Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

Леонид Меламед получил «золотой парашют»

СКР ходатайствует о домашнем аресте для бывшего гендиректора «Роснано»

от

Сегодня Басманный райсуд изберет меру пресечения бывшему генеральному директору госкорпорации «Роснанотех» (ныне ОАО «Роснано»), гендиректору ЗАО «Холдинговая компания “Композит”» Леониду Меламеду, подозреваемому СКР в организации особо крупной растраты. Вместе с ним фигурантами уголовного дела являются бывший зампред правления «Роснанотеха» Андрей Малышев и экс-финдиректор госкорпорации Святослав Понуров. Все они, по версии следствия, причастны к выводу более 220 млн руб. из «Роснанотеха» в компанию, в которой ранее работали.


Леонид Меламед, Андрей Малышев и Святослав Понуров подозреваются Главным следственным управлением (ГСУ) СКР в совершении растраты вверенного им имущества государственной корпорации в особо крупном размере с использованием своего служебного положения (ч. 4 ст. 160 УК РФ). При этом согласно фабуле уголовного дела, Леонид Меламед являлся организатором преступления, поэтому ему дополнительно инкриминируется ст. 33 УК РФ.

Леонид Меламед был задержан сотрудниками службы экономической безопасности ФСБ и Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД. После этого оперативно-следственная бригада провела обыск у него дома. Сегодня ГСУ СКР обратилось с ходатайством в Басманный райсуд о домашнем аресте подозреваемого Меламеда.

По версии следствия, сообщил официальный представитель СКР Владимир Маркин, в 2008 и 2009 годах Леонид Меламед, одновременно являясь совладельцем инвестиционно-финансовой корпорации «Алемар» (ЗАО «ИФК “Алемар”»), организовал заключение корпорацией «Роснано» с этой коммерческой организацией договора об оказании консультационных услуг. Под видом исполненных работ Андрей Малышев и Святослав Понуров, выполняя решения Леонида Меламеда, в течение полугода незаконно перечислили более 220 млн руб., выделенных корпорации Российской Федерацией в качестве имущественного взноса.

При этом Леониду Меламеду, как считает следствие, было достоверно известно, что задачи, для выполнения которых он привлек ЗАО «ИФК “Алемар”», являлись функциями самой корпорации «Роснано», в связи с чем привлечение услуг третьих лиц на возмездной основе в тех же целях противоречило требованиям федерального законодательства.

По версии следствия, подготавливая условия для совершения преступления, Леонид Меламед пригласил и принял на работу в «Роснано» подконтрольных ему бывших сотрудников ЗАО «ИФК “Алемар”» Малышева и Понурова, лично наделив их полномочиями по распоряжению имуществом корпорации и подписанию любых финансовых и расчетных документов.

Как считает следствие, увольняясь в 2008 году из «Роснано», Леонид Меламед создал все условия, чтобы бюджетные средства были перечислены в подконтрольную ему фирму, обеспечив себе, таким образом, так называемый золотой парашют.

При этом господин Маркин отметил, что по меньшей мере странно, когда заинтересованные лица, в том числе пресс-служба «Роснано», не знакомые с материалами уголовного дела, оглашают позицию следствия и свои контраргументы, заявляя при этом о намерении сотрудничать со следствием. «Хорошее начало для сотрудничества!» — сказал он.

Напомним, что накануне «Роснано» заявило, что действия Леонида Меламеда и других фигурантов уголовного дела не нанесли компании никакого ущерба. По мнению «Роснано», «все лица, причастные к процедурам проведения конкурса» на анализ проектов, предлагаемых госкорпорации, победителем которого стало ЗАО «ИФК “Алемар”», в том числе Андрей Малышев и Святослав Понуров, «действовали строго в рамках своих служебных полномочий и в соответствии с законодательством РФ».

Руководитель отдела преступности “Ъ” Максим Варывдин в эфире “Ъ FM”: «В четверг, накануне всех этих событий, “Роснано” заявляло о том, что никакого ущерба компании действиями господ Меламеда, Малышева и Понурова нанесено не было, что все контракты, которые следствие вменяет им как преступные, были проведены на основании конкурсов, что не противоречит законодательству, но при этом “Роснано” сообщала, что готова сотрудничать со следствием. По этому поводу представитель следствия Владимир Маркин ехидно заявил, что как же так получается, что, с одной стороны, говорят о сотрудничестве, а с другой — не признают очевидный факт, что корпорации был нанесен особо крупный ущерб в размере 220 млн руб.».



Николай Сергеев


Комментарии
Профиль пользователя