Коротко

Новости

Подробно

10

Непрерывная традиция мужества

Основой военных успехов нашей страны в 1941-1945 годах стал трудовой подвиг миллионов соотечественников, работавших в тяжелейших условиях, не жалея сил, проявляя исключительную стойкость и упорство


Мария Кутузова


Колпино преткновения


ОАО "Ижорские заводы". Старейшее российское предприятие. Расположено в городе Колпино, муниципальном образовании Санкт-Петербурга. Среди заслуг Ижорских заводов — создание и развитие российского флота, металлургии, развитие атомной и гидроэнергетики, производство новейшего нефтеперерабатывающего оборудования.

В Великую Отечественную войну ижорцы, оказавшись вместе со своим предприятием на линии обороны блокадного Ленинграда, смогли не только выстоять, но и дать отпор наступавшему противнику. Подвиг ижорских ополченцев, рабочих, не прекращавших выпускать и чинить вооружение для фронта, беспрецедентен. 29 августа 1941 года в Колпино разорвался первый снаряд. С этого момента враг постоянно обстреливал город и завод. За время блокады противник выпустил по Колпино 140 939 снарядов, сбросил 496 авиабомб, из них на территорию завода — 8942 снаряда и 67 бомб. Линия обороны проходила в 3-4 километрах от заводской проходной. Как пишут местные историки-краеведы, Колпино превратилось в город-фронт, а завод — в крепость.

Вот несколько сохранившихся в фондах музея Ижорских заводов скупых записей из журнала дежурных противовоздушной обороны: "4.09.41 г. с 9 час. 30 мин. до 12 час. 30 мин. на заводе разорвалось 53 снаряда. Убито и ранено 13 человек". "9.09.41 г. с 8 час. 30 мин. до 20 час. 20 мин. на заводе разорвалось 115 снарядов. Тяжело ранено 2 человека, легко — 15". "13.09.41 г. с 9 час. 10 мин. до 17 час. 30 мин. нерегулярный обстрел территории завода. Убито 2, ранено 7 человек. В этот же день авиация противника сбросила на завод 13 фугасных бомб, 1 человек убит, 20 ранено".

Нормальная работа в таких условиях была невозможна. Было принято решение об эвакуации Ижорских заводов — к концу 1941 года часть оборудования и специалистов предприятия были вывезены из Колпино. 19 цехов законсервировали, часть производств объединили. Люди продолжали работать под непрекращающимися бомбежками: к маю 1942-го в Колпино действовало восемь цехов, к сентябрю их осталось три. Но даже руины использовались для борьбы с врагом.

По мере приближения фронта потребовалось создать линию оборонительных сооружений вокруг Колпино. Менее чем за два месяца было сооружено 290 огневых точек (в том числе 9 дотов, 214 дзотов, 67 врытых в землю танковых башен), на переднем крае установлено 3 тысячи бронированных щитков, построено 40 командно-наблюдательных пунктов.

10 июля 1941 года из Колпино на фронт ушли первые 900 ополченцев, влившихся в состав 5-й Куйбышевской дивизии. Возраст добровольцев — от 23 до 30 лет. В конце июля были сформированы еще три истребительных батальона — 73-й, 74-й и 75-й, которые на первых порах несли охрану стратегических объектов, боролись с диверсантами, сигнальщиками и вражескими парашютистами. "Истребители" продолжали работать на заводе, а после смены отправлялись в казармы, где обучались стрелковому делу, тактике ведения боя. Ижорцы стояли насмерть: когда после тяжелых оборонительных боев в сентябре — октябре 1941 года 73-й и 74-й истребительные батальоны отвели на второй рубеж, в их рядах из изначального состава (свыше 470 бойцов) к 18 октября оставалось всего... 42 человека.

В один из самых критических для обороны Колпино моментов работники завода сформировали несколько отрядов из добровольцев (под руководством Александра Анисимова, Василия Кудрявцева, Георгия Водопьянова и Георгия Зимина), объединенных затем в 72-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон (ОПАБ), более известный как Ижорский батальон. В сентябре 1941 года рабочие противостояли фашистским войскам без помощи регулярной армии. Лишь в конце сентября на помощь батальону стали подходить первые части 125-й дивизии.

В архивах музея сохранились воспоминания Василия Кудрявцева: "В конце июля — начале августа 1941 года в цехе N 7 стали формироваться роты Ижорского рабочего батальона. Начальник цеха Суворов вызвал меня к себе в кабинет и сказал: "Ты человек военный, срочно начинай формировать батальон. Сам понимаешь, какое создалось положение". Было сформировано три роты. Рабочие приходили после работы, вели полевые стрельбы на полигоне... Требовалось срочно создать часть, которая выполняла задачу охраны завода и Колпино".

Колпинцы создали вдоль реки Ижоры, от Московского шоссе до реки Невы, оборонительную полосу протяженностью в 15 километров. По воспоминаниям участников событий, с этого момента ситуация стабилизировалась, Ижорский батальон приобрел строгие воинские очертания. Были сформированы четыре стрелковые и одна пулеметная роты, бронедивизион из машин БА-10, собранных руками рабочих завода, артиллерийский дивизион и минометный взвод. По мере продвижения фронта вместе с частями Красной армии на запад ушел и 72-й Ижорский батальон, дошедший с боями до Рижского взморья. За освобождение Пскова батальон был награжден орденом Красного Знамени. Ижорскому батальону была поручена охрана участка финской границы. Батальон демобилизовали в сентябре 1945 года, и бойцы вернулись в родное Колпино — восстанавливать разрушенный завод.

На заводе до сих пор работают продолжатели династий, потомки тех ополченцев из героического состава Ижорского батальона. Нам удалось поговорить со сварщиком Андреем Кудрявцевым, внуком первого командира Ижорского батальона Василия Кудрявцева, а также с главным металлургом Андреем Зиминым, племянником комиссара Ижорского батальона Георгия Зимина.

По словам Андрея Кудрявцева, его прадед Сергей Кудрявцев еще в начале прошлого века переехал с семьей из Псковской области в Колпино, где поступил в ремонтный цех завода, а затем стал бригадиром кровельщиков. "Дед Василий не планировал продолжать рабочую династию. Окончил летное училище, служил военным летчиком, затем работал начальником аэропорта города Орла. Потом все же вернулся в Колпино, где был избран секретарем горисполкома. В 1937 году стал начальником инструментального участка Ижорского завода, где также создал кружок военной подготовки",— рассказал Андрей.

Молодые рабочие, прошедшие обучение у Василия Кудрявцева, потом и составили костяк Ижорского батальона, командиром которого он являлся в августе — октябре 1941 года, а затем был отправлен на Урал, в Челябинск, организовывать производство танков. После войны вернулся в родное Колпино, трудился (до пенсии в 1965 году) в 7-м цехе Ижорских заводов, где делали снаряжение для подводных лодок. Андрей Кудрявцев вспоминает: "Дед воспитал двоих сыновей, которые тоже пришли на наш завод. Мой отец, Николай Васильевич Кудрявцев, работал здесь слесарем-инструментальщиком, дядя был старшим мастером в мартеновском цехе. Жена, брат, племянники — все работали или сейчас трудятся на заводе".

Похожий путь прошла и династия Зиминых, представленная сегодня на заводе Андреем Зиминым. "У нас вся семья работала здесь: дядя, отец, моя мать. И по традиции после окончания училища и института я тоже пришел на завод. Дядя начал свой трудовой путь в 1930 году на Ижорском заводе, был руководителем профкома предприятия, и, когда сформировали батальон, его поставили комиссаром",— говорит Андрей Зимин. С сентября 1941 года по июнь 1945 года Георгий Зимин воевал в составе батальона: до 1942 года был комиссаром, а с 1943 года — заместителем командира батальона по политической части. После демобилизации вернулся на завод, где в 1948 году был назначен заместителем директора по коммерческой части. Он даже написал книгу "Коммерческая служба предприятия". "Еще один мой дядя, младший брат моего отца,— вспоминает Андрей Зимин,— погиб в Великую Отечественную войну. Ушел и пропал без вести. Всю жизнь бабушка его искала. Но ей так и не сказали о его судьбе, а она была трагична. Оказалось, что дядя был ранен под Смоленском, его пытались вывезти поездом. Но состав захватили фашисты и сожгли вместе с людьми".

Победная сварка


Сегодня ОАО "Уралмашзавод" лидирует на российском рынке оборудования для металлургии, горнодобывающей, нефтяной и газовой промышленности, а также энергетики.

Решение о строительстве завода тяжелого машиностроения союзного значения под Свердловском было принято в сентябре 1927 года. Будущий Уралмашзавод изначально создавался и строился как завод двойного назначения, ориентированный на выпуск промышленной и военной продукции. Завод был введен в эксплуатацию в июле 1933 года. До войны здесь была выпущена уникальная техника для крупнейших горных и металлургических предприятий страны. Параллельно на заводе осваивалось производство артиллерийского вооружения, конструкторские бюро создавали новые виды оружия.

Один из оставшихся в живых ветеранов предприятия почетный металлург Карамат Максютов, глава заводской династии, рассказывает: "До войны мы жили в Оренбургской области. Во время второй волны коллективизации семью как середняков раскулачили и направили на моторостроительный завод в Уфу. Там началась моя трудовая деятельность. Рано утром 22 июня 1941 года я, как обычно, пошел за молоком. По радио звучал гимн. Объявили, что началась война. Потом мы внимательно слушали выступление Молотова. Все надеялись, что эта война не будет длинной. Через несколько месяцев нас как неблагонадежных сослали еще дальше — в самую глубь Башкирии. В марте 1944-го меня призвали на республиканский сборный пункт в Уфу и отправили в трудармию. 30 апреля нас привезли на Уралмаш. Помню, что на бульваре Культуры стояло более сотни бараков, куда нас распределили по 45-50 человек. С 1944 года начал работать слесарем на Уралмаше, потом освоил профессию токаря, после войны получил образование, стал мастером, а затем работал технологом. 9 мая я вспоминаю о том, что радовался тогда каждому прожитому дню, радуюсь и сейчас. В День Победы всегда возлагаю цветы к мемориалу уралмашевцам, павшим в годы войны, отдаю долг памяти тем, кто погиб, подарив мне жизнь. Сейчас мне 90 лет".

Его сын Марат и дочь Мария вместе с мужем Сергеем Фархулиным — все работают на Уралмаше. Мария Максютова говорит, что пример отца стал для них определяющим: "Уралмаш — наше градообразующее предприятие, все мы стремились попасть сюда. Папа начинал с рабочих специальностей, затем стал технологом, а я решила освоить профессию конструктора".

Среди сотрудников Уралмаша всегда было немало творческих и неординарных людей. Имя Вячеслава Батманова на заводе произносили с особым почтением. Его фамилия вошла в историю мирового машиностроения. Сварку Батманов начал осваивать еще до Первой мировой войны в Санкт-Петербурге: работал сварщиком на Путиловском заводе и "Северной верфи". В далеком 1926 году ему удалось заварить трещину длиной 2,5 метра в чугунном цилиндре реверсивной паровой машины на Надеждинском металлургическом заводе (теперь Серовский метзавод). А через несколько лет его уникальный талант сварщика спас прокатный стан, установленный на Кузнецком металлургическом комбинате: лопнула цапфа вала прокатного стана диаметром 800 мм.

"Сварщик Батманов когда-то предопределил исход Великой Отечественной войны",— утверждают на Уралмаше. На заводе работал уникальный сверхмощный пресс с усилием 10 тысяч тонн, привезенный в 30-х годах из Германии. Таких установок в то время в Советском Союзе было всего две — на Уралмашзаводе и Новокраматорском машиностроительном заводе. Но пресс, эвакуированный из Краматорска при наступлении фашистских войск на Украину, был утерян.

В результате только на Уралмашзаводе на этом прессе штамповались все пропеллеры для отечественных самолетов, и только на нем можно было отковать крупные валки для прокатных станов, на которых выпускали броню. Так вот в разгар битвы за Москву на прессе лопнули многотонные рабочие цилиндры, а вместе с ними и огромный архитрав. В результате в Советском Союзе могла остановиться сборка самолетов, могли встать и прокатные станы, на которых катали броневой лист для танков. И это в то время, когда гитлеровские войска рвались к столице.

Сварщик Батманов спас пресс, заварив трещину на архитраве без демонтажа установки новым, никогда не применявшимся методом, названным впоследствии "батмановским швом". Именно на этом самом прессе отштамповали 2670 башен для "тридцатьчетверок".

На заводе особо отмечают беспримерный трудовой подвиг подростков, объединенных в комсомольско-молодежные, или фронтовые, бригады. Когда Владимир Бочкарев в 14 лет первый раз пришел в отдел кадров Уралмашзавода, его не взяли: слишком молод. Устроился в ремесленное училище, позднее попал на завод N 76, где собирал танковые двигатели. Работал наравне со взрослыми. "Наш график работы был такой: две недели — 12-часовая ночная смена, две недели — 12-часовая дневная смена. На заводе не кормили. Было нас в бригаде человек шесть, из них трое — учащиеся ремесленного училища. Собирали двигатели от начала и до конца, а учились по ходу работы",— вспоминал Бочкарев. Затем попал на Уралмашзавод, собирал узлы артиллерийских орудий. Там Бочкарев решил остаться на постоянную работу, тем более что начальство цеха было не против. Сходил в ремесленное училище и получил справку о якобы пройденном полном курсе обучения. На том все формальности и завершились. Но недолго проработал Владимир Бочкарев на сборке полевых гаубиц и танковых орудий. В августе 1944 года пришел в военкомат: "Прошу направить в военное училище" (в это время как раз шел набор в Троицкую военную авиационную школу механиков по вооружению). После нескольких отказов добился своего, потом была служба в полку штурмовиков. Война к тому времени закончилась. Бочкарев отслужил в ВВС и только в 1952 году вернулся домой. Трудовой путь Владимир Бочкарев завершил в отделе главного конструктора прокатного оборудования.

Золотые лица истории


В 1930 году Советом труда и обороны СССР было принято решение о строительстве на Урале нового предприятия химического машиностроения. Строительную площадку разместили в поселке Нижне-Исетск недалеко от Свердловска. Однако в 1939 году строительство промышленного гиганта остановили и законсервировали. О площадке вспомнили в 1941 году: нужно было срочно эвакуировать из Киева завод "Большевик", оставшийся последним советским предприятием, способным производить оборудование для алюминиевой промышленности. Основанный еще в 1882 году Киевский чугунолитейный и механический завод был переименован в феврале 1919 года в Первый государственный Киевский машиностроительный завод, а затем, в ноябре 1922 года,— в "Большевик". Уже 26 июня 1941 года завод, как и другие районы Киева, бомбила немецкая авиация. Первые эшелоны с людьми и оборудованием из Киева стали прибывать в Свердловск в августе 1941-го. Сразу же началось строительство заводских корпусов будущего Уралхиммаша. Пусконаладочные работы шли одновременно в готовых цехах и на открытых площадках, благодаря чему первое оборудование для выплавки алюминия, выпущенное эвакуированным предприятием, поступило на УАЗ и Нижнетагильский коксохимический комбинат уже в октябре 1941 года. Параллельно на заводе осваивали и выпуск военной продукции — полевых минометов. Первая партия таких минометов в количестве 100 штук была выпущена 23 февраля 1942 года. Этот день стал считаться днем рождения завода ОАО "Уралхиммаш" и началом новой истории предприятия и его трудового коллектива.

Александр Тигранович Акопжанов (1899-1957) родился 18 августа в селе Малое Ладыжино Винницкой области Украинской ССР, Подольской губернии. Мама, Виктория Николаевна, учитель народной школы, участница Всероссийского съезда учителей. Отец, подполковник Тигран Акопович, командир батальона, погиб в Первую мировую войну на германском фронте в 1916 году.

Еще в 10 лет Александру купили собственный токарный станок и научили на нем работать, что предопределило его судьбу будущего инженера и конструктора. Именно Александр Тигранович Акопжанов был назначен ответственным за эвакуацию на Урал завода "Большевик". По воспоминаниям, оборудование киевляне демонтировали по ночам, вывезли все, выкопали даже электрокабели. Вслед за оборудованием на Урал отправились люди, заводчане с семьями, не оставили никого. Несмотря на бомбежки, грандиозная по масштабам операция увенчалась успехом — все доехали и оборудование довезли.

Благодаря настойчивости Александра Акопжанова (бесконечно любившего литературу и цитировавшего по памяти Пушкина) эвакуировали даже заводскую библиотеку (19 тысяч томов!). Позже на ее основе на Уралхиммаше была организована научно-техническая библиотека, оказавшая огромное влияние на формирование инженерных кадров завода и других уральских предприятий. Многие будущие инженеры и конструкторы страны постигали азы профессии, сидя в заводской библиотеке в перерывах между сменами или вечерами.

