Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Дозсовет

Главный борец с наркотиками предложил Владимиру Путину не сажать наркоманов, а спасать их

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера Владимир Путин провел заседание президиума Госсовета, посвященное борьбе с наркотиками. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ обращает внимание на то, что главные борцы с наркоманией предлагают освободить наркоманов от уголовного преследования "за одну-две порции", а депутат Ирина Яровая намерена покончить с обязательным чтением в седьмом классе "Дневника наркоманки".


Считаю своим долгом сообщить: перед началом заседания его участники ели пирожки с маком. Так было.

Министр труда Максим Топилин рассказывал, какой масштаб приняла проблема, которую предстояло обсудить с Владимиром Путиным. Его заместитель на днях поздно вечером проходила мимо станции метро и своими глазами видела, как, никого не стесняясь, один человек (а скорее всего, и не один) продавал наркотики. Она такого никогда не видела и осталась под большим впечатлением.

А на следующий день она возвращалась с работы и увидела около своего подъезда собрание жильцов. Такого она тоже никогда не видела и, присоединившись, узнала, что обсуждают самое больное: что делать с наркоманами, которых и так было много на районе, а стали чуть ли не все. А район, без сомнения, считается благополучным и в сводках ФСКН и МВД не фигурирует.

Так что участники заседания были к нему готовы, прежде всего морально (впрочем, и физически: пирожки с маком им предлагали в неограниченном количестве, и никто, по данным "Ъ", не отказывался).

Владимир Путин в начале заседания был настроен, впрочем, оптимистично. По его словам, "если взять определенный возраст, от 15 до 34 лет, то с 2005 по 2014 год смертность (от употребления наркотиков.— А. К.) сократилась на 30%".

И президент России сразу перешел к особо интересующей его теме:

— К сожалению... здесь мы вынуждены это констатировать... наши партнеры, которые присутствуют в Афганистане, не идут на совместную активную работу по этому направлению (борьбе с наркотрафиком.— А. К.).

Таким образом, крайние, то есть США и их союзники, были найдены в считаные секунды. К ним вскоре добавились те, кто из Юго-Восточной Азии и Европы поставляет спайсы — "синтетические наркотики, так называемые курительные смеси". А некоторые государства, заметил Владимир Путин, и вовсе начали кампанию за легализацию легких наркотиков. Поименно он называть их не стал, видимо, чтобы не делать им лишнюю рекламу: поток туристов из России мог бы вспениться уже назавтра.

Говоря о способах борьбы с угрозой, Владимир Путин вспомнил лечебно-трудовые профилактории, активно функционировавшие при советской власти и в ее интересах:

— Ежегодно через них проходило до полумиллиона лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией! Конечно, эта система была несовершенной, принудительной, как мы помним (впрочем, те, кто помнил и знал, как устроена эта система изнутри, вряд ли сейчас с нами: выздоравливали те, кто не умер, ненадолго.— А. К.), и было бы, конечно, ошибкой попытаться ее копировать или воссоздавать абсолютно в прежнем виде. Однако очевидно, что саму систему социальной реабилитации нужно восстанавливать.

Угроза попасть в ЛТП, таким образом, раньше затмевала угрозу наркотического разложения. Но теперь это не наш метод.

Сейчас функцию ЛТП могут, по мнению президента, взять на себя негосударственные реабилитационные центры. Российский президент предложил включить их в "национальную систему комплексной реабилитации наркопотребителей" (несколько лет, с 2011 года, находится в процессе создания, который сам по себе давно превратился, видимо, в результат).

Тем не менее это было в целом смелое предложение, которое обязывает государство по крайней мере к финансированию таких центров.

Как потом выяснилось, решение было и выстраданным: оказалось, что едва ли не именно ради того, чтобы его принять, приехали вчера в Ново-Огарево многие члены президиума Госсовета.

Владимир Путин оглядел коллег, помолчал и вдруг доверительно вымолвил, оторвавшись от текста своей речи:

— План нужен!

То есть пирожков оказалось мало. Ушли, так сказать, на закуску.

А Владимир Путин добавил, что нужен не только план, но и система.

Василий Голубев, врио губернатора Ростовской области, тоже быстро, вслед за президентом, обнаружил крайних:

— Являясь неотъемлемой частью современного многополярного мира (тут Василий Голубев выдал все-таки желаемое за действительное.— А. К.), Российская Федерация в полной мере сталкивается с такими негативными явлениями, как агрессивная внешняя наркоэкспансия!

Впрочем, он отметил и "сохраняющийся внутренний спрос на наркотики — прежде всего, в молодежной среде". Но ясно, что и это — проблема, прежде всего, порожденная самой агрессивной наркоэкспансией.

Началась высокая (если не высшая) математика: Василий Голубев подсчитал, что "постоянная потребность в наркотике, например, героинового наркомана (просто для примера.— А. К.) определяется суммой минимум 2 тыс. руб. в сутки. Таким образом, ежегодно из валового внутреннего продукта страны выводится до 1,5 трлн руб.! Это в полтора раза больше, чем бюджет Министерства обороны!"

Сравнение с бюджетом Министерства обороны выглядело уместным: да, это война, в которой героиновые наркоманы, ведомые в атаку героиновыми наркобаронами, не собираются проигрывать.

Меры, позволяющие победить государству, начинаются с того, что надо определить "критерии, позволяющие установить наличие у человека наркотического опьянения".

Этих критериев, таким образом, нет. Врага, значит, до сих пор не знают в лицо. Так что предложение звучит здраво. Хоть и, как бы сказать, запоздало.

Как выяснилось, до сих пор нет никакой ответственности, даже административной, за отказ от медосвидетельствования на предмет употребления наркотиков "при наличии их признаков". Притом что за отказ от констатации классического, так сказать, опьянения — есть (несправедливо!). Так что рабочая группа настаивает на принудительном освидетельствовании.

Глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов активно развивал мысли предыдущего оратора. Он отметил, что в стране выстроена "антинаркотическая вертикаль", ведется большая международная деятельность. Так, "строится специализированный тренинговый центр в Латинской Америке" (без комментариев).

Особенно перспективно, считает Виктор Иванов, было бы "проработать консолидированную антинаркотическую линию совместно со странами Европы".

— В этой связи считаю целесообразным предложить Евросоюзу организовать стратегическую рабочую группу по наркотикам Россия--Евросоюз,— добавил Виктор Иванов.— Они к нам тянутся!

И наверное, очень жалеют, что до сих пор не могут до нас дотянуться.

И тут Виктор Иванов заговорил о главном. По его словам, 85% тех, кто привлекается к уголовной ответственности за наркопреступления, "являются наркоманами, хранившими при себе одну-две дозы без цели сбыта". И Виктор Иванов предложил не заводить на них уголовные дела, а отдавать в те самые реабилитационные центры, которые могут получить господдержку.

После заседания я на свежем воздухе поговорил с Виктором Ивановым об этом подробнее, и он мне в два счета все объяснил.

— А вы понимаете,— спросил я,— как благодарны вам за такое решение будут наркоманы? А остальные скажут, что вы хотите снять с себя лишние заботы по заведению уголовных дел на наркоманов.

— Да,— кивнул он,— видел уже такие пробросы. Это люди, которые слабо разбираются и не читают контекст. А вы представляете, что у человека находят на кармане две дозы — и все, семь лет тюрьмы! А у него мама, и папа, и дети! А государство его закапывает!

Даже странно было слышать такие слова от российского комиссара Каттани. С кем он был, Виктор Иванов?

— Да, определенные люди пишут в интернете, когда читают про наши предложения: о, теперь мы с ФСКН братья! Наконец-то! Не от большого ума, но от большого сердца, как говорится!

Виктор Иванов засмеялся:

— Я же не прошу взять на кошт все неправительственные реабилитационные центры... Ну, дать им по 500 тыс. руб. на год — и хватит.

— Не хватит,— твердо сказал я.

— Хорошо,— согласился он,— миллион. Но не больше!

Теперь согласился я. Решили.

— А мы за это получим их добровольную сертификацию,— продолжил глава ФСКН.— И много чего еще.

— А они пойдут на это? — спросил я.

— Да они только и ждут этого! — воскликнул он.— Для них это очень важно. Такой статус!

Таким образом, Виктор Иванов намерен сделать все, чтобы, как он сказал на заседании, "образно говоря, хранящий без цели сбыта 3 г героина наркоман не приравнивался к какому-нибудь отечественному наркобарону Пабло Эскобару".

Кроме того, Виктор Иванов выступил еще с одной радикальной инициативой: пересмотреть практику, требующую возбуждать уголовные дела при выявлении любого наркомана, чтобы найти неустановленного сбытчика.

— Идет отвлечение огромных сил, по сути, на негодный объект! — воскликнул Виктор Иванов (в этой фразе дало знать о себе его профессиональное прошлое.— А. К.). До 50% времени следователей и оперативных работников тратится на то, чтобы найти неустановленного сбытчика. Это отвлекает!

От установленных, видимо.

Идеи Виктора Иванова развивал министр внутренних дел Владимир Колокольцев. Он, обычно неулыбчивый, тем более на такого рода заседаниях, в этот день буквально светился от переполняющих его чувств и часто посмеивался, особенно перед заседанием. И вряд ли ключевую роль тут могли сыграть пирожки с маком...

— Следуя логике возбуждать уголовные дела в отношении неустановленных сбытчиков наркотиков, нужно возбуждать уголовные дела по каждому факту и контрабанды! — заявил он.— Потому что те же наркотики, опиаты из-за границы к нам поступают, и мы должны просто вслепую возбуждать эти дела, а по стране наберется сотни тысяч таких случаев!

Нет, и Владимиру Колокольцеву не нравится идея возбуждать дела по каждому пустяку:

— И даже каждая смерть наркомана, когда даже патологоанатом не может дать правильный диагноз, отчего он скончался!.. У нас автоматически требования надзорных инстанций — возбуждать параллельно дела, а они все особо тяжкие, в отношении неустановленного сбытчика!

И Владимир Колокольцев ударил Владимира Путина по больному (если у него такое есть):

— Это фактически бьет по имиджу нашего государства и, я считаю, оказывает отрицательное воздействие на общий инвестиционный климат в стране!

Владимир Колокольцев знал, чем можно зажечь впечатление президента, чтобы предложения министра приобрели в его глазах необходимую тяжесть.

Очередь дошла до депутата Госдумы Ирины Яровой. Не могла не дойти.

Она выразила надежу, что Госдума примет во втором и третьем чтениях закон, который позволит устанавливать "истинных обладателей и выгодоприобретателей от распространения информации (о приобретении наркотиков.— А. К.) в интернете. Фактически мы только закрываем сайты, но это ничего не дает с точки зрения возможности ответственности тех, кто в этом заинтересован и кто осуществляет эту преступную деятельность!

То есть в то время как Виктор Иванов и Владимир Колокольцев лоббируют отказ от поиска неустановленных сбытчиков, Ирина Яровая намерена устанавливать их до последнего, и в том числе в интернете, где они считаются особо неуловимыми.

В школьных программах, отметила Ирина Яровая, есть, "к сожалению, такая программа "Школа 2100":

— По оценкам специалистов, там подобраны такие произведения по русской литературе... кстати говоря, в седьмом классе — "Дневник наркоманки"... суицидные произведения, где детям предлагается разобрать, почему произошло решение покончить жизнь самоубийством... а как бы вы поступили в этой ситуации...

Неплохо было бы, резюмировала она, со всем этим тоже разобраться.

В такой ситуации есть смысл задуматься каждому: покончить жизнь самоубийством или продолжить жить, как живешь.

Без сомнения, значительным стало обсуждение проблемы метадона, тем более в ее исполнении. Она напомнила, что этот препарат, снимающий страдания наркомана, особенно популярен, конечно, на Украине, где "канадские компании фармацевтические фактически заполонили всю страну и расширили тем самым число наркопотребителей".

Она предложила признать применение метадона недопустимым и неэффективным:

— Хотя должна сказать, что в настоящее время очень много НКО обращаются с идеями о том, что для здоровья хорошо было бы вообще узаконить какие-то виды наркотиков. И нужно понимать, что эта деятельность сейчас очень сильно активизировалась!

То есть основные темы — Украина, спасение детей и деятельность НКО — были Ириной Яровой и на этом заседании отыграны и закрыты.

Ее поддержал между тем и президент Национальной ассоциации реабилитационных центров Юрий Крупнов:

— Логика ведь какая: чтобы было меньше от наркомана вреда. Чтобы было меньше от него вреда, давайте ему будем метадончика давать по небольшой чарочке! Через полгода, я прошу прощения за эти слова, человек превратится, до этого частично разрушенный, в полностью разрушенного человека и не будет представлять общественного вреда!

Но Юрий Крупнов не согласен:

— Время, эпоха одноразовых людей, когда передовик, уголовник, бандит, больной, здоровый... все это закончилось. Люди постоянно на протяжении жизни попадают во всякие ситуации, но мы должны за них бороться, и тем более в существующей международной, прошу прощения, ситуации, когда нам каждый человек дорог!

И Юрий Крупнов тоже нажимал таким образом президенту на больное.

В конце концов он предложил два ближайших года сделать "двухлеткой антинаркотической консолидации", потому что "пора кончать с этим как бы всесилием наркомании, с разговорами о том, как некоторые специалисты говорят, что в Америке в три раза еще хуже, нам еще есть куда расти с наркоманией. Нам некуда расти! Нам наркоманию надо ликвидировать как класс!"

А то она и в самом деле превратилась по всем признакам в правящий.

Но проблема в том, что низы уже не могут, а верхи, кажется, уже не хотят.

Комментарии
Профиль пользователя