Коротко

Новости

Подробно

Фото: AP

Турция показала склонность к демократии

Выборы завершились не в пользу Реджепа Тайипа Эрдогана

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

В Турции вчера прошли парламентские выборы. Их предварительные результаты оказались неутешительными для правящей умеренно-исламистской Партии справедливости и развития (ПСР). Ей не удалось получить большинство мест в Меджлисе, необходимое для дальнейшего выстраивания властной вертикали во главе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, который теперь не сможет по своему усмотрению изменить конституцию. С подробностями из Стамбула — корреспондент "Ъ" ОЛЬГА КУЗНЕЦОВА.


— Страну ждут большие перемены,— убеждает меня на выходе с избирательного участка в начальной школе Фирузага в центре Стамбула 32-летний Улаш.— Партия справедливости и развития займет первое место, но ее время, как и время Эрдогана, уходит.

Улаш — курд, он стильно одет и хорошо говорит по-английски. Два года назад Улаш участвовал в антиправительственных протестах и уверен: эхо тех выступлений живо, а приход во власть альтернативных политических сил уже не призрачная, а вполне реальная перспектива. Сам Улаш голосовал за Партию демократии народов (ПДН): "Но не потому, что она отстаивает права курдов (долгие годы ущемлявшиеся в Турции.— "Ъ"), а потому, что Меджлису нужен приток альтернативных сил".

Ключевым вопросом накануне выборов было то, сумеет ли ПДН пройти десятипроцентный избирательный барьер. Барьер в итоге пройден, а парламентская система Турции из трехпартийной превращается в четырехпартийную. ПСР же, по итогам предыдущих выборов сформировавшая однопартийное правительство, на сей раз не набирает абсолютного большинства. Это ставит под удар намерения изменить конституцию, которая наделила бы Реджепа Тайипа Эрдогана неограниченными "сверхпрезидентскими" полномочиями. Первые результаты, согласно которым правящая партия получает менее половины кресел в 550-местном парламенте, набрав примерно 42% голосов, уже названы сокрушительным поражением власти. Курды же и другие сторонники ПДН празднуют победу: им прочат 70 кресел в Меджлисе.

Российский тюрколог Ильшат Саетов уверяет меня, что власти прибегнут к махинациям, учитывая, что эти выборы для правящей партии крайне важны. Другой мой собеседник в турецких академических кругах убежден, что власти предприняли все усилия, чтобы обеспечить явку "нужных избирателей" и что неслучайно выборы назначили на время отпусков, когда "прогрессивный электорат" (в отличие от тех, кто придерживается консервативных взглядов) разъезжается.

На участке в частной армянской школе Эсаян в центре города председатель избирательной комиссии Мурат Топрак убеждает меня, что никаких нарушений не было, а вбросы голосов исключены в принципе. "Мы полностью контролируем и ход голосования, и подсчет бюллетеней",— говорит он мне. Иностранных журналистов в армянской школе встречают любезно, не желая даже взглянуть на удостоверение личности: "Да что мне ваши документы, нам тут прятать нечего, смотрите что хотите".

На столе перед нами — стопка пустых бюллетеней с символикой и названием 19 партий и именами независимых кандидатов. Гарантированных фаворитов трое. Кроме ПСР, это светская Народно-Республиканская партия и Партия националистического движения — бессменная за время правления умеренных исламистов парламентская триада.

Старший по участку пристально следит за ходом голосования. Он категорически не разрешает избирателям проносить в кабинку для голосования личные вещи, а тем более мобильные телефоны. "Я хоть и строгий, но явка у нас все равно высокая,— шутит он в беседе со мной,— почти половина зарегистрированных у нас избирателей к полудню уже проголосовали".

Двое полицейских в машине, припаркованной у выхода из школы, уверяют меня, что никаких беспорядков в день голосования не ожидается. "По крайней мере, в наших планах на сегодня нет разгона протестующих",— говорит мне один из них. Площадь Таксим, где в целях безопасности полицейский кордон порой дежурит даже в обычные дни, вчера пустовала, что выглядело даже немного удивительно.

"Разве это нормально — запрещать продажу алкоголя в день голосования?" — жалуется мне Беки, владелец небольшого магазинчика неподалеку от центра города. "Но я уже смирился,— добавляет он.— Порядок превыше всего".

"Конечно, я голосовал за ПСР, за Эрдогана,— рассказывает мне Эмрах (ему около 35 лет, он построил успешную карьеру в строительном бизнесе).— Но не потому, что я люблю нынешнюю власть (не менялась в Турции с 2002 года.— "Ъ"), а потому что нам нужна стабильность и преемственность. Если ее не будет, в стране все рухнет в одночасье".

К нашему с Эмрахом разговору присоединяется учительница географии одного из стамбульских лицеев Улькю Учак. "Я всегда была и буду на стороне Народно-Республиканской партии,— восклицает она.— Наша страна создавалась светской, такой и останется". Эмрах спорит с Улькю: "Благополучие людей важнее, чем какие-то придуманные ценности",— говорит он. И беседа перетекает в бурную дискуссию.

В Турции вчера такие дискуссии были слышны на каждом шагу. Выборы раскололи страну, как не раскалывали уже давно. И результатом вполне может стать "правительство меньшинства", как уже предсказали соратники президента Эрдогана. А затем, вполне возможно, досрочные выборы.

Похоже, туркам понравились выборы с непредсказуемым исходом. И они хотят проводить их почаще.

Комментарии
Профиль пользователя