Акопжанов взял на себя ответственность за организацию работ по установке оборудования и одновременному строительству завода под Свердловском. Площадка будущего Уралхиммаша представляла собой поляну в лесу с одиноким зданием гаража. Станки были выгружены на рельсы железнодорожной ветки, их подключение к энергоснабжению шло прямо по ветвям деревьев. Одновременно начали возводить стены будущих цехов. Другая часть станков была размещена на промплощадке местной артели, где сразу же было запущено производство станков и аппаратов для Уральского алюминиевого завода (УАЗа). В октябре 1941 года первая продукция ушла на УАЗ. Кровля цеха возводилась над уже работающими станками. Александр Акопжанов сначала трудился в конструкторском отделе, разместившемся в заброшенной церкви поселка Нижне-Исетска, а в июле 1942 года был назначен главным технологом завода. Первые рабочие чертежи, созданные конструкторами и технологами завода, позволили наладить производство химического оборудования (теплообменной аппаратуры, редукторов, смолоперегонных кубов, специальных перфорационных прессов) и военной продукции — минометов.

У инженера Акопжанова много заслуг: становление технических отделов в годы войны, внедрение автоматической сварки нержавеющих сталей, организация производства радиотехнического оборудования, создание на заводе нового конструкторского бюро автоматики и электропривода, начало выпуска на Уралхиммаше узлов и металлоконструкций для атомных реакторов и многое другое. Александр Акопжанов награжден медалью "За самоотверженный труд" и дважды орденом Трудового Красного Знамени. Александр Тигранович внес вклад и в развитие атомной энергетики страны, став после войны заместителем директора НИИхиммаш. Работал с Курчатовым, Доллежалем, Патоном.

Александр Тигранович был образованным человеком, поражал всех, кто его знал, эрудицией, знанием поэзии, русской и зарубежной литературы.

На новом месте эвакуированному заводу потребовались тысячи молодых и физически сильных людей. Советское правительство принимает решение о вербовке для нужд Уралхиммаша рабочей силы в освобожденной от оккупантов Курской области. В июле 1943 года на завод привезли более 600 курских девушек, из которых организовали бригады формовщиц, стерженщиц, заливщиц. Наиболее сильных направили в литейный цех. Уже очень скоро курских девушек за их трудолюбие и выносливость стали называть "золотыми девушками".

Заводской изобретатель Иван Григорьевич Козуля родился в 1919 году. Окончил семь классов, в 15 лет стал киномехаником, а в 19 смастерил самодельный телевизор, который стал экспонатом Политехнического музея в Москве. На Уралхиммаш пришел в августе 1941 года, устроился слесарем-лекальщиком и проработал здесь 45 лет, закончив свою трудовую биографию конструктором первой категории, руководителем группы в отделе механизации и автоматизации. Талантливейший изобретатель, автор сотен рацпредложений, он был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1970-х во время экскаваторных работ строители нашли на территории завода портсигар, на котором на фоне танкового боя сделана следующая монограмма: "Лучшему слесарю города Козуле И.Г. от горкома ВКП(б), горисполкома и дирекции завода. Ноябрь, 1944 год, Свердловск".

Из воспоминаний Ивана Козули: "В 1944-1945 годах мне приходилось наряду с основной работой слесаря-лекальщика помогать заводу "расшивать" узкие места. Как-то Уралхиммаш получил задание по выпуску строгальных, расточных станков и прессов "Громовой" для восстановления заводов на освобожденных территориях. Для этих станков понадобились масштабные линейки до 2000 мм. А где их взять? Я придумал, и по моим эскизам инструментальный цех изготовил станок, на котором и были выпущены сотни таких линеек. Несколько раз в те грозные дни мое имя упоминалось в рапортах уральцев Сталину. Таким образом я вошел в историю Великой Отечественной войны". Благодаря различным рационализаторским предложениям Ивана Козули нормы на заводе не раз перевыполнялись с рекордными результатами. В своих записях знаменитый изобретатель Уралхиммаша, самородок (на заводе о нем говорили: "Миллионер по экономии заводских средств") написал так: "1945 год. Пережито тяжелое время. Но мы выстояли. ПОБЕДИЛИ!" Именно так, прописными буквами!

Справка

ОАО "Ижорские заводы", ОАО "Уралмашзавод", ОАО "Уралхиммаш" сейчас входят в Группу Газпромбанка

Материалы по теме:

Журнал "Огонёк" от 18.05.2015, стр. 30
Комментировать

Рекомендуем

наглядно

Социальные сети

обсуждение

Профиль пользователя