Инвестиции в изменившихся реалиях

В свете последних событий на геополитической арене в российской экономике наблюдается спад инвестиционной активности. Несмотря на то, что власти дали установку на импортозамещение, а также развитие и расширение внутреннего промышленного производства, потенциальные международные инвесторы не спешат вкладывать свои деньги в бюджет страны, объясняя это высокими рисками. Эксперты полагают, что необходимо в короткие сроки компенсировать потерю западных инвестиций, привлекая финансистов из Азии.

Сейчас рынки внешних заимствований оказались фактически закрытыми, стоимость внутренних кредитов выше текущей доходности компаний, а объем собственных средств компаний сжимается под давлением необходимости погашения внешних задолженностей

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ  /  купить фото

По оценке заместителя руководителя отдела региональных исследований рейтингового агентства RAEX ("Эксперт РА") Анны Столбовой, инвестиции в основной капитал России сокращаются второй год подряд. Так, в 2014 году вложения снизились на 2,7%, в январе — феврале 2015 года уже на 9,5% к соответствующему периоду.

"В краткосрочной перспективе мы увидим еще большее падение объема инвестиций, которое, согласно нашим прогнозам, может составить до 15-20%", — говорит она, уточняя, что сокращению вложений будут способствовать плохая динамика на рынках и низкая доступность финансовых ресурсов. Она напоминает, что сейчас фактически оказались закрыты рынки внешних заимствований, стоимость внутренних кредитов выше текущей доходности компаний, объем собственных средств компаний сжимается под давлением необходимости погашения внешних задолженностей (в условиях, когда нет возможности дешево реструктуризировать долг). В итоге это может привести к тому, что для развития регионов России повысится значимость бюджетных средств, которая и так составляет 19% в общей структуре.

Точки роста

Драйвером для роста инвестиций может стать курс на импортозамещение, но пока что он наблюдаются в очень ограниченном числе отраслей, например, в агропромышленном комплексе. Это, по мнению аналитика компании RoboForex Андрея Гойлова, объясняется тем, что с сектора сельского хозяйства, пожалуй, проще всего начать программу полноценного импортозамещения — в России именно этот сегмент рынка имеет весь цикл производства и почти не зависит от иностранного сырья. Ко всему прочему, на продукцию есть полноценный круглогодичный спрос. По его расчетам, на российский сельскохозяйственный сектор удовлетворяет внутренний спрос на 35-39%, но способен вдвое увеличить производство при условии доступа к недорогим кредитным линиям.

"Для работы с сельским хозяйством и фермерством существует четкая государственная стратегия. Инвесторы приходят и частным образом: в Краснодарском крае год назад были заложены новые фруктовые сады, они принадлежат бизнесу с расчетом на внутренний сбыт. Объем инвестиций в сельское хозяйство в Ростовской области и Краснодарском крае вырос за последние десять месяцев в среднем на 20%", — приводит в пример эксперт.

Наиболее ярко тенденции импортозамещения проявились в пищевой и химической промышленности, где сложившийся резерв свободных мощностей был мобилизован благодаря сокращению импорта при сохранении внутреннего спроса. В первом квартале 2015 года объем химического производства вырос на 6,7%, продуктов питания — на 3,5%, резиновых и пластмассовых изделий — на 2,6%, приводит статистику директор аналитического департамента инвестиционной компании "Регион" Валерий Вайсберг.

Нина Козлова, управляющий партнер аудиторско-консалтинговой группы "Финэкспертиза", считает, что на фоне снижения импорта быстро сумели отыграть сферы производства кожи и изделий из кожи, а также обуви — 169,7% по сравнению с предыдущим годом, на 148,6% вырос сегмент производства одежды, на 135,1% — текстильное и швейное производство.

В критически важных отраслях машиностроения процесс импортозамещения еще не запущен. Для этого необходимы дополнительные вложения в основные фонды. Ситуацию обостряет спад потребления, что также затрагивает реальный сектор экономики.

Управляющий директор Prostor Capital Алексей Соловьев, подчеркивает, что четкой позиции государства по поводу поддержки отраслей, которые могут заменить импорт, пока нет. "Есть законы рынка, есть глобализация экономики, которые нельзя взять и обойти только потому, что есть "позиция" или "распоряжение". Как это ни парадоксально, но с точки зрения состава действующих на российском рынке инвесторов ничего с наступлением кризиса не поменялось, структура рынка осталась той же. Изменения затронули исключительно количественные показатели: сократился объем вложений западных инвесторов, для которых Россия в силу геополитических рисков всегда была далеко не самым приоритетным объектом. А вот новых игроков из других сфер не прибавилось вовсе — ни внешних, ни внутренних", — отмечает он.

В ближайшее время бизнес будет расплачиваться с существующими долгами, единогласно заявляют эксперты. При огромной роли геополитических рисков, которые предсказать довольно сложно, и резкой девальвации инвесторы не будут вкладывать свои средства в экономику страны. Рост инвестиций может наступить через три-четыре квартала, солидарны экономисты.

Поворот на Восток

На сегодняшний день сокращают свое присутствие в России и полностью уходят с рынка зарубежные компании, специализирующиеся на товарах конечного потребления, финансах, и производственные организации с низким уровнем локализации, перечисляет госпожа Столбова из RAEX. В качестве примеров первой группы она приводит компании пищевой промышленности: Danone закрыл три завода, Mead Johnson уходит с российского рынка, Carlsberg Group закрывает завод в Челябинске, покидают Россию и производители одежды — Adidas, New Look, River Island. Примерами второй группы выступают Raiffeisenbank и крупнейший инвестиционный фонд Blackstone Group. Также низкий уровень локализации, дополненный негативными трендами на рынке, привел к уходу General Motors и закрытию завода Volvo.

Под влиянием ситуации во внешней политике происходит усиление тренда по переориентации внешнеэкономической стратегии на развитие отношений со странами Азии, в первую очередь с Китаем. Однако пока что активизации этого процесса препятствуют несколько факторов, рассуждает Алексей Назаров, руководитель группы стратегического и операционного консультирования КПМГ в России и СНГ.

Во-первых, значительное падение рубля, сделавшее импортозамещение привлекательным, постепенно отыгрывается обратно, при этом аналитики говорят, что будущее валютных курсов пока остается неизвестным. В совокупности с продолжающимися сильными курсовыми колебаниями, растущей ценой на нефть это приводит к сомнениям инвесторов и производителей. Вторым фактором является недостаток внутрироссийских финансовых ресурсов для развития новых производств и сложности с привлечением внешних.

По мнению господина Назарова высок потенциал сотрудничества с Китаем в сфере топливно-энергетического комплекса, транспортной инфраструктуры, сельского хозяйства и финансовых рынков. Отношения России с Японией, которая стоит на третьем месте после США и Китая по объему инвестиций за границей, также развиваются быстрыми темпами. В то же время инвестиции в российскую экономику представляют собой незначительную часть всех зарубежных инвестиций Японии, и на данный момент потенциал их роста не исчерпан.

"В текущей ситуации России необходимо использование таких механизмов, которые позволят стимулировать интерес инвесторов и соблюсти баланс интересов. В число таких механизмов должны входить меры по устранению административных барьеров для иностранных инвесторов, по консультационному сопровождению деятельности инвесторов в России, активное участие системы торговых представительств в поиске инвесторов на зарубежных рынках, а также информационное продвижение территорий опережающего развития на Дальнем Востоке", — резюмирует эксперт

Где брать деньги

Сегодня российский бизнес оказался практически лишен инвестиционных, то есть некредитных источников финансирования, говорит Демид Голиков, руководитель направления "Стратегическое планирование", консультант ГК "Институт тренинга — АРБ Про".

"В частности, это вложения private equity, венчурные фонды, краудфинансирование, "обычный" фондовый рынок. Раньше эти источники были хотя бы доступны бизнесу (5-7% от всего внешнего финансирования бизнеса), теперь их объем стремится к нулю. Между тем глобальный тренд ровно противоположен", — вынужден констатировать он.

Алексей Соловьев из Prostor Capital полагает, что государственные инициативы для стимулирования интереса инвесторов должны быть направлены не наружу, а на поиск новых отечественных источников средств для экономики и инноваций.

"Во-первых, российские пенсионные фонды — им до сих пор закрыт вход на рынок инвестиций, хотя во всем мире это один из самых емких источников длинных денег для национальных фондов. Во-вторых, структуры, которые являются фундаментом инвестиционной экосистемы во всем мире, — фонды фондов. В России есть только один такой фонд — РВК. В-третьих — так называемые хайнеты, богатые люди, которым не хватает ни опыта, ни культуры инвестирования, ни комфортных законодательных условий, чтобы активно включаться в этот процесс. Вот их как раз и нужно стимулировать, в том числе и на законодательном уровне", — делает вывод аналитик.

Татьяна Дятел

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...