Коротко


Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

Рост без сдвигов

Почему в кризис радует статистика? Разбиралась Ольга Филина

Журнал "Огонёк" от , стр. 12

Всю минувшую неделю экономические новости не радовали: падение промышленного производства все глубже, инвестиций все меньше, перспективы выхода из кризисного пике все туманнее. И вдруг на этом печальном фоне бодрый знак: статистика доходов и расходов региональных бюджетов в первом квартале 2015 года показала неожиданно хорошую динамику. Доходы выросли наперекор всем кризисам, расходы сократились наперекор имеющимся обязательствам. Очередное "русское чудо"? Как такое стало возможным, разбирался "Огонек"


Ольга Филина


Проблема с региональными бюджетами — одна из самых горячих кризисных тем. Мы входили в кризис с разговорами о возросшем долге регионов, мы переживаем кризис с постоянными новостями о возможном дефолте то одной, то другой области.

Тем удивительнее оказалась статистика Минфина по субъектам РФ за первый квартал 2015 года. На нее обратили внимание РАНХиГС и НИУ ВШЭ, и оба института в своих мониторингах отметили, что ситуация "неожиданная", а кризис "необычный".

Что же случилось? Дело в том, что доходы регионов по итогам первого квартала этого года не только не уменьшились, но даже выросли, промышленного спада не наблюдается, а безработица на стабильно низком уровне. В реальных цифрах это выглядит так: пока федеральный бюджет имел дефицит в размере 4,5 процента ВВП, консолидированные региональные бюджеты получили профицит в 2,4 процента ВВП, причем по сравнению с аналогичным периодом прошлого года их доходы выросли на 11,4 процента, достигнув 3,2 трлн рублей. А расходы регионов — в знак пущего "финансового оздоровления" — соответственно сократились на 10 процентов в реальном выражении.

Долги никто не отменял, но они и не растут. Каким-то образом субъекты РФ научились жить по средствам, в условиях сокращающихся трансфертов из федерального бюджета (а за три последних года в структуре доходов региональных бюджетов трансферты уменьшились с 21,4 до 16,2 процента) и дорогих кредитов.

Обстоятельства сложились


Такие цифры еще нужно как-то понять. Один из вариантов — согласиться, что бюджеты регионов, о которых так много говорилось, далеко не самая уязвимая точка нашей экономики.

— Здесь все познается в сравнении,— поясняет Сергей Жаворонков, старший научный сотрудник Института экономической политики Е.Т. Гайдара.— С одной стороны, суммарный долг бюджетов и муниципалитетов, равный 2,4 трлн рублей,— это серьезная цифра. С другой стороны, наши расходы на оборону, за два года увеличившиеся в два раза, достигли сопоставимых 3 триллионов рублей. Если мы в этой сфере хоть немножко поубавим аппетиты, деньги для регионов сразу найдутся. С третьей стороны, задолженность по потребительским кредитам в стране — 6 трлн рублей, то есть в два с лишним раза больше, чем долг регионов. Поэтому, на мой взгляд, население и предприятия, попавшие в тяжелую долговую зависимость, оказались в куда худшем положении, чем субъекты РФ.

К тому же, уверяют эксперты, долг долгу рознь. Да, ситуация во многих регионах тяжелая, но по-настоящему плохо только тем, кто набрал банковских кредитов. Госкредиты — совсем другая история: здесь многое зависит от того, как губернатор поведет дело. Если сможет упросить центр о помощи, ему пойдут навстречу: или срок выплат продлят, или проценты снизят, а то и вообще разрешат ничего не отдавать. Например, в абсолютных цифрах долг двух республик — Хакасии и Ингушетии — почти одинаков, около 80 процентов от всех доходов этих регионов за 2014 год. Однако у Ингушетии почти все кредиты бюджетные, а у Хакасии — чуть меньше половины коммерческих. И это очень влияет на перспективы.

— Еще одно соображение связано с тем, что нынешняя система власти на местах, бюджетирования, уже неоднократно доказывала свою устойчивость,— считает Владимир Климанов, директор Института реформирования общественных финансов.— Апокалипсические прогнозы в отношении регионов вряд ли оправдаются: мы переживали и худшие времена — и ничего. Ситуация может непредсказуемо меняться, поэтому самой трезвой будет позиция "осторожного пессимизма". Какие регионы реально выиграли от сложившейся ситуации? Например, те, кому удалось сыграть на импортозамещении, то есть южные сельскохозяйственные области. Еще те, на территории которых находятся производства, ставшие выгодными в условиях защиты рынка или разницы курсов валют. Например, заводы химудобрений, поставляющие товары в другие страны, смогли серьезно увеличить свою прибыльность за счет валютных расчетов с клиентами.

Впрочем, народная реакция на сложившуюся конъюнктуру еще однозначнее: согласно опросам ВЦИОМа, за последний месяц на 8 процентов возросло число россиян, которые считают, будто экономический кризис уже позади,— теперь в этом уверены 33 процента опрошенных.

Смутные перспективы


Полностью поддержать оптимизм масс экспертам мешает одно обстоятельство, а именно — истоки весеннего "финансового оздоровления". Есть предположение, что они могут иссякнуть и обмелеть, как реки после половодья.

— Да, мы констатируем, что доходы региональных бюджетов выросли,— рассказывает Андрей Чернявский, ведущий научный сотрудник Института "Центр развития" НИУ ВШЭ.— Но дальше наша задача — разобраться, каким образом так получилось. В этом случае, в частности, выяснится, что большую часть прибавки обеспечил налог на прибыль, который в 2014 году составлял только 26,9 процента от всех поступлений в бюджеты субъектов РФ, а в первом квартале этого года достиг доли в 30,2 процента. Налог на прибыль собирают с предприятий. Мы не видим структурных сдвигов, которые бы сделали наше производство более современным и прибыльным, соответственно, эти изменения связаны с конъюнктурой рынка. Вероятнее всего, предприятия выгадали благодаря инфляции: по весне они использовали товары и материалы, купленные по старым ценам, а готовую продукцию продавали уже по новым, увеличивая доход. Но скоро "старые" материалы закончатся. И что будет тогда?

Еще одна значимая статья региональных доходов — НДФЛ — почти не растет: ее доля в структуре доходов сократилась с 27,3 до 25,5 процента, в реальных цифрах за этот год собрали только на 3,8 процента больше налогов на доходы физлиц, чем в предыдущем. Более того, в 22 регионах поступления НДФЛ уже сократились, особенно эта тенденция заметна на Дальнем Востоке. Поскольку роста безработицы там пока нет, эксперты связывают такую налоговую динамику с ростом неформальной занятости и "конвертной" оплаты труда. Вряд ли в ближайшее время снизится популярность теневых форм трудоустройства (об этом "Огонек" подробно рассказывал в прошлом номере), а значит, по этой статье доходов прогноз тоже скорее неблагоприятный.

— Общий рост доходов — как средняя температура по больнице, ни о чем не говорит,— считает Владимир Климанов.— На первый квартал этого года, например, пришлись выплаты по соглашению о разделе продукции в рамках нефтегазовых проектов на Сахалине, которые заметно улучшили нашу статистику. Но ведь эти цифры — совсем не про ситуацию в регионах. О ситуации больше говорит другой факт: кассовый разрыв, связанный с необходимостью оплаты долгов, выдачи отпускных, поддержки сельского хозяйства, как правило, приходится в субъектах РФ на конец весны, то есть на второй квартал года. Вполне логично, что уровень долга в первом квартале остался прежним: регионы не хотели брать кредиты при такой высокой ставке Центробанка, тем более что острой потребности в них не было. Но во втором квартале ситуация изменится. Вероятнее всего, субъектам РФ снова остро понадобятся "лишние" деньги, и брать их будут где дают, в том числе и у коммерческих банков.

Острова в океане


Впрочем, даже если предположить, что в новые долги никто влезать не станет, более того, часть долгов регионам простят, и жизнь наладится, все-таки сразу рапортовать, что из кризиса мы вышли, не стоит.

— Все равно остается актуальным вопрос, что лучше: консервация ситуации или ее серьезное изменение, пусть даже сначала в худшую сторону? — полагает Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики.— Сейчас мы видим странную картину: по деньгам в регионах хуже не стало, а по жизни — становится. Ведь субъекты РФ, в первую очередь "оздоравливая" финансы, сокращают расходы на образование, здравоохранение и инвестиции. Они пытаются сохранить статус-кво, как было и в прошлый кризис 2008-2009 годов. Но помогло ли это экономике страны?..

Эксперты сетуют, что кризис, призванный "взбодрить" экономических игроков, изменить структуру занятости и ликвидировать неприбыльные производства, у нас в России действует совсем иначе: его стараются до последнего не замечать, латать дыры и кое-как справляться. Получается вроде бы неплохо, но вот экономического чуда не происходит.

— Достаточно посмотреть на "антикризисные планы" регионов,— считает Владимир Климанов.— Там ведь собственно антикризисного — минимум, а основная часть — это перечисление обычных мер по стимулированию и поддержке экономики: развитие государственно-частного партнерства, льготы для малого бизнеса, облегчение экспортных поставок. То есть мы все еще работаем в "штатном" режиме.

И в этом смысле сегодняшний кризис может показаться "необычным" только с точки зрения экономической науки, а вот в реалиях современной России — он как раз самый обыкновенный. Пережить неприятности на "островке стабильности", который подмывает со всех сторон, стало уже устоявшейся российской мечтой.

Позвонили первыми

Детали

С начала кризиса уже несколько регионов и городов России появлялись в новостных лентах с историями о банкротствах


Кемеровская область


В начале июня область обратилась в Совет Федерации с просьбой помочь ей выплатить долг Внешэкономбанку. История старая: еще в 1992 году администрация региона взяла валютный кредит в банке для покупки импортного сельскохозяйственного оборудования. В 1993 году ее задолженность составляла 172,1 млн долларов, в 2005 году Кемеровская область и Внешэкономбанк договорились о выплате долга в 302,1 млн долларов. К 2015 году долг так и не был погашен, а курс доллара резко вырос, в результате объемы выплат, даже переведенные в рубли, оказались заоблачными — около 12 млрд рублей. Кузбасс оказался первым регионом, обратившимся за помощью в Совфед: там обещали рассмотреть вопрос и найти "путь решения".

Новгородская область


Пока Кемеровская область вела переговоры с Советом Федерации, Новгородскую объявило банкротом агентство Standard&Poors. По методикам расчетов агентства, банкрот — это тот, кто допускает просрочку выплат по кредитам из-за ограниченного доступа к средствам рефинансирования. Как раз такая ситуация сложилась в регионе: область не смогла вовремя провести платеж по кредиту ВТБ. Администрация пыталась решить проблему, объявив аукцион по привлечению нового кредита под ставку 23,63 процента годовых, но желающих участвовать в этом аукционе попросту не нашлось. Финал, впрочем, оказался для области счастливым: удалось договориться о рефинансировании долга самим же ВТБ. Банк в очередной раз был вынужден "войти в положение".

Ростов Великий


Летом 2014 года сначала на областных, а потом и на федеральных порталах разразился скандал: в России может появиться свой Детройт (см. "Огонек" N 33 за 2014 год). Ростов Великий подвел спор с компанией-подрядчиком, строившей в 2008-2009 годах дороги в городе. Областной департамент финансов обнаружил нарушения в работе строителей (нецелевое использование финансов, завышение сметы и так далее), после чего дело было передано в Следственный комитет, а выплаты подрядчику прекращены. Пока СК рассматривал дело, компания подала в суд на администрацию, потребовав заплатить долг и проценты по нему — всего около 150 млн рублей, при том что годовой бюджет города едва дотягивал до 120 млн рублей. Наконец, СК закончил расследование, и сами предприниматели, чуть не обанкротившие город, предстали перед судом.

Источник: РБК, "Коммерсантъ", соб. инф.


Комментарии
Профиль пользователя