Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Льдина тронулась

Кирилл Журенков — о возвращении России в Арктику

На "макушке Земли", в Арктике, после годичного перерыва начала работу российская дрейфующая станция "Северный полюс", на возобновление экспедиций выделено 205 млн рублей. Эксперты уверены: Россия возвращается в перспективный регион


Материалы подготовил Кирилл Журенков


В краю белого безмолвия снова звучит русская речь: на открытии российской станции "Северный полюс" в Арктике побывало множество высокопоставленных гостей. Именно сюда прилетал Дмитрий Рогозин, после чего Россия и Норвегия обменялись раздраженными заявлениями (перевалочная база полярных экспедиций — архипелаг Шпицберген — находится под юрисдикцией этой страны, хотя россияне имеют право посещать его без виз). Однако дипломатический конфуз не затмил главного: отечественные ученые вернулись в Арктику, а старейшая программа научных исследований обрела новую жизнь.

Событие трудно переоценить: первая дрейфующая экспедиция "Северный полюс" начала работу еще в 1937 году, а прерывали эту работу лишь в 1990-х. Последняя, в 2013-м, эвакуирована ледоколом: льдина, где располагалась станция, дала трещину и полярников пришлось срочно спасать. Ученые давно фиксировали в Арктике потепление, в тот раз убедились лично. В 2014-м открыть станцию тоже не получилось: говорят, не было подходящей льдины. Сейчас пошли на принцип, как сказал журналистам министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, даже с учетом непростых экономических условий деньги нашли. Нашли и льдину. Правда, работать будут в сезонном режиме, а не по году, как раньше, но эксперты рады и этому.

— Экспедиции на дрейфующих льдинах крайне важны. Ведь в Арктике из-за сложной ледовой обстановки намного меньше автономных плавающих буев, выполняющих исследования водной среды и климатической обстановки,— объясняет замдиректора по науке Института проблем нефти и газа РАН (ИПНГ РАН) Василий Богоявленский.— Эти экспедиции проводят метеорологические, геофизические исследования, сейсморазведку, дающую информацию о нефтегазоносности района, измеряют глубину дна...

Ученым есть где развернуться: по словам Богоявленского, белых пятен в Арктике более чем достаточно. Еще плохо исследованы глубоководные части Северного Ледовитого океана, акватории Восточно-Сибирского, Чукотского морей и моря Лаптевых, Канадская котловина, на суше — восточносибирская часть региона...

Фронт работ намечен, дело за наукой, впрочем, долго звать ученых теперь не придется. Характерная черта последних лет — интерес к Арктике вышел на новый уровень.

— Наиболее серьезный прорыв в ее изучении был, конечно, в советское время. Сегодня пошла новая волна,— говорит директор Российского центра освоения Арктики Владимир Пушкарев.— И у нас, и в других институтах запущены арктические проекты, которые никто не стал сворачивать, даже несмотря на финансовые трудности. В этом регионе идет постоянный комплексный мониторинг по самым разным направлениям, например по климату, биоразнообразию, прочему... Мы, в частности, изучаем опасные природные явления, такие, как воронка газового выброса на Ямале. Важно выработать методики предупреждения таких явлений в условиях меняющегося климата.

Если раньше, в 1990-е, к исследованиям привлекались иностранные ученые, у которых было финансовое преимущество, сегодня в арктической науке — "импортозамещение", справляться предпочитают своими силами.

— Главное, что сейчас есть такая возможность,— говорит Пушкарев.

Эксперты единодушны: кризис на арктическом проекте России никак не сказался, наоборот, наша страна возвращается на Северный полюс по всем направлениям. Примета времени: планами развития военной инфраструктуры в полярных широтах недавно поделился министр обороны Сергей Шойгу. Оказывается, на нескольких островах уже развернуты подразделения по "контролю обстановки", обещают усилить пограничников, развернуть пункты наведения авиации, радиолокационные посты... Активизировались не только военные — ожил Севморпуть. В прошлом году по этому маршруту прошло боле 600 иностранных судов, в 2012-м, для сравнения, только три. В планах — строительство новых ледоколов для его обслуживания, властям уже грезятся караваны, идущие с востока на запад.

Не транзитом единым будет жить Север: Арктику иногда называют "банковским депозитом", ведь там огромные, хотя и труднодоступные запасы полезных ископаемых. Многие арктические страны уже подали заявки на расширение своих границ, Россия не отстает.

— Мы тоже наконец оформили заявку на дополнительную территорию в Северном Ледовитом океане,— говорит Василий Богоявленский.— Обосновываем, что эта территория, площадью 1,2 млн квадратных километров, включающая хребет Ломоносова, является продолжением континентального шельфа. С нами согласны канадцы, датчане и, кстати, многие ученые из США. Теперь дело за политиками.

Эксперт также отмечает небывалый интерес к Арктике как у нас, так и в других странах.

— Этот интерес есть и со стороны бизнеса, например за последние два года большие объемы сейсморазведки сделаны "Роснефтью", "Газпромом" и многими зарубежными компаниями. Хотя если говорить о российском шельфе, то объемы сейсмических исследований, конечно, значительно меньше, чем в советские времена,— говорит Богоявленский.

Драматизм момента еще и в том, что из-за капризов климата (в 2012 году в регионе был зафиксирован рекорд по таянию льдов) здесь сложилась уникальная ситуация: Арктика доступна для человека как никогда. Надолго ли? Зима 2013/2014 года, как отмечают эксперты, снова была холодной, площадь льда в середине сентября увеличилась в полтора раза по сравнению с 2012-м. И если в этом году льды не отступят, значит, Арктика уже может быть близка к пику потепления, а в "ледниковый период" колонизировать этот регион будет гораздо сложнее. Интрига подвешена до осени — именно тогда ученые проведут очередные замеры. Ждем.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение