Коротко


Подробно

2

Фото: ФК "Зенит"

"Главная цель выполнена. "Зенит" — чемпион России в сезоне 2014/15"

"Зенит". Приложение от , стр. 20

Накануне последнего матча в этом сезоне генеральный директор ФК "Зенит" Максим Митрофанов в беседе с Андреем Ершовым поделился своим видением экономической ситуации, в которой оказался клуб, а также рассказал о перспективах его развития.


BUSINESS GUIDE: Каковы финансовые итоги футбольного клуба "Зенит" в экономически непростом 2014 году, если сравнить в динамике с 2013 годом?

МАКСИМ МИТРОФАНОВ: С одной стороны, мы говорим о годах, а с другой стороны, в футболе привычнее говорить о сезонах. Мы с точки зрения управленческого учета вынуждены были перейти на ведение учета по сезонам, но при этом остаемся в рамках стандартной ежегодной отчетности. Думаю, что вас больше интересует не столько 2014 год, сколько текущий сезон...

BG: И 2014 год в том числе. Согласно системе раскрытия информации СПАРК, по итогам 2013 года ЗАО "ФК "Зенит"" сократило убыток до 320 млн рублей, тогда как в 2012 году было 700 млн рублей.

М. М.: Если говорить об объективных показателях, которые касаются деятельности самой компании (сколько компания заработала, сколько она потратила), то в 2014 году мы заработали денег не меньше, чем в 2013-м. Болельщиков и профессионалов отрасли интересуют, из чего заработок складывался: это деньги, которые нам условно "Газпром" добавил в сложный момент, либо клуб сделал что-то сам? Так вот, "Газпром" ничего не добавлял, потому что он находится в той же самой стране и экономике, в которой существуем все мы.

BG: Но "Газпром" большую часть выручки генерирует в валюте, в отличие от вас.

М. М.: Мы тоже часть выручки генерируем в валюте, когда продаем игроков за рубеж. И в прошлом году были такие операции, когда мы отдавали в аренду Ансальди, например. В валюте был продан Губочан в "Динамо". Но у нас много и валютных расходов. И это сильно повлияло на компанию. Мы зарабатываем в валюте не так много. Наш основной доход в рублях, а расходы как раз в валюте. Сторонние рекламные контракты с компаниями, не входящими в газовую отрасль, мы заключили на большую итоговую сумму. Увеличилась стадионная выручка. При этом мы практически не поднимали стоимость билетов и абонементов. Это произошло за счет увеличения количества людей, которые приобрели абонементы, улучшилась посещаемость самих матчей. Мерчандайзинг, как это ни странно, остался на предыдущем уровне, хотя наш товар — не товар первого спроса. Тем не менее болельщики продолжали покупать форму и товары с символикой клуба с завидным постоянством, и нам удалось сохранить тот же объем — около 500 млн рублей.

Пострадали наши показатели по доходам от реализации медиаправ и доходам от УЕФА за счет штрафа в рамках финансового fair play. Также показатели пострадали от снижения объема дохода, который мы получаем от РФПЛ. Это доход от телевизионных прав, который пока нам не выплачивается. Мы его учитываем гипотетически, но де-факто денег пока нет.

BG: Там большая сумма?

М. М.: Сумма для команды, которая борется за первое место, составляет около $5 млн за сезон. Пока ни мы, ни наши коллеги из клубов РФПЛ ничего не получили.

BG: А шансы есть?

М. М.: Мы свои обязательства выполнили, договор есть, поэтому и надежда есть. Я знаю, что Сергей Прядкин (президент РФПЛ) активно работает в этом направлении. Но понятно, что год был сложный для всех.

BG: В основном доход у клуба и компании формируется в рублях. В 2014 году пришлось затягивать пояса, что-то резать, чего это коснулось?

М. М.: Это коснулось нашей инвестиционной программы, которая, учитывая специфику, направлена на развитие и создание инфраструктуры. Мы пересмотрели свои планы по реализации инвестиционной программы. Это коснулось и нашей академии, где ФК "Зенит" хотел значительно быстрее ввести в эксплуатацию главное здание и закупить необходимое оборудование. Пока там голые стены. Серьезное торможение произошло в плане реконструкции на нашей базе. В этом году предполагалось проведение большого объема работ, направленных на дальнейшее улучшение ее инфраструктуры, создание полноценного крытого манежа с возможностью проводить там резервные игры чемпионата России, детские соревнования, международные турниры.

