Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Кризис – это не то время, когда нужно расслабиться и уйти в тень»

Глава «ТНС энерго» и совладелец «АФГ Националь» Дмитрий Аржанов о развитии бизнеса в непростых экономических условиях

от

— Группа «ТНС энерго» вышла на фондовый рынок. 17 июня состоялись первые торги на Московской бирже. Как вы оцениваете результаты стартового дня? Что дает компании попадание в листинг Московской биржи с точки зрения стратегии развития?

— Мы позитивно оцениваем первый день торгов акциями на Московской бирже и ожидаем дальнейший рост стоимости акций и капитализации компании. Если говорить в целом, то оценка акций профессиональными инвесторами почти максимально отражает реальную стоимость компании. Специалисты видят, как мы собираем деньги, какая у нас прибыль, насколько мы прозрачны. Эта прозрачность помогает дешевле и легче привлекать займы как российских, так и зарубежных инвесторов, ну и соответственно позволяет нам быстрее развиваться. На оценке также сказывается то, что мы в текущем году выплатили существенно меньше дивидендов, чем обычно. Однако эти средства остаются в компании и могут быть дополнительно распределены позже.

— Вы планируете привлекать и западный капитал? С учетом текущей геополитической ситуации это же крайне сложно.

— Большой потребности в западном капитале у нас, если честно, нет. В конце прошлого года мы мобилизовались, приняли план по сокращению расходов и сейчас, по мере того, как ситуация на российском финансовом рынке начинает улучшаться, уже рассматриваем для себя возможность инвестирования в развитие активов группы «ТНС энерго». Что же касается серьезных вложений в покупки, к примеру, генераций, то пока мы только анализируем ситуацию. В этом году мы сконцентрируемся на повышении собственной эффективности и снижении долговой нагрузки. Соотношение Долг/EBITDA у нас сейчас около 3, к декабрю планируем снизить этот показатель до 2—2,5.

— Если говорить о развитии собственных активов группы «ТНС энерго», то какие проекты планируется реализовать, в частности, в рамках ОАО «Нижегородская сбытовая компания» (НСК)?

— Все наши планы в первую очередь сейчас связаны с увеличением внутренней эффективности компании. Сокращаем расходы, издержки, увеличиваем производительность труда и улучшаем качество обслуживания клиентов. К примеру, в Нижнем Новгороде мы активно продвигаем историю полных расчетов с населением через интернет. Планируем до конца года построить единый национальный фронт-офис поддержки клиентов, чтобы все наши потребители – физические лица из разных регионов, а их около 15 млн человек, могли в любое время оперативно получить квалифицированную консультацию от специалистов. В Нижнем у нас весьма эффективно работает call-центр НСК. Поэтому будем использовать этот опыт и распространять его на всю группу компаний в целом.

— Как в целом вы оцениваете экономическую ситуацию в России? Подходящее ли сейчас время для инвестиций?

— По сравнению с декабрем прошлого года ситуация очевидно выправляется. Если раньше эксперты прогнозировали сильное падение ВВП и жуткую инфляцию, то сейчас они более сдержанны в оценках. Инфляция высока, но, на мой взгляд, сейчас она находится на пике и дальше будет снижаться. Что касается ключевой ставки ЦБ РФ, то она высока и работать в таких условиях сложно и нам, и промышленникам. Но при этом, если резко ее понизить, то, как мне кажется, это может привести к новым проблемам на валютном рынке. И мы вернемся в тот же декабрь прошлого года, только на новом витке. Ну а если рассуждать в общем, то экономика России оказалась достаточно прочна и того падения, которое ожидалось, мы сейчас не наблюдаем.

— Но санкции в отношении России никто не отменял и никто не гарантирует, что в ближайшее время их не ужесточат…

— А я не считаю, что санкции играют такую уж серьезную роль. С моей точки зрения, падение цен на нефть и различные накопленные структурные проблемы повлияли на ситуацию в экономике куда больше. Кризис – это не то время, когда нужно расслабиться и уйти в тень. Это время принятия решений. Нужно в сложных условиях выбрать оптимальную стратегию и заложить фундамент для дальнейшего развития бизнеса. Возвращаясь к вопросу о том, подходящее сейчас время для инвестиций или нет… В разных отраслях все индивидуально. Если говорить об электроэнергетике, то, наверное, с вложениями можно и подождать, что мы, собственно, и делаем. А вот если говорить о сельском хозяйстве, где мы начали реализацию нескольких крупных проектов (в этом году запускается пилотный проект по выращиванию овощей открытого грунта в Нижнем и Великом Новгороде; в 2016 году рассматривается возможность выращивания раннего картофеля на юге, в Ростове-на-Дону и на Кубани. – «Ъ»), то там медлить нельзя. Если мы исходим из того, что в течение нескольких лет страна вернется к достаточно положительному тренду экономического развития, то для того, чтобы за это время появились качественные продукты отечественного производства, инвестировать нужно уже сегодня. Если сейчас мы ничего не вложим, через год-два результата не будет. А, как известно, где ничего не положено, нечего взять.

— А что стало ключевым в принятии решения активно инвестировать в сельское хозяйство? Раньше вы занимались только рисом, и этот ваш проект весьма успешен. В овощеводство вас привели санкции и призывы к импортозамещению?

— Санкции подтолкнули, но это не было решающим. Дело в том, что компания «АФГ Националь» достигла определенного уровня развития (доля компании на российском рынке производства риса, по собственным оценкам, составляет около 25%. – «Ъ») и у нее есть свободные средства, которые можно потратить на новые проекты.

— Вы планируете развивать овощеводство в нескольких регионах. Какие сельскохозяйственные активы вы приобрели в Нижегородской области?

— Сейчас мы выкупаем 50% небольшого предприятия ООО «Нижегородская картофельная система», у которого есть около 4 тыс. га земли в Шатковском и Дальнеконстантиновском районах. Это мои давние знакомые, которые много лет занимаются выращиванием картофеля, свеклы, моркови. У них не хватало собственных средств для развития своего проекта, и они предложили нам поучаствовать. Учитывая затраты на хранение, упаковку, современное иностранное оборудование, наши инвестиции составят примерно 1—1,2 млн руб. на один гектар. То есть, грубо говоря, чтобы качественно освоить 1 тыс. га земли и получить с них 40—50 тыс. тонн картофеля, нам нужно будет вложить в эту землю 1—1,2 млрд руб. Сейчас средняя урожайность с одного гектара в России составляет 20 тонн. Но нам нужна рентабельность, а значит, необходимо будет повышать эффективность. В целом в развитие картофелеводства и овощеводства в Нижегородской области мы планируем вложить примерно 5 млрд руб. до конца 2017 года. 50% средств на эти цели собственные, 50% — заемные. Также мы рассматриваем возможность создания на территории региона крупного кролиководческого предприятия. Мы считаем, что на сегодняшний день эта тема недооценена. Спрос на мясо кролика есть, а предложения мало. Объем инвестиций в этот проект составит примерно 3 млрд руб.

— Каковы плановые показатели по урожайности? И на кого рассчитана ваша конечная продукция?

— Общий объем производства в четырех областях, в том числе и Нижегородской, составит не менее 500 тыс. тонн картофеля и примерно столько же других овощей. В России сейчас наблюдается дефицит качественного картофеля. На наших прилавках хорошая мытая картошка чаще всего иностранного производства. Мы планируем занять эту нишу. Наша продукция будет ориентирована, скорее всего, на потребителей среднего класса и выше.

— Рассчитываете ли вы на господдержку при реализации своих сельскохозяйственных проектов?

— Если говорить о Нижегородской области, то у нас достаточно конструктивные отношения с региональным правительством. Причем это касается всех отраслей, где мы можем пересекаться. Мы не так часто встречаемся, но когда у нас или у них есть вопросы, то все ситуации достаточно мирно урегулируются. По овощеводству мы пока не пересекаемся, но видим, что областная администрация очень грамотно реализует в регионе программу по поддержке производителей молока. Насколько мне известно, в рамках этого проекта регион выделяет дотации на производство и на реконструкцию ферм, компенсирует затраты на покупку нового оборудования. Мне кажется, что овощеводство может стать таким же коньком для Нижегородской области. В России сейчас дефицит не только столового картофеля, но и качественного картофеля для чипсов и фаст-фуда, той же сети McDonald’s. В будущем, при успешной реализации нашего проекта, мы совместно с региональными властями могли бы привлечь сюда крупных производителей чипсов. И создать неплохой кластер. Что касается сегодняшней ситуации, то пока мы просто решаем свои внутренние задачи: ищем подходящие земельные участки, отрабатываем процессы. Все меры господдержки нам известны, и если потребуется помощь, то мы, конечно, обратимся к властям. Пока такой проблемы у нас нет.

— Благоприятна ли экономическая и политическая ситуация в Нижегородской области для развития различных проектов с точки зрения крупного бизнеса?

— Мне комфортно работать во многих регионах, и конструктивные отношения сложились с большинством руководителей тех областей, где мы присутствуем. Если говорить о Нижегородской области, то Шанцевым (Валерий Шанцев, губернатор Нижегородской области. – «Ъ») созданы все условия для нормального функционирования бизнеса. При этом я считаю, что никто в региональном правительстве не обязан водить предпринимателей за руку, выполняя за них какую-то работу. Не нужно приходить и говорить: вы нам должны. Я знаю, что в Нижегородской области можно начать любой проект и его успешно реализовать. Если ты приносишь региону или городу пользу, то при необходимости всегда можешь обратиться за поддержкой, и тебе ее окажут. Наша компания, как мне кажется, не злоупотребляет подобными обращениями, но иногда ситуации возникают.

— А власти в свою очередь обращаются за поддержкой к вам?

— Когда возникают сложные ситуации, например, с теми же неплатежами по электроэнергии, мы встречаемся и разговариваем. В большинстве случаев мы входим в положение и идем навстречу. К примеру, некоторое время назад региональное правительство активно искало инвестора для Ильиногорского мясокомбината. У предприятия были долги, но мы тем не менее их не отключали, поскольку сами были заинтересованы в том, чтобы они нашли новых партнеров и их бизнес в дальнейшем успешно развивался.

— А ваша компания реализует с государством какие-то совместные проекты?

— У нас нет пересечений. Мы не строим дороги, не участвуем ни в каких тендерах. Несколько лет назад был печальный опыт вхождения в различные виды бизнеса совместно с административными структурами, но, к сожалению, мы поняли, что все это неэффективно. В бизнесе есть четкая стоимость денег. В госорганах это не особо учитывают и могут заплатить за работы прошлого года к концу этого. Для нас такие вещи неприемлемы.

— Несмотря на то, что ваша компания с государством по работе не пересекается, в Нижнем Новгороде активно говорят о том, что вы курируете несколько человек, которые в сентябре будут участвовать в выборах в гордуму… Для чего вам это нужно?

— Я нижегородец 43 года. В 21 год я был депутатом законодательного собрания Нижегородской области. Конечно, большинство людей, участвующих в политической жизни города, мне знакомы. И я, конечно, могу им позвонить, встретиться. Однако мой бизнес, как я уже говорил, никак не связан с властью. Несмотря на то, что Олег Кондрашов мой друг и Олег Валентинович Сорокин мне знаком, за все время, что они находятся у власти, у меня не возникло ни одной реальной просьбы ни к тому, ни к другому. А если отсутствует экономический интерес, то зачем участвовать?

— А ваша бывшая жена Елена Аржанова или партнер по бизнесу Анна Круглова советовались с вами, когда собирались баллотироваться?

— Я очень хорошо отношусь к Лене Аржановой, у нас с ней двое детей. Но мы разошлись и не живем уже вместе 12 лет. И мы разошлись не перед выборами, чтобы она стала депутатом. Так вышло. Это совершенно бытовая история. Она жила в доме на Академика Блохиной, где у нее и у других людей сгорели квартиры. Для нее было принципиально отсудить у застройщика деньги. Поскольку застройщики — люди серьезные, я посоветовал ей сделать историю публичной. Она это сделала. Ну а потребность на новые лица в политике сейчас настолько велика, что после этого все сразу решили, что она – будущий депутат. К ней стали обращаться за помощью. Что касается Анны Кругловой — да, она мой партнер по бизнесу в сфере ЖКХ. Говорила, что собирается пойти в депутаты. Я не возражал.

— В целом, как бывший политтехнолог, как оцениваете предвыборную ситуацию в Нижнем? Будут ли скандалы?

— На мой взгляд, ситуация в Нижнем Новгороде достаточно спокойная. Здесь есть губернатор, который влияет на многие процессы. Кто бы что ни говорил, Шанцев – лучший губернатор в новейшей истории Нижегородской области с точки зрения привлечения средств в регион. У него фантастические рейтинги поддержки. И он обладает безусловным правом предложить депутатам человека, с которым ему будет комфортно работать. Если при этом депутаты кандидатуру отклонят, то это может вызвать конфликт между городом и регионом. А не хочется, чтобы в городе проводилась своя политика, а в области другая. С моей точки зрения, и заксобрание, и городские власти, и губернатор должны двигаться в одну сторону. Есть ощущение, что сильного раздрая не будет. Но могут возникать небольшие локальные конфликты, если, например, в списки от какой-либо партии будут попадать люди не по реальным заслугам, а исключительно по должности и фактически не узнаваемые избирателями.

Беседовала Елизавета Зубакина


Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя