Коротко

Новости

Подробно

Случайный взрыв отозвался в суде

Нижегородского анархиста обвиняют в призывах к терроризму

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 12

Вчера в Нижнем Новгороде начался судебный процесс в отношении анархиста Ильи Романова, который в 2013 году возле военкомата в центре города подорвался, как считает следствие, на взрывном устройстве собственного производства. Его обвиняют в публичных призывах к террористической деятельности, изготовлении бомбы и подготовке теракта в Нижнем Новгороде. Защита настаивает на «абсурдности» заявленных обвинений, указывая на большое количество нестыковок в деле. Сам подсудимый утверждает, что собирал не бомбу, а «имитационно-пиротехническое изделие», и никому не угрожал.


В деле нижегородского участника Ассоциации движения анархистов 47-летнего Ильи Романова несколько эпизодов. Как следовало из обвинительного заключения, отсидев 10 лет в украинской тюрьме за совершение в 2001 году теракта у здания СБУ в Киеве, в декабре 2012 года Илья Романов в интервью донецким радиожурналистам призывал «товарищей и соратников по движению» к террористической деятельности. В эфир запись не попала, но оказалась в интернете. «В интервью содержится побуждение воевать, стрелять, взрывать и действовать иными способами против существующего украинского государства, так как оно является буржуазным, капиталистическим, ориентированным на прибыль. Те же действия возможны и на территории России, так как государственное устройство двух стран схоже. Это публичный призыв к осуществлению террористической деятельности и его оправдание через СМИ. Однако преступление по независящим от Романова причинам не было доведено до конца», — сообщил гособвинитель Алексей Езерский. Эти действия анархиста следствие квалифицировало по ч. 2 ст. 205.2 (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма с использованием СМИ).

Кроме того, Илья Романов обвиняется в незаконном изготовлении боеприпасов и подготовке теракта в Нижнем Новгороде в октябре 2013 года. По версии следствия, узнав о градостроительных планах властей и вырубке деревьев в городских парках, анархист решил не допустить этого и организовать теракт «для устрашения населения». Для этого, как считает следствие, анархист купил необходимые компоненты, изготовил два взрывных устройства и одно из них, мощностью до 50 г в тротиловом эквиваленте, решил испытать. Как установили следователи, ночью 26 октября в сквере на улице Ошарской у областного военкомата обвиняемый шприцем ввел «инициирующее вещество» во взрывное устройство с порошкообразным алюминием. Но что-то пошло не так, и внезапным взрывом Илье Романову оторвало кисть левой руки, повредило ногу и левую половину тела. Кроме него, никто не пострадал. Практически сразу же после взрыва Илью Романова задержали, а в квартирах, где он жил, прошли обыски. В одной из них оперативники обнаружили второе взрывное устройство, а также компьютер, на жестком диске которого нашли текстовый документ: «Шанцев, Сорокин, Кондрашов (губернатор Валерий Шанцев, глава города Олег Сорокин и глава городской администрации Олег Кондрашов. — „Ъ“)! Если не прекратите рубить парки, взорву всех…». «Обратился к органам власти с угрозой теракта», — пояснил гособвинитель.

Взяв слово, Илья Романов сообщил суду, что не согласен с предъявленными обвинениями. Он указал на то, что на Украине отбывал наказание незаконно и в этой связи он уже обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека: «Причем здесь события на Украине, я не понимаю. Это совсем другое государство, которое сейчас переживает трудные времена». Он также рассказал, что купленные им якобы для создания взрывного устройства компоненты не запрещены для свободного оборота в России и с их помощью он собрал не бомбы, а «имитационно-пиротехнические изделия». Кроме того, подсудимый настаивал, что не писал никаких угроз властям, так как физически не имел такой возможности. «Как установила экспертиза, компьютер, на котором был создан документ, принадлежал человеку, который повесился в Канавинском РОВД», — добавил Илья Романов, отметив, что не знал этого человека.

Адвокат Евгений Губин отметил, что дело «абсурдно по своей сути» и содержит огромное количество «явных нестыковок, фальсификаций, домыслов, а также художественных вымыслов следователей». Например, адвокату не ясно, как следователи связали подготовку к теракту с вырубкой деревьев. «Мы не понимаем, с чего они вообще решили, что в городе собираются рубить деревья. Мы просили сделать запрос в администрации, чтобы оттуда получить хоть какие-то документы по этому поводу, но следователи нам отказали».

Вчера же суд успел допросить двух свидетелей обвинения. Так, Алексей Гусев, работавший с Ильей Романовым охранником в одном из ЧОПов, рассказал, что общались они редко, но на одном из дежурств в больнице №5 выпили и разговорились: «Пить начали с утра. Говорили о зарплате, правительстве, о том, что они задолбали, зар­плату не платят, жить невозможно. Слово за слово, Романов начал что-то говорить про то, что может взорвать джип и собрать взрывное устройство прямо сейчас. Показал сумку, в которой были гвозди, бутылка с порошком, таблетки. Я испугался. Всего мы выпили бутылки три водки». Следующий свидетель также выпивал с обвиняемым, но уже на одной из заправок: «Я увлекаюсь диггерством, поэтому говорили с ним про подземелья и анархию. Вот и выпили за Кропоткина и Бакунина. А потом он показал мне фокус: смешал глицерин и марганцовку…». «Какой вывод вы сделали?» — поинтересовался у него гособвинитель. «Если смешать глицерин и марганцовку, появится пламя и прожжет пенопласт», — ответил свидетель.

После этого защита попросила исключить показания второго свидетеля из материалов дела. «Во время допроса свидетель находился на амбулаторном лечении в одной из психиатрических клиник, — пояснил подсудимый. — Следователи должны были допрашивать его только в присутствии психиатра, который мог бы засвидетельствовать, что он находился в удовлетворительном состоянии и не был внушаем». Коллегия судей отказала в удовлетворении ходатайства, посчитав, что свидетель был готов к допросу.

Допрос свидетелей защиты продолжится сегодня. Планируется, что судебное разбирательство продлится две недели.

Антон Прусаков


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя