Удар по барам

В Татарстане вступает в силу запрет на торговлю алкоголем заведениями в жилых домах

Предприниматели Татарстана оказались не готовы к жестким ограничениям алкогольного рынка, которые ввели депутаты республики. Вчера на встрече с главой Госалкогольинспекции Игорем Марченко они пожаловались, что многие из них не успели перепрофилировать свои предприятия под кафе и рестораны. Только на этот тип заведений не будет распространяться вступающий завтра в силу запрет торговать алкоголем в помещениях или пристроях к жилому дому. Господин Марченко обещал «не принимать жестких мер» в отношении владельцев баров, которые готовы перестроить свои заведения в течение месяца. Однако посоветовал «приостановить реализацию алкоголя», чтобы избежать ответственности.

Бары, которые не перепрофилируются в кафе, могут лишить лицензии

Фото: Александр Чиженок, Коммерсантъ  /  купить фото

Встреча с главой Госалкогольинспекции Татарстана Игорем Марченко, организованная бизнес-омбудсменом Тимуром Нагумановым, собрала порядка 50 предпринимателей. Основной темой обсуждения стал закон, принятый в начале этого года Госсоветом Татарстана, который ужесточил правила розничной реализации алкогольных напитков в регионе.

Как сообщал „Ъ“ ранее, закон был подготовлен депутатами-единороссами после жалоб жильцов домов, где располагаются магазины, которые под видом баров продолжают торговать спиртными напитками после 22.00 (в Татарстане продажа спиртного в магазинах запрещена с 10 часов вечера до 10 утра). С целью пресечь ночную торговлю в таких «рюмочных» парламентарии республики запретили продажу спиртного на предприятиях общественного питания, которые располагаются в нестационарных объектах, а также в многоквартирных жилых домах. Исключением стали рестораны и кафе, чьим владельцам удалось убедить депутатов не устанавливать для них столь серьезные ограничения (им нельзя продавать алкоголь, только если вход в заведения организован со стороны двора в жилом доме). Ограничения для остальных предприятий, в частности баров, начинают действовать спустя три месяца после вступления закона в силу. То есть, как сообщил вчера господин Марченко, с завтрашнего дня.

Вчера на встрече выяснилось, что многие предприниматели оказались не готовы к новым ограничениям. «У нас должны все бары закрыться или можно будет продавать алкоголь с 10 утра до 10 вечера?» — спросила Игоря Марченко глава ООО «Магнат» Наталья Верина, у которой три бара в жилых домах. Получив ответ, что «ограничения четкие: не допускается реализация алкоголя, кроме ресторанов и баров», госпожа Верина пожаловалась, что власти недостаточно информировали бизнесменов о действии нового закона. Часть своих заведений она так и не успела «перепрофилировать» в кафе, чтобы продолжать продажу алкоголя.

«У нас пристроенное помещение, бар. Пиво тоже нельзя?» — удивилась еще одна предпринимательница, представившаяся Еленой. «Получается, что те посетители, которые пили пиво в стационарных объектах, сейчас переместятся на детские площадки…» — с досадой добавила она, но ее перебил модератор мероприятия Тимур Нагуманов, предложив «не дискутировать» на эту тему. А другая предпринимательница заметила, что закон не распространился на магазины, торгующие пивом в разлив, которые «появились в каждом жилом доме».

Предприниматели попросили власти не быть строгими в применении закона. Наталья Верина сообщила, что готова заключить договор «с хорошим кафе», чтобы «они подвозили» еду. Однако господин Марченко настоял, что ее заведение все равно не будет считаться кафе: чтобы попасть в категорию «кафе», заведение должно готовить собственную горячую пищу и иметь отдельное помещение под кухню. Предприниматель, представившийся Русланом, рассказал, что как раз ведет ремонт на кухне, чтобы его бар мог считаться кафе. «Кухня делается. Могу работать дальше?» — поинтересовался он. Игорь Марченко посоветовал ему «приостановить реализацию алкоголя» на время ремонта, чтобы не быть привлеченным к ответственности. «А что продавать тогда? Жвачку? Грубо говоря, придется закрываться», — констатировал предприниматель.

Однако Игорь Марченко обещал, что в ближайший месяц ни прокуратура, ни Госалкогольинспекция в отношении владельцев баров «жестких мер не будут принимать». Он пояснил, что если бар в жилом доме и его владельцы планируют переоформить лицензию на кафе, действующая лицензия аннулирована не будет. «Жесткие меры» он обещал «забегаловкам и рюмочным, которые не красят предпринимательское сообщество». По его словам, «закон изначально принимался», чтобы такие заведения не работали в жилых домах. Всего могут быть закрыты до 300 заведений в республике, если те не получат лицензию кафе или ресторанов.

Предприниматели жаловались не только на местный закон, но и на федеральное законодательство. Владелица ООО «Даурия-2» Людмила Гумирова сообщила, что недавно рядом с ее «Кафе-баром» открылась автошкола. Поскольку последняя предоставляет образовательные услуги, кафе по закону не может продавать алкоголь. «Два года, которые я оплатила (65 тыс. руб. за каждый год действия лицензии — „Ъ“), — теперь все», — воскликнула предпринимательница. Господин Марченко заявил ей, что это «взаимоотношения собственников». Однако затем на защиту госпожи Гумировой встала владелица сети кафе «Сытый папа», член татарстанской ассоциации рестораторов Мария Горшунова, предложившая бизнес-омбудсмену инициировать поправки к закону, «если есть кафе или ресторан, кто хочет прийти после, он просто не получит лицензию». «Специфичная инициатива… Право первой ночи», — догадался Тимур Нагуманов, пообещав подумать над предложением.

Были на встрече и попытки поднять тему монополизации алкогольного рынка Татарстана. Владельцы казанского бара Relab усомнились в объективности проверки качества алкоголя, которая проводится в республике дополнительно к сертификации продукта. По сведениям бизнесменов, в частности, «то проходит, то не проходит» эту проверку напиток Bols Genever (нидерландский дистиллят, родственный джину). «Может ли повлиять какой-то монополист на прохождение проверки качества?» — поинтересовались предприниматели. Господин Марченко такие подозрения сразу отверг, заявив, что один и тот же бренд отправляют в разные лаборатории. А бизнес-омбудсмен Тимур Нагуманов добавил, что он знает, «что „Татспиртпром“ джин не производит». «Это не значит, что не будет его (в производстве предприятия — „Ъ“)», — раздался из зала голос гендиректора ОАО «Татспиртпром» Ирека Миннахметова, который также приехал на встречу.

Кирилл Антонов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...