Коротко

Новости

Подробно

Фото: Михаил Разуваев / Коммерсантъ   |  купить фото

«В российском государственном сегменте интернета не будет мусора»

Владимир Путин поручил создать государственный сегмент интернета

от

Владимир Путин подписал указ о создании российского государственного сегмента интернета. Документ опубликован на портале правовой информации и вступил в силу. В новую сеть будет преобразован уже существующий раздел интернета, которым пользуются органы государственной власти. Первый зампред комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Андрей Туманов обсудил тему с ведущей "Коммерсантъ FM" Дарьей Полыгаевой.


Проект указа был подготовлен и опубликован ФСО еще в октябре 2013 года. Тогда отмечалось, что создание госсегмента интернета позволит обезопасить выход государственных органов в общедоступную часть Сети.

— Что это значит — "государственный сегмент интернета"?

— Это значит, что нашим властям, то есть нам, нужно отделить зерна от плевел. Что такое интернет? В интернете есть все что угодно, там есть какие-то здравые зерна и масса мусора, масса фриков, которые могут, допустим, представляться какими-то людьми из государственных органов, можно даже организовать сайт Государственной думы. Все что угодно. Неопытным людям, неопытным журналистам очень трудно отделить, а где действительно какой-то государственный орган или политик, а где его какой-то клон. Для того это и делается. Я, например, знаю много разных ситуаций, когда, к примеру, лоббисты какой-то компании публиковали, то есть клонировали сайт Государственной думы и часть сайта Государственной думы, вставляли туда какой-то фальшивый законопроект и давили на рынок этим законопроектом, мол, это у нас будет так, это не так, и поднимали шум. Трудно действительно было определить, журналисты лезли проверять, и действительно, якобы на сайте Государственной думы что-то стоит. Поэтому я считаю, что нужен обязательно какой-то государственный сегмент, где будет то, что есть, куда не влезут всевозможные жулики, лоббисты, фрики.

Конечно, нужно это и для дополнительной коммуникации между теми же депутатами, членами правительства, государственными деятелями, потому что — я вам сейчас открою маленький или большой секрет, не знаю — по обычному телефону через приемную практически невозможно дозвониться никуда, ни до каких органов власти.

— Боюсь, что это не секрет, Андрей Владимирович.

— Да, потому что настолько люди, настолько секретарши руководителей запуганы, что даже если, представьте, секретарь Владимира Владимировича им позвонит, они будут 40 минут выяснять, секретарь это Владимира Владимировича или кто-то под него работает.

— Андрей Владимирович, хотелось бы понять один момент. Интернет — международная сеть, свободная и так далее. Речь в данном случае о чем идет? О том, что в России появится свой какой-то отдельный отфильтрованный интернет? Он для кого, для всех или только для чиновников? Это не очень понятно.

— Нет, я думаю, он будет все-таки для всех, но часть, конечно, будет для чиновников, если что-то у нас секретное, очень секретное, но я думаю, что в большинстве государственных органов, кроме Министерства обороны, ничего такого уж шибко секретного нет, разве что в Министерстве финансов.

Остальное будет лежать в открытой области, как, например, сейчас есть закрытый интернет Государственной думы, он у нас называется "интранет", где лежат практически все документы, лежат все видеовыступления. Пожалуйста, вы туда можете зайти и посмотреть все что угодно, то, что происходило и происходит в Государственной думе, то есть любой документ, любое слово депутата там лежит — пожалуйста, заходите, смотрите.

— Но при этом доступ в международную сеть интернет будет открыт для пользователей?

— Конечно, открыт, а почему закрыт? Пожалуйста, вы можете из любой страны посмотреть наш думский интранет, пожалуйста, никаких препятствий.

— Я не про интранет, а про государственный сегмент интернета и негосударственный сегмент интернета. Как пользователь будет отличать, что он сейчас в государственном сегменте находится или в негосударственном?

— Я думаю, каких-то отличий не будет, там не будет стоять какой-то красной полосы: это государственное, а это — негосударственное. Просто некий сегмент. Все сливается, все перетекает одно в другое. Я думаю, там не будет каких-то принципиальных различий, просто будет немного почище, немного будет лучше контролироваться, не будет того мусора, который наполняет сейчас наш обычный интернет.

Не будет, слава богу, я думаю, многочисленных комментов, где только и делают, что ругают и матерятся. К сожалению, такое сейчас есть, и мне, например, очень тяжело. Я публикую где-то статью, и дальше идут сотни комментов и сплошная ругань, причем не со мной, а между собой.

— Кто будет решать, что мусор, а что не мусор в государственном сегменте интернета, служба охраны?

— Я думаю, пресс-служба Государственной думы, информационный отдел. Если это документ Государственной думы, значит, это не мусор. А если, извините, это какая-то фальшивка изготовленная, значит, это мусор. Вот и все. Будут сидеть специалисты, которые будут ставить официальные документы, но будут тщательно отфильтровывать такую ерунду, которая иногда вбрасывается, всевозможные вбросы.

— Андрей Владимирович, я думаю, что я не ошибусь, если скажу, что некоторые назовут создание государственного сегмента интернета в России цензурой или чем-то, что существует уже в Китае, например.

— Если, допустим, создается библиотека технической литературы, там только техническая литература, там художественной литературы нет, потому что это библиотека именно для специалистов по технике, назовем мы это цензурой? Не назовем. Это специализация. В данном случае это тоже специализация, а не цензура. Так что давайте не нагонять страхов.

— Но в данном случае это специализация на чем? Мне не очень понятно, потому что интернет — это свободная площадка, там много разного, и мусор, и не мусор, и пользователь решает, что мусор, а что нет, и в этом весь смысл.

— Это специализация на том, что документы будут являться подлинными, документы правительственные, документы Государственной думы, Совета федерации, туда нельзя будет разместить документы, которые фальсифицированы. Вот, пожалуй, что главное.

— А разве сейчас можно разместить фальсифицированные документы на сайте правительства или Государственной думы?

— На сайт правительства нет, но можно сделать какой-то клоновый сайт, который практически нельзя отличить от правительственного. Вот и все. В принципе и туда можно при большом желании что-то поставить, если там вовремя не отследят, почему нет, подобрал, как говорится, пароль и ставь все что угодно. Были такие прецеденты.

— Я не очень понимаю, в чем принципиальная разница. Есть сайты Государственной думы, правительства, Совета федерации, защищайте их, вводите какие-то меры по защите этих сайтов, зачем отдельный интернет создавать для этого?

— Вы нагоняете немного страху, какой это отдельный интернет? Это не будет отдельным интернетом, это будет группировкой правительственных информационных ресурсов, правительства, Госдумы, Совета федерации и так далее. Это, может быть, немного мы так называем свысока, что это будет отдельный интернет. Не отдельный это интернет, а просто защищенный правительственный ресурс, вот и все.

Комментарии
Профиль пользователя