Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

"Как только чиновник взял первую взятку, любые кодексы на него уже не действуют"

от

Для российских чиновников разработан еще один кодекс этики. Проект размещен на Едином сайте раскрытия правовой информации. Инициаторам создания нового кодекса выступил Минтруд. Директор Института политической социологии Вячеслав Смирнов ответил на вопросы ведущей "Коммерсантъ FM" Натальи Ждановой.


В документе отмечается, что уже существующие правила, разработанные в 2010 году, носят декларативный характер и не соблюдаются госслужащими. Новый кодекс запрещает чиновникам использовать свое служебное положение вне должностных обязанностей, а также рекомендует воздерживаться от публичных высказываний в адрес деятельности госорганов и их руководителей.

— Вот я не увидела чего-то принципиально нового в этом законопроекте, учитывая, что у нас уже по закону о госслужбе запрещено, например, критиковать действия госорганов, их руководителей. Что это такое, как вы думаете? Это действительно что-то новое, или просто усилить хочется?

— Это не совсем новое, потому что, как вы правильно сказали, в 2010 Совет при президенте по борьбе с коррупцией уже принимал подобный кодекс, скорее декларативный, о том, что чиновник должен быть честным, порядочным и не критиковать вышестоящее руководство. Сейчас Минтруд перехватил эту эстафетную палочку, и, конечно, это носит во многом пропагандистский и идеологический характер, потому что сегодня, когда госслужба становится основой государственного строительства, кадровой кузницей, необходимо дать какие-то критерии, какими должны быть чиновники. Но, несмотря на то, что Минтруд говорит, что будут юридические последствия в случае, если будут какие-то нарушения, эти последствия уже оговорены кодексом, и на самом деле кодекс в этом вопросе работает очень и очень избирательно.

— А напомните, пожалуйста, о каких юридических последствиях идет речь, что грозит чиновникам, нарушившим кодекс этики?

— Речь идет, естественно, об административных взысканиях в рамках ведомства, допустим, строгий выговор, и в итоге об увольнении. По увольнениям единичные были случаи. Это будет за отсутствием доверия либо, если такая формулировка получится, за "неэтичное поведение" либо "использование служебного положения".

— Ну да, громкий случай совсем недавно был с заместителем министра экономического развития Сергеем Беляковым, который написал, что ему стыдно за решение о продлении моратория на инвестирование средств НПФ. После этого он был уволен, и как раз там была статья о том, что он критиковал действия госорганов.

— В данном случае это было скорее политическое решение, потому что, не опираясь ни на какие кодексы, принимается решение. Тем более, замминистра — это, в первую очередь, такая полуполитическая фигура, потому что достаточно высокий уровень, и СМИ освещают любое высказывание. А кодекс-то в большей степени адресован уровню начальников департаментов, начальников отделов, региональных чиновников, тех, кто ниже вице-губернатора и ниже замминистра.

— Но с их стороны я сейчас не вспомню, чтобы подобные вещи всплывали, по крайней мере в новостях, чтобы кто-то критиковал действия госорганов или использовал как-то иначе свои служебные обязанности. Я не говорю о какой-то коррупционной составляющей, а именно об этической стороне дела. Она в целом соблюдается. Хочется понять, почему эту тему сейчас снова поднимает Минтруд.

— Тема поднимается, потому что она модная — у нас сейчас должны появиться новые скрепы не только на уровне федерального руководства, но и какая-то государственная идеология и на среднем уровне, а ее, к сожалению, там нет. Если раньше, допустим, в царское время, это было православие, самодержавие, народность, и, исходя из этого, все строилось, если в советское время был моральный кодекс строителей коммунизма, который, кстати, этот кодекс определенно напоминает, то сегодня у нас такого кодекса, такого идеологического образца нет. И Минтруд на конкурсной основе, потому что кроме него могут и другие ведомства партии, Госдума что-то предлагать подобное, вырабатывает свой эталон. Как к нему отнесется Минюст — это другой вопрос, потому что все равно некоторые вопросы будут решаться только через суд, а суд у нас иногда не рассматривает даже вопросы по коррупции.

— На ваш взгляд, такой кодекс нужен или нет?

— В целом он нужен, но есть высокая гарантия, стопроцентная, что работать он не будет. Нужно, чтобы одно поколение чиновников ушло, а другое поколение чиновников пришло, и они были воспитаны совершенно на других принципах. То есть как только чиновник взял первый откат или получил первую взятку, любые кодексы на него уже не действуют, потому что он понимает, что это вкусно и безопасно.

— Вы говорите как раз о коррупционной составляющей, а что касается этических норм, наиболее интересной мне кажется критика в адрес деятельности госорганов и их руководителей. Не получится ли так, что действительно нужная, порой конструктивная критика не будет услышана, потому что люди будут себя сдерживать, глядя на тот же пример господина Белякова?

— Речь идет о публичной критике. Кто мешал господину заместителю министра обратиться к президенту и сказать, что он не согласен с курсом, проводимым правительством в экономическом направлении, и поставить вопрос: либо он уходит в отставку, либо курс корректируется? Вместо этого он, понимая, что курс никак корректироваться не будет, скорее всего, уже ожидая своей отставки за что-то другое, решил это вынести на публику, обратиться через СМИ. На самом деле у наших чиновников, они не политики, есть другой механизм: ты всегда можешь написать жалобу на своего начальника.

— То есть это все должно решаться внутри, не нужно выносить сор из избы?

— Это всегда решается внутри, а наружу это выносят только в том случае, когда чиновник понимает, что его в любом случае уволят, и тогда он придает своему увольнению политическую окраску.

Комментарии
Профиль пользователя