Коротко


Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

В ожидании внятных правил

Политики называют развитие малого и среднего бизнеса одним из приоритетных направлений государственного курса, тем более в условиях кризиса. Но на практике декларируемая поддержка нередко оказывается недоступной для бизнеса, а законодательные нововведения ставят предпринимателей в тупик: больше, чем государственной помощи, они хотят внятных и неизменных правил игры.


В соответствии с Федеральным законом "О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ", предприятием малого бизнеса считается то, в котором трудятся до 100 человек и чья выручка без НДС или балансовая стоимость активов составляет до 400 млн рублей в год. По данным Минэкономразвития, в 2014 году в стране было зарегистрировано 3,55 млн индивидуальных предпринимателей, 1,86 млн микропредприятий (численность сотрудников до 15 человек), 235,6 тыс. малых предприятий. На малый бизнес вместе с представителями бизнеса среднего (15,9 тыс. фирм) приходится 95% коммерческих предприятий страны.

По данным Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), на предприятия малого и среднего бизнеса в 2014 году пришлось около 20% от общего объема ВВП России. За последние пять лет общий вклад малого бизнеса в ВВП страны снизился на 5%. "Так, если в 2010-2011 годах данный показатель был 25%, то уже в 2012 году он уменьшился до 19% с дальнейшей стабилизацией на этом уровне до 2014 года включительно", — рассказывает Ольга Стасевич, руководитель направления корпоративных исследований НАФИ. Повышение размера страховых взносов, уплачиваемых во внебюджетные фонды, рост кадастровой стоимости на землю и имущество, введение торгового сбора, перечисляет причины снижения доли малого бизнеса в экономике страны госпожа Стасевич.

Руководитель департамента финансов Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Елена Рогова констатирует: по предпринимательской активности Россия существенно отстает не только от развитых стран (в США доля малых предприятий в ВВП составляет 50%, в Италии — 60%), но и от развивающихся (в Индии — 54%).

Помощник министра Минэкономразвития Елена Лашкина замечает, что в России свыше 21 млн граждан трудоспособного возраста находятся в "неформальном секторе". "Создание условий для вывода таких самозанятых граждан "из тени" и вовлечения их в легальную предпринимательскую деятельность автоматически увеличит вклад сектора малого и среднего предпринимательства в ВВП", — говорит госпожа Лашкина.

Генеральный директор аудиторской компании "Уверенность" Максим Гладких-Родионов полагает, что подобное положение дел — закономерный результат существующей модели экономики. "Ставка делается не на миллионы малых предприятий, создающих продукт, а на нескольких монополистов, занятых добычей и продажей невосполнимых природных ресурсов", — поясняет господин Гладких-Родионов.

Есть из чего выбрать


Поддержкой малого и среднего предпринимательства на федеральном уровне занимается Минэкономразвития: ведомство по конкурсу распределяет субсидии регионам, которые на условиях софинансирования предоставляют их местному бизнесу.

Как рассказывает Елена Лашкина, ежегодно поддержку программы получают около 250 тыс. физических и юридических лиц, при этом они создают свыше 100 тыс. новых рабочих мест.

Согласно финансовой программе Минэкономразвития, малый бизнес может рассчитывать на предоставление микрозаймов и поручительств по своим обязательствам, субсидирование части затрат на уплату процентов по кредитам в российских компаниях на строительство и приобретение техники и оборудования, на материальную поддержку молодежного и социально значимого предпринимательства, предприятий народно-художественных промыслов, ремесленной деятельности, сельского и экологического туризма.

Государственный коммерческий МСП-банк (ОАО "Российский банк поддержки малого и среднего предпринимательства", дочерняя компания ВЭБ) призван через банки-партнеры повышать доступность кредитных средств для небольших предприятий. А государственное акционерное общество "Агентство кредитных гарантий" (АКГ) специализируется на выдаче банковских гарантий и контргарантий по долговым обязательствам субъектам малого и среднего бизнеса.

Региональные программы поддержки описываемых предприятий включают в себя субсидии, льготное кредитование, льготную аренду, обучающие программы.

Руководитель аналитического центра МСП-банка Наталья Литянская называет действенными преференциями для малого и среднего бизнеса упрощенную систему налогообложения (УСН) и единый налог на вмененный доход (ЕНВД), которые снижают налоговую нагрузку на предприятия. "Меры поддержки предпринимателей в России весьма разнообразны, однако не все они эффективны, в особенности это касается субсидирования. Необходимо консолидировать все меры государственной поддержки бизнеса на федеральном уровне", — считает госпожа Литянская.

Константин Басманов, заместитель председателя правления Промсвязьбанка и член правления "Опоры России", позитивно оценивает работу Агентства кредитных гарантий. "Для нас как для банка гарантийный механизм АКГ — это возможность поддержать малый и средний бизнес. Поручительство АКГ банки рассматривают как качественный залог, соответственно, кредитная ставка будет с минимальной маржей, что позитивно скажется на экономике предприятия. Поэтому возможность использовать этот гарантийный механизм — это правильное решение, которое реализовано во многих странах", — говорит господин Басманов. Положительно — с точки зрения развития малого бизнеса — он отзывается и о деятельности агентства поддержки экспортеров ЭКСАР, существовании "налоговых каникул" для индивидуальных предпринимателей, работающих в сфере оказания услуг, о готовящемся запрете на проведение в течение трех лет плановых контрольно-надзорных мероприятий в отношении малого бизнеса.

Недостижимая поддержка


Но сложностей у малого бизнеса ничуть не меньше, чем преференций. Доказательство тому — статистика: через три года после основания выживают не более 3% российских малых предприятий.

Управляющий партнер консалтинговой компании First Bridge Advisors Никита Мартиросян полагает, что меры господдержки работают неэффективно. "Представители малого бизнеса из числа наших клиентов говорят, что для получения поддержки требуется много времени и ресурсов. Микробизнесу особенно тяжело получать субсидии: у таких предприятий в штате редко есть квалифицированные специалисты для правильного оформления документов, а собственнику бизнеса некогда этим заниматься", — говорит господин Мартиросян.

Александр Пахомов, исполнительный директор "ДжинджерБрендМен" (развивает сеть Tutti Frutti Frozen Yogurt в России), лично столкнулся с невозможностью получить субсидии от государства на покрытие процентов по кредитам. "Наша компания год назад зарегистрировалась в реестре малого предпринимательства, чтобы иметь возможность получать помощь из фонда государственной поддержки. Но по факту мы до сих пор не можем получить полагающуюся нам по закону финансовую поддержку — в фонде нет денег", — объясняет господин Пахомов.

Лидер партии "Правое дело" Вячеслав Маратканов констатирует, что компенсация процентной ставки банков зачастую достается тем, кто находится в непосредственной близости от распределяющих госпомощь. "Участие малого бизнеса в госпоставках существенно ограничено условиями конкурсов: непосильные для малых предприятий банковские гарантии, отсутствие доступных кредитных ресурсов, обязательное участие в достаточно дорогих СРО... Очень медленно внедряется опыт государственно-частного партнерства", — перечисляет сложности малого бизнеса господин Маратканов.

Елена Рогова из Высшей школы экономики говорит о сложностях доступа к инфраструктуре, в первую очередь речь идет о подключении к тепло- и энергосетям, инженерным коммуникациям — для малых предприятий здесь практически нет преференций.

"Стимулировать малый бизнес нужно рыночными методами. Например, в сфере инновационного электротранспорта помогло бы внедрение контракта жизненного цикла — это переход от расчета сиюминутных расходов к долгосрочной рентабельности", — считает Сергей Иванов, генеральный директор Drive Electro (проектирует электрические и гибридные системы для транспорта).

Законодательно закреплено, что 15% своих закупок государственные и муниципальные заказчики должны сделать у субъектов малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций. По данным генерального директора электронной площадки "РТС-тендер" Виктора Степанова, в 2014 году эта квота составила 585 млрд рублей.

В сфере корпоративных закупок не менее 18% от годового объема должно размещаться у субъектов малого и среднего предпринимательства: из них 10% должны размещаться по прямым договорам, а 8% могут распределяться по договорам субподряда. Для заказчиков с годовым объемом выручки свыше 10 млрд рублей эти правила вступают в силу с 1 июля 2015 года, для других корпоративных заказчиков — с 1 января 2016 года. В денежном эквиваленте Виктор Степанов оценивает эту квоту в сумму свыше 3 трлн рублей в год.

Однако на деле малый бизнес не так уж активно вовлечен в исполнение госзаказов. "В большинстве случаев объемы закупаемых услуг не позволяют представителям малого бизнеса выполнить работы качественно. К тому же многие организации платят по факту сдачи работ, что требует от подрядчика выполнения проекта за свой счет или за счет кредитных ресурсов. Это резко увеличивает затраты и снижает прибыль, делая невозможным участие представителей малого бизнеса", — поясняет партнер школы бизнеса "Синергия" Андрей Коптелов.

По данным совместного исследования Промсвязьбанка и "Опоры России", лишь 24% предприятий малого и среднего бизнеса участвует в госзакупках.

Несмотря на ограниченность ресурсов, у малого бизнеса есть преимущества: это мобильность, гибкость, скорость принятия решений и готовность пожертвовать частью прибыли ради крупного заказа или клиента с именем, перечисляет Максим Гладких-Родионов.

Отвага и ответственность


Эксперты прогнозируют в 2015 году снижение ВВП на 5,4%, активную фазу спада российской экономики и сокращение количества малых предприятий. "Многие предприниматели сворачивают свой малый бизнес и идут наниматься рядовыми сотрудниками в крупные компании или просто встают на учет на биржу труда. С большой вероятностью, эти люди уже никогда не захотят рисковать, создавая свое дело", — полагает Андрей Коптелов из школы бизнеса "Синергия".

По статистике последних лет, количество зарегистрированных ИП в нашей стране увеличивается на 4%, а количество ИП, прекративших свою деятельность, растет на 11%. По данным ФНС на апрель 2015 года, в ЕГРИП зарегистрировано 3,5 млн индивидуальных предпринимателей, а прекратили свою деятельность за все время 7,7 млн человек.

"Лучшее, что может сделать государство для стимулирования развития и создания малого бизнеса, — это перестать менять правила игры", — уверен руководитель сервиса "Контур.Эльба" Андрей Кадыров. "Представьте, что ваш поставщик услуг сотовой связи меняет тариф каждый день. Для бизнеса изменение законодательных норм раз в полгода-год — это примерно то же самое. Невозможно строить планы на будущее, когда ты не можешь спланировать, какие разрешения тебе еще потребуются, какие налоги или сборы повысят или какие ограничения введут. За последние четыре года для ИП повысили ставки взносов сначала с 16 до 36 тыс.рублей в год, а затем и вовсе изменили формулу, установив потолок для взносов свыше 100 тыс.рублей. В поддержку были предложены льготные кредиты. Кто-то воспользовался? Единицы. В итоге мы в 2013 году наблюдали пик закрытия ИП — около полумиллиона предпринимателей прекратили свое существование", — иллюстрирует свою позицию господин Кадыров.

Голос малого бизнеса не слышат, считает начальник аналитического отдела инвесткомпании ЛМС Дмитрий Кумановский. "Минфин и региональные власти, стремящиеся сократить число преференций и льгот бизнесу, часто деструктивно влияют своим законотворчеством, отнимая льготы и вводя налоги для пополнения бюджета. Все это вынуждает малый бизнес уходить в "тень", отказываться от регистрации в качестве ИП, увольнять работников", — говорит аналитик.

Максим Гладких-Родионов из компании "Уверенность" знает, что малому бизнесу нужны четкие и стабильные правила работы, эффективный независимый суд, реальная защита прав собственности, налоговая система, стимулирующая развитие, а не потребление, честная конкуренция. "Одним словом, комфортная среда. С этой точки зрения, увы, государством не предпринимается ничего. Высокая налоговая нагрузка, недоступность кредитов, коррупция и административные барьеры — эти проблемы предприниматели уже много лет называют в числе главных. Никакие точечные меры, никакие программы выделения денег и гарантий, никакие законы об обязательном участии представителей малого бизнеса в госзакупках не помогут. Многие граждане уверены: предпринимателем у нас быть страшно и непрестижно. И пока такое мнение остается превалирующим, трудно надеяться на качественное изменение ситуации", — говорит господин Гладких-Родионов.

По оценке члена правления АКГ "Деловой профиль" Армена Даниеляна, в России слишком много государства в тех сферах экономики, где его вообще не должно быть. "Вся государственная "помощь" в буквальном смысле проходит через руки чиновников: будь то налоговые льготы, субсидии по кредитам или отказ от проведения внеплановой проверки. Сегодня молодежь даже не скрывает, что административная рента чиновника — главный стимул, привлекающий их на государственную службу. При этом все меньше и меньше тех, кто хотел бы взвалить на себя ответственность и риски предпринимательства", — замечает господин Даниелян.

Но управляющий директор банковского сервиса для малого бизнеса "Модульбанк" Яков Новиков видит, что ситуация меняется. "Если шесть лет назад предприниматели называли главными препятствиями административные барьеры и высокие налоги, сейчас они говорят, что главным препятствием для развития их бизнеса является отсутствие знаний и компетенций. Это честный взгляд на ситуацию — когда ищешь проблемы не во внешней среде, а в себе. В любой отрасли есть успешные компании и те организации, которые идут ко дну. Хотя налоги, конкуренция, правила бухгалтерского учета одинаковы для всех. Значит, причина конкурентоспособности в большей степени связана не с внешними факторами, а с компетенциями самого предпринимателя", — подчеркивает господин Новиков. Он призывает применять разные меры стимулирования бизнеса в разных отраслях: в торговле и сфере услуг сыграют роль более низкие налоги и ставки по кредитам, но в развитии инновационных компаний в области ядерной медицины и биотехнологий понадобятся совершенно другие меры.

Влада Гасникова


"Экономический форум". Приложение от 18.06.2015, стр. 33
Комментировать

Наглядно

в регионе

глазами «ъ»

в лучших местах

обсуждение