Мы пересмотрели планы введения в эксплуатацию системы "футбонаут". Это такой специальный футбольный тренажер, который улучшает скорость, координацию и иные процессы, направленные на развитие навыков работы с мячом. Стоит он около 200 млн рублей. Но это не просто тренажер, это не штанга со скамейкой, а целый комплекс, под который требуется построить здание с определенным температурным режимом. Еще мы сдвинули планы по началу создания полноценного медико-реабилитационного центра, который будет работать не только для "Зенита", но и для города. Нам пришлось пересмотреть планы по реализации этих проектов. Дальше будем смотреть и принимать решения, исходя из реальной экономической ситуации.

BG: Сколько клуб зарабатывает самостоятельно от общего объема дохода?

М. М.: Примерно $80 млн в 2014 году.

BG: А бюджет клуба при этом?

М. М.: Бюджет составляет примерно $165 млн. Наша инвестиционная программа была пересмотрена примерно на 1 млрд рублей. Фактически эти деньги у нас "съело" изменение курсовой разницы.

BG: Плавно мы подошли к штрафу УЕФА, который был наложен на клуб в прошлом году.

М. М.: Сначала расскажу, почему наложили штраф. Мы изначально, когда разговаривали с УЕФА, убеждали их в том, что штраф — некая нелогичная норма. Вроде они говорят о том, что нам не хватает релевантного дохода. И при этом часть этого дохода у нас отбирается, но ведь тогда нам еще больше будет не хватать! При этом они требуют, чтобы клуб укладывался в заданные финансовые параметры. Как же так? Но логика у коллег железная. Они говорят: "Мы ко всем должны относиться одинаково, в разных клубах разные ситуации — у всех свои недостатки, но методы и виды реакции должны быть одинаковыми". Это во-первых. Во-вторых, УЕФА исходил из того, что клуб когда-то эти доходы получил не до конца, скажем так, заслуженно, и "Зенит" тратил больше, чем было необходимо. Поэтому чиновники УЕФА приняли решение применить штраф. Но что это за штраф? Половина из этих €12 млн условна: она будет выплачена, только если в 2016 году после оценки проведенной нами работы УЕФА придет к выводу о недостаточных мерах клуба по улучшению ситуации. Оставшаяся половина, которая платится в любом случае, гасится тремя платежами по €2 млн в год. Мы заплатили де-факто €2 млн на данный момент. УЕФА удерживает этот штраф из дохода, который мы получаем от участия в турнирах под эгидой УЕФА. Такой механизм.

BG: По вашему мнению, к 2016 году клуб сможет выйти на безубыточность, как того требует УЕФА? Это достижимая планка?

М. М.: Это очень сложная, но достижимая цель, и мы работаем над этим. УЕФА проверял нас в этом году, по итогам пройденного года. Пока мы находимся внутри получения целевых показателей. Но не скрою, что финансовый fair play в будущем приведет к большему балансу трансферных операций. Это значит, что "Зенит" будет покупать игроков, будет усиливаться, но он также будет вынужден кого-то продавать. Если мы купим игроков, но никого не продадим — могут начаться проблемы, а нам не хотелось бы постоянно экономить на таких вещах, как инвестпрограммы, или тем более сокращать расходы на школу или на что-то еще.

BG: А УЕФА делает "поправку на ветер" с учетом макроэкономической ситуации?

М. М.: Они говорят, что понимают это, и обещают в конце лета подготовить возможное решение. Поправки будут касаться не только России. Во многих странах сейчас сложная ситуация и без всяких санкций. Просто в прошлом году проверяли всего 20 клубов, а в этом году 80. И когда в прошлом году они разбирались всего с двадцатью клубами, у них была одна картина мира. Сегодня, когда это 80 клубов, картина совершенно другая, и в УЕФА понимают, что надо подходить к вопросу дифференцированно. Проблемы ведь есть и в таких странах, как Италия, Франция, Испания. Там есть сильные клубы, такие как "Барселона", "Реал", но и у них возможно появление проблем в случае изменения УЕФА методики расчетов. В самом УЕФА есть разные точки зрения. Кто-то вообще хочет запретить использование кредитных средств. Тогда у "Барселоны" и "Реала" с их бюджетами и объемом кредитных заимствований картина мира сразу изменится. Поэтому коллеги серьезно работают над формированием адекватной методики расчета, есть совместная группа по финансовому мониторингу, которая существует на уровне УЕФА и европейской клубной ассоциации. В этой группе шесть членов. Мой заместитель по экономике и финансам входит в состав этой группы от клубов, и мы надеемся, что изменения произойдут. Однако решение все равно за УЕФА.

BG: В прошлом году у "Зенита" было много проблем с фанатами. Прежде всего это история с нападением на игрока "Динамо" Владимира Граната во время сорванного матча. Каков недополученный доход клуба от поведения фанатов?

М. М.: Можно считать деньгами, можно монетизировать имиджевые потери. Если считать в деньгах, то каждый футбольный матч, который мы провели без зрителей, — это в среднем 20 млн рублей. Это прямые убытки. Есть убытки, связанные с теми тратами, которые мы были вынуждены делать для оснащения стадиона современными системами безопасности. Это еще около 30 млн рублей, но положительные результаты налицо. Есть просто имиджевые потери. Я не хочу сказать, что мы не стали чемпионами в прошлом году из-за фанатов. Да, мы не стали чемпионами, потому что набрали на одно очко меньше, чем ЦСКА. Но по той памятной игре с "Динамо" в предпоследнем туре у нас есть определенное ощущение, что мы могли закончить ее с другим счетом, несмотря на то, что в тот момент "Зенит" проигрывал. Оставалось десять минут основного времени, еще 2-4 минуты добавленного. Все могло произойти.

Была проведена большая работа в межсезонье на стадионе и с правоохранительными органами, и с самими фанатами. Наша позиция предельно проста. Мы заинтересованы в том, чтобы различные представители болельщиков были на стадионе, и мы выступаем за красивую фанатскую поддержку, она является важной частью стадионного шоу. Но если действия фанатов вредят футболу и команде, то спасибо, нам такой "поддержки" не нужно.

BG: Это ваша позиция?

М. М.: Да. Принципиальная позиция клуба.

BG: Недавняя отставка вице-губернатора Марата Оганесяна, который курировал строительство "Зенит-Арены", повлияет на ход строительства? 70% уже построено.

М. М.: По моим данным, по контракту "Трансстрой" должен завершить строительство в декабре 2016 года. Допустим, что стадион будет сдан в эксплуатацию в идеальном состоянии и там не надо будет проводить дополнительных работ. Но по практике работы с регистрацией даже более простых объектов недвижимости оформление занимает год. До этого мы не сможем приступить к внутренним работам. В лучшем случае сезон 2017 года, может, начнется на этом стадионе. Да, будет Кубок конфедерации, но там всего несколько игр, и под эти игры не обязательно запускать весь объем возможностей стадиона, на который мы рассчитываем и который даст необходимый комфорт. Сегодня, по нашим оценкам, ежегодные эксплуатационные затраты на содержание этого стадиона (уборка, электричество, вода, отопление, персонал, который все это обслуживает) будет стоить нам примерно 700 млн рублей в год.

BG: Я недавно в прессе видел цифру 400 млн.

М. М.: 400 млн — это стоимость энергоносителей и прочего. Но при этом есть дополнительные расходы. Для поля нужны удобрения, газонотехника, которая там не запланирована. Сотрудники, которых надо нанять, им надо платить зарплату. По нормативной численности на такой объект нужно 300 человек. У нас 100 работает на "Петровском". Даже если мы оптимизируем всех, то добьемся численности персонала в 150-200 человек. Но это не уборщики, которые стоят небольших денег, это инженеры, IT-специалисты, высококвалифицированные люди, которые не могут получать 10-20 тыс. рублей. И это постоянный штат, который должен работать. Стадион — это сложнейшее сооружение, требующее ежедневного внимания.

Болельщик на стадион придет и будет на него возвращаться только если ему там будет удобно: приехать, комфортно пройти, провести время. Туалеты, рестораны, внутренняя логистика. Если выезжать после матча со стадиона три часа, человек сто раз подумает, надо ли ему вообще туда ехать. Весь день убить только на поездку на матч не все согласятся. Решение всех этих проблем и даст ответ, будет ли популярным этот стадион или нет.

На чемпионат мира люди придут, у меня сомнений нет, и вопросы логистики решат, и полгорода закроют, организуют выделенные полосы. Но когда стадион начнет работать регулярно, так делать не будут, потому что невозможно выключить город и включить стадион. Стадион надо адаптировать к жизни города, чтобы он максимально комфортно в этом городе существовал. А для этого надо сделать много как внутри, так и вовне. И все эти планы есть. Чемпионат мира очень сильно помогает, потому что огромное количество требований, на которые город идет, соглашается и строит мосты, подъездные дороги, пешеходные мосты, — это требования ФИФА.

BG: А съезд к стадиону с Западного скоростного диаметра запланирован?

М. М.: Нет.

BG: В какой стадии находятся переговоры по передаче стадиона в управление ФК "Зенит"?

М. М.: Для того чтобы такие переговоры имели реальное значение, необходимо, чтобы появился стадион. А его пока нет. Здесь чисто юридический вопрос. С одной стороны, вроде как желание есть и есть понимание. С точки зрения эксплуатанта, команды, которая может здесь играть, в городе есть только "Зенит", но подписать документы о передаче стадиона в управление "Зенита" пока нельзя. Мы готовимся к управлению стадионом. У нас есть дочерняя компания, которая занимается только стадионом и готовит специалистов для него. Мы понимаем, что это надо делать. Также мы отдаем отчет в том, что нам необходимо закупать оборудование, например, систему рекламных конструкций, систему освещения футбольного поля, набор систем безопасности. Это огромные средства. А чтобы это все закупить и забюджетировать, мы должны понимать, что это будет наш стадион. Глобальный объем инвестиций разумно делать тогда, когда есть гарантия, что стадион будет находиться под управлением "Зенита".

BG: А когда эти переговоры могут завершиться?

М. М.: Когда будет зарегистрирован объект собственности, а для этого он должен быть полностью построен. И, допустим, к маю 2017-го он будет зарегистрирован. Как только документы будут подготовлены, можно подписывать договор с городом.

BG: У вас есть договоренность с городом о выплатах за аренду стадиона? Или же вы получите объект безвозмездно?

М. М.: Пока таких договоренностей нет. Есть разные варианты, которые мы обсуждаем с городом. Все будет зависеть от необходимого объема финансирования после формальной сдачи стадиона в эксплуатацию. Этот момент даст ответы на многие вопросы, в том числе и по схеме аренды.

BG: Каковы причины появления под брендом "Зенит" одноименного баскетбольного клуба? И почему был сделан реверанс в сторону подмосковного клуба, а не того же петербургского "Спартака", который также находился в тяжелом финансовом положении?

М. М.: Мы неоднократно получали предложения с открытием иных видов спорта под брендом "Зенит". К нам обращались прежде всего мини-футбольные организации. Обращались организации по пляжному футболу. Это началось в 2006 году.

Разговоры велись в том числе и потому, что наш основной спонсор поддерживает большое количество видов спорта. ФК "Зенит" достаточно успешен с точки зрения реализации своего основного спортивного проекта, четко разбирается в специфике спорта, в структуре финансирования, в возможностях заработка, в системах отчетов. Поэтому логичным виделось использование зенитовской профессиональной экспертизы в отношении других видов спорта. Эти обсуждения были без какой-то конкретной цифры, привязки к году или виду спорта.

И вот в августе 2014 года к нашим спонсорам, а затем уже к нам, было обращение со стороны администрации города. На тот момент БК "Спартак" уже был ликвидирован. И, видимо, городскую администрацию беспокоил вопрос отсутствия баскетбольной команды в городе. Тем более что объективно одна из лучших в Европе и точно лучшая в Восточной Европе арена находится в нашем городе. Поэтому губернатор обратился с просьбой рассмотреть возможность создания внутри "Зенита" баскетбольного подразделения. Наши спонсоры согласились выделить на это определенные денежные средства. Но не очень большие. Прежде всего, чтобы сохранить в городе баскетбол на высоком уровне.

В подмосковном "Триумфе" на тот момент было большое количество баскетболистов — воспитанников петербургского баскетбола, а также тренер — Василий Карасев, бывший игрок петербургского "Спартака". Эта команда, которая при небольшом бюджете показывала неплохой спортивный результат. Губернатор Московской области также обратился с предложением о возможном ее приобретении. Руководство Единой лиги ВТБ заняло партнерскую позицию. Они пошли нам навстречу, выразили готовность согласовать перевод этой команды, не стали требовать выдачи новой лицензии, не стали спускать клуб в суперлигу, что для нас было тоже принципиально. В итоге спонсорами и советом директоров было принято решение об одобрении всей этой операции. Перевезли именно конкретную команду.

