русских. К Фридману и его "теневому ЦРУ" в Германии серьезно не относятся.

По мнению американского эксперта Джозефа Брамла, у США нет цели сталкивать РФ и ФРГ: "Россия для немцев важнее, чем для американцев, которые считают ее силой региональной, но полезной для сдерживания КНР". Именно поэтому, уверен Брамл, необходимо отказаться от санкций и поддержать идею создания единого экономического пространства. Брамл знает, что идея принадлежит Путину, но уверен, что всерьез она ему не нужна.

Хотя немецкий бизнес считает свободную торговлю с Россией необходимостью. Экхард Кордес, глава "Восточного комитета немецкой экономики", уверен: "Даже просто разговоры о возможности создания такого совместного экономического пространства могли бы открыть путь к выходу из нынешнего кризиса". С этим согласны 75 процентов немцев (опрос Forsa). Кстати, 52 процента жителей ФРГ по-прежнему считают РФ надежным экономическим партнером.

Однако для ФРГ приоритет сейчас — переговоры о трансатлантической торговле между ЕС и США (TTIP), а здесь Россия — третий лишний. Это уже проявляется в позиции Ангелы Меркель по "русскому вопросу".

Немцы теряют Россию


Ее партия (ХДС) всегда считалась опорой немецкого бизнеса. Все ее предшественники умело отделяли политику от экономических интересов. Отношение ФРГ к СССР и к РФ всегда базировалось на принципе: нам важно, чтобы там был покой и порядок, даже если покой будет кладбищенский, а порядок — казарменный.

Меркель же предпочла поставить политику, принципы и ценности выше экономики и уже год упорно игнорирует интересы немецких предпринимателей. Они при поддержке своих политиков и в надежде на обещанное развитие отношений создали в России за четверть века 6 тысяч фирм и сейчас глубоко разочарованы. "Мы не только ничего не строим на фундаменте созданных ранее отношений, но и разрушаем построенное",— сетует председатель Германо-российского форума Матиас Платцек. Ему вторит Экхард Кордес ("Восточный комитет"): "Санкции слишком дорого обходятся немецкой экономике".

Экспорт из ФРГ в Россию сократился за первый год на 18 процентов, а в этом году потери составят еще 25 процентов. Правда, говоря об ущербе для немецких фирм из-за санкций и антисанкций, не стоит забывать, что торговля с Россией — это только 3 процента немецкого экспорта.

По данным Кордеса, из-за санкций только в Германии под удар поставлены 150 тысяч рабочих мест. Чуть раньше Австрийский институт экономических исследований (WIFO) называл цифру 500 тысяч в ФРГ и свыше 2 млн по всей Европе. Более того, WIFO подсчитал, что потери Европы достигнут 100 млрд евро. Цифры пугающие, очень популярные в России, но все как бы не замечают, что и Кордес и WIFO говорят не о том, что уже потеряно, а о том, что может случиться, причем неясно, в какой промежуток времени. И речь идет не об ущербе, а о том, что, может быть, не будет заработано.

Тем не менее озабоченность немецких компаний понятна. Они знают, что их позиции в России под угрозой, поскольку конкуренты не дремлют. Кордес, кстати, убедился в этом лично в Петербурге на недавнем Международном экономическом форуме.

Однако, вернувшись оттуда, Кордес неожиданно сообщил, что уходит с поста руководителя "Восточного комитета". Эксперты предполагают, что сделано это под давлением политических сил, которым "надоело" бороться на два фронта — и с Путиным, и со "своими" бизнесменами. Ангела Меркель постоянно подчеркивает: сейчас наша экономика должна быть подчинена политике.

"Отодвинут" и Лотар де Мезьер, сопредседатель "Петербургского диалога" (это платформа для неофициальных и откровенных дискуссий неправительственных и экономических кругов обеих стран). Он мягко, но постоянно критиковал линию Меркель. Сейчас она заменила его на Рональда Пофаллу, который ранее руководил ее аппаратом.

Несбалансированность геополитических и экономических интересов РФ и ЕС — основная причина нынешних конфликтов между ними. В этом уверена, например, Ульрика Геро, директор Европейской демократической лаборатории. Не менее серьезной проблемой является и отсутствие общих ценностей. Привести их к общему знаменателю можно, если разговаривать с Россией и с Путиным на равных, говорит Геро. Она считает, что проблема с ценностями постепенно снимется сама собой, если убрать искусственные барьеры между людьми. Например, отменить визы.

С этим согласен и Александр Рар, советник нескольких немецких и российских концернов, директор научных программ Германо-российского форума. Он, однако, без оптимизма смотрит даже в ближайшее будущее: война, может быть, и закончится, если соблюдать минские договоренности, но общего языка у ЕС и России быть не может, пока они стоят на прямо противоположных мировоззренческих позициях (особенно по Крыму).

Крым не проблема?


Однако и здесь возможны варианты. Гюнтер Ферхойген, в недавнем прошлом еврокомиссар по промышленности и предпринимательству, на вопрос, когда будут отменены санкции, ответил: "Как только будет достигнуто мирное урегулирование конфликта на востоке Украины и ситуация там станет стабильной".

"А как быть с Крымом? Ведь вряд ли ЕС отменит санкции, если Россия не вернет полуостров Киеву?" — уточнила журналистка госрадиостанции "Немецкая волна". На это Ферхойген ответил, что у него "нет впечатления, что в ЕС связывают нормализацию отношений с Россией с возвращением Крыма Украине". Он объясняет все просто: вернуть Крым можно только силой, а поскольку "никто не хочет военного вмешательства, ситуация достаточно ясна".

Ферхойген видит и экономическое объяснение этому нежеланию. Через 30 лет мир будет состоять из 6-7 экономических супердержав. Все они будут сильнее ЕС и сильнее России, а "потому есть смысл объединить способности и ресурсы ЕС и России, например, для энергообеспечения Европы. Россия — важный и сильный партнер, который нуждается в модернизации. А она невозможна без сотрудничества с ЕС. Россия нужна нам и как партнер по преодолению глобальных вызовов. Да, нам нужна Россия. Но и мы России тоже нужны". Для сближения нужна только политическая воля.

И "архитектура безопасности, которая устраивала бы всех — и РФ и ЕС, и США", уверен Александр Рар. МИД ФРГ подчеркивает, что ЕС и НАТО заинтересованы в сотрудничестве с РФ на совместно выработанных принципах европейской безопасности. "НАТО — оборонительный союз и уже поэтому не стремится к конфронтации с РФ и включению Украины в НАТО",— говорят немецкие дипломаты.

Но и тут у европейских политиков нет ясности, что и как надо делать. "Мы против нового раздела Европы. Мы хотим обеспечивать европейскую безопасность вместе с Россией, а не против нее",— говорит Меркель. В то же время генсек НАТО Йенс Столтенберг считает: присоединение Россией Крыма и "украинский конфликт" вынуждают НАТО думать о повышении обороноспособности. И призывает всех членов НАТО вспомнить обязательства и выделять по 2 процента своего ВВП на нужды обороны.

Пока — и уже не один год — почти никто из них эти 2 процентов не давал. ФРГ на 2015 год выделила на военные нужды лишь 1,3 процента, а за последние 10 лет фактически сократила военные расходы на 12 процентов.

Однако сейчас, как и в годы холодной войны, страны вынуждены принимать решения, исходя из своего понимания опасностей. И вот, опасаясь ракетного или авиаудара со стороны России, Министерство обороны ФРГ принимает решение модернизировать систему противовоздушной и противоракетной обороны. Это будет самый крупный и самый затратный военный проект ФРГ за последние десятилетия. Как заявила министр обороны Урсула фон дер Ляйен, предпочтение и заказ на 4 млрд отданы немецкой компании прежде всего потому, что таким образом удастся дать работу большому числу немецких специалистов. Будет оказываться финансовая поддержка и своим строителям подводных лодок и танков. Одновременно должны быть созданы благоприятные условия для продажи вооружений за границу, в том числе, видимо, и в горячие регионы. Гонка вооружений вновь стала реальностью. Остается надеяться, что немцы и дальше будут следовать логике Урсулы фон дер Ляйен: "Мы слишком зависим друг от друга, чтобы пытаться менять ситуацию военным путем. Конфликты необходимо решать за столом переговоров".

Комментарии
Профиль пользователя