У нас с приехавшими специалистами и менеджерами были горячие споры по поводу статуса баскетбольного клуба. Мы выступали категорически против отдельного юрлица. Все-таки бренд "Зенит" принадлежит футбольному клубу. Это всемирно известный товарный знак. Это наша репутация, и любое "черное пятно" на ней будет автоматически ассоциироваться с футбольным клубом. Поэтому приняли решение идти путем многих наших коллег на Западе. Это и "Бавария", и "Реал", и "Барселона". Или "Шальке", где тоже есть баскетбольная команда, просто она не играет в высшем дивизионе.

И мы настаиваем на том, что в этом баскетбольном турнире участвует футбольный клуб "Зенит". Это его баскетбольная команда. И бренд, под которым они выступают, — это бренд "Зенита". Это не мы кому-то разрешили использовать бренд, это мы и есть — футбольный клуб.

Сложно ответить, почему зашли в тупик переговоры по "Спартаку". На тот момент мы не были глубоко погружены в вопросы баскетбола. Мы проводили летнюю трансферную компанию, вели переговоры по Эсекьелю Гараю и по Хави Гарсии. Конечно, читали о том, что "Спартак" на грани ликвидации. И когда в "Зенит" пришло обращение, команды уже не существовало. Возможно, если бы при определенных обстоятельствах кто-то донес бы эту историю раньше до губернатора, до наших спонсоров, то ситуация могла развиться по-другому. Но все равно это не была бы команда "Спартак" внутри "Зенита". Думаю, что это всем абсолютно понятно. Такой конструкции не могло существовать. Невозможна ситуация, при которой "Зенит" будет содержать внутри себя подразделение, которое называется "Спартак". Так, собственно, баскетбольный проект и стартовал.

BG: Вы довольны тем, как он стартовал?

М. М.: С точки зрения коммерческой деятельности. У нас есть проблемы, связанные прежде всего с нашей площадкой. Арена построена, но в городе на самом деле баскетбольная инфраструктура развита недостаточным образом. У нас же не только основной состав. У нас есть молодежная команда, есть дубль. И у них существуют проблемы с организацией тренировочных площадок. Есть проблемы с проживанием. В каких-то вопросах помогает администрация города. В каких-то недостаточно помогает, несмотря на то, что были указания губернатора помочь. Не все его поручения до конца исполнены. Но хотелось бы, конечно, чтобы все понимали, что развитие этого вида спорта — это, наверное, задача не только "Зенита", но и комитета по спорту, районных администраций. Тем не менее основной вопрос у нас пока по арене. По сложностям взаимоотношений с ареной.

BG: С владельцами арены?

М. М.: В целом да.

BG: Вы вели переговоры о передаче арены в управление?

М. М.: Она не принадлежит городу. Если бы она принадлежала городу, муниципалам, то мы бы, наверное, по принципу стадиона "Петровский" обратились бы с просьбой передать ее в управление. Понятно, что для того чтобы окупаться, арена сдается владельцами в аренду под различные концерты, мероприятия. И поэтому баскетбол не всегда ставится во главу угла. Здесь ни у кого претензий нет. Для нас основное, что руководство арены идет нам навстречу по всем вопросам, связанным с организацией проведения баскетбольных матчей. Но определенные сложности есть по организации тренировочного процесса. Надеемся, что в следующем году нам удастся все это по-другому организовать.

BG: На данный момент у БК "Зенит" какой бюджет?

М. М.: Бюджет раскрывался Единой лигой ВТБ. 393 млн рублей. Это средства, которые выделили наши спонсоры и частично средства, которые перераспределил на баскетбол сам футбольный клуб "Зенит".

BG: А какой процент дохода баскетбольный клуб сейчас генерирует самостоятельно?

М. М.: Ничтожно мало. Доход от реализации билетов на баскетбольный матч не окупает стоимость аренды "Сибур Арены". Притом, что мы уже в первый год установили рекорд как самая посещаемая баскетбольная команда страны. БК "Спартак" такие показатели даже не снились.

BG: Какая средняя посещаемость?

М. М.: Около 3,5 тыс. человек. В плей-офф практически аншлаг. Это хорошие цифры. Тем более что некоторые матчи совпадают с играми "Зенита" и СКА, а это часто бывает.

BG: Какие цели были поставлены перед клубом на этот сезон?

М. М.: Понятно, что сезон "пристрелочный". И они к нам привыкают, к тому, что находятся не в самостоятельном плавании. А мы погружаемся в специфику баскетбола. У нас подразделения, ответственные за проведение футбольных матчей, также отвечают и за баскетбол. Мы хотим, чтобы клуб попал в Евролигу. И я считаю, что наш город достоин того, чтобы сюда приезжали не только "Страсбург" или "Нимбурк", а и "Реал", "Барселона", "Бавария".

BG: Возвращаясь к футбольному клубу, сформирована ли у руководства трансферная программа на ближайшее время?

М. М.: Понимание есть. Работа по поиску или по трудоустройству спортсменов идет постоянно. Но существует постоянная спекуляция на тему лимита легионеров, например. Уже в июле мы начинаем играть, а решения по легионерам не знаем. С одной стороны, исполком РФПЛ принял решение, с другой стороны — министр говорит, что это решение неправильное.

Нужно понять: проблема не в количестве игроков на поле. А в качестве, в условиях, в возможностях, в детских школах, в методиках. Этим кто будет заниматься? Лимит можно обсуждать, когда все остальное делается.

Сейчас у нас собрана очень сильная команда. И она интересна для европейских клубов, и это хорошо. Это говорит о том, что мы проделали неплохую работу. По крайней мере, с точки зрения набора футболистов, который у нас есть. Они нам нравятся. Это значит, что в принудительном порядке на трансфер, по крайней мере, из основных игроков, никто выставлен не будет.

BG: В "Зените-2" перспективная молодежь появилась?

М. М.: Да.

BG: Много их?

М. М.: Знаете, я на самом деле считаю, что "Зенит-2", в том варианте, в котором он сейчас существует, — это одна из самых больших побед, которые у нас есть. И, наверное, было бы странно сказать, что все перспективны. Но на самом деле это примерно так. Казалось бы — вторая лига. У нас к ней в стране отношение очень спокойное, если не пренебрежительное. Но! Совсем молодые ребята, попав во вторую лигу, впервые оказались самостоятельно участвующими во взрослом мужском соревновании. Попасть в основной состав "Зенита" сразу очень тяжело. А выходить на замену на 10-15-30 минут, когда по какой-то причине надо кого-то заменить, — этого недостаточно. Нужно действительно сложное соревнование, в котором молодые игроки бьются с настоящими, сложившимися спортсменами и четко понимают, что такое футбол. И они за два года, сколько существует "Зенит-2", показали очень большой прогресс. У них есть проблемы с ментальностью. С внутренней самооценкой и самонастроем. Особенно в тех случаях, когда начинают привлекаться к тренировкам и играм основного состава. Потом появляется некая "расхлябанность", когда их возвращают в "Зенит-2". Они возвращаются в "Зенит-2" и выглядят хуже, чем уходили оттуда в основной состав. И сейчас наши специалисты, Владислав Радимов прежде всего, с этим работают. Занимаются восстановлением и объяснением того, что либо ты всегда в тонусе, либо ты не профессионал.

Мы в качестве одной из целей "Зенита-2" на этот сезон ставили задачу выхода в первую лигу. И мы хотим, чтобы эта команда играла в первой лиге. Да, это рост затрат для нас. Но это еще более качественный уровень футбола. И здесь футболисты могут подходить к возрасту 22-23 года с опытом реальной игры. А это позволит бороться за конкуренцию с игроками основного состава.

В этом году нет задачи любой ценой выти в первую зону. Вот в следующем году такая задача будет. Следующий год должен стать последним годом, когда "Зенит-2" играет во второй лиге. Если не выполнит задачу в этом году, в следующем они выполнят ее точно. Но когда они выйдут в первую лигу, мы все равно образуем еще одну команду во второй. Потому что разрыв, который существует между основной командой "Зенита" и выпускной командой академии, гигантский. "Молодежка" — это еще дети. Они не могут ни физически, ни психологически противостоять той нагрузке, которая их ждет. И это ощутили на себе ребята из "Зенита-2". А сегодня это уже мужчины: они выглядят по-другому, у них взгляд другой. Они четко понимают, что такое футбол и как нужно драться за свое место. В хорошем смысле слова. Что такое игра, что такое победа и что такое тяжкий труд. Мы уверены, что это позитивный опыт. Также с точки зрения тренерской работы гигантский скачок сделал Влад Радимов.

BG: Довольно ли руководство клуба работой Андре Виллаш-Боаша? Из трех заявленных им в октябре 2014 года целей (стать чемпионами России, выиграть национальный кубок и выйти в четвертьфинал Лиги чемпионов) две гарантированно не были достигнуты.

М. М.: Вопрос провокационный.

BG: Его за язык никто не тянул.

М. М.: С объективной точки зрения эти цели не были выполнены. Но главная цель выполнена. "Зенит" — чемпион России в сезоне 2014/15.

Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение