Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

"Назвать шпионажем можно все что угодно"

от

Руководство НАТО требует сократить численность российской миссии в Брюсселе из-за подозрений в шпионаже, пишет The New York Times со ссылкой на дипломатические источники. Директор Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений Алексей Арбатов ответил на вопросы ведущего "Коммерсантъ FM" Марата Кашина.


Решение об изменении численности миссий было принято после отчета комитета по гражданской разведке НАТО. В документе говорилось, что среди членов российской делегации в Брюсселе могут быть шпионы. Теперь у России есть девять месяцев, чтобы определить, кого из сотрудников миссии сократить. Штат российского представительства будет урезан до 30 человек. Сейчас в нем работают более 50 россиян.

— Насколько критично для российского представительства такое сокращение штаба?

— Конечно, это не критично.

— А что стоит за этим заявлением руководства НАТО?

— За этим стоит абсолютно глупая, безответственная линия на свертывание контактов между НАТО и Россией. Она началась с развязыванием украинского кризиса и по инерции продолжается до сих пор с какими-то совершенно непрофессиональными, несостоятельными аргументами. Что значит "шпионы" — какие шпионы, они что, были пойманы за руку, закладки делали какие-то, подкладывали взрывные устройства или распространяли подслушивающие системы? Ничего этого нет, просто "50 человек — слишком много, наверное, они какую-то информацию собирают, в качестве жеста недоброй воли давайте их сократим", а это полная глупость.

Конечно, те, кто служит там в соответствующем представительстве, заняты сбором информации, это абсолютно законная, нормальная деятельность всех представителей дипломатических служб за рубежом, и чем больше, чем правильнее, объективнее информация, тем лучше для отношений. Конфликт и столкновения возникают чаше всего из-за непонимания намерений друг друга, из-за просчетов, из-за того, что преувеличиваются какие-то поползновения, которых на самом деле нет, и в ответ сверхреакция происходит. Поэтому с точки зрения существа дела, это глупый и безответственный шаг.

— Это заявление о том, что шпионов много среди российских дипломатов — это надуманный предлог?

— Конечно.

— Или раньше на это смотрели сквозь пальцы, а теперь решили покарать?

— Конечно, надуманный предлог, надо быть глупым деятелем или официальным лицом, чтобы думать, что они там присутствуют, просто чтобы участвовать в протокольных мероприятиях. Они собирают информацию для своего правительства, они ведут переговоры, собирают информацию и направляют в Москву. И точно так же действуют те, кто находится здесь, назвать шпионажем можно все, что угодно, но если у нас нет информации друг о друге, тогда мы, скорее всего, будем конфликтовать и дойдем бог знает, до чего.

— Вы согласны с тем, что количество шпионских скандалов в последнее время действительно увеличилось, или все в норме?

— Увеличивается то здесь, то там, везде сейчас ответные меры принимаются. Я думаю, что если будет уменьшен наш персонал, который представлен в НАТО, наверняка здесь ответят тем же, и в отношении западного персонала будут предприняты такие же меры, а при желании каких-то доводов, обоснований всегда найдется. Но в последние месяцы настолько все были взволнованы этим жесточайшим кризисом в наших отношениях, что даже никаких конкретных шпионских скандалов я и не припомню.

Несколько лет назад арестовали и выслали, я помню, какого-то американского или английского представителя, который в камне что-то прятал в одном из московских парков. Это было в мирное, спокойное время, а в последние месяцы было даже и не до этого.

— Кстати, источники газеты The New York Times, которые сегодня об этом сообщили на условиях анонимности, сказали, что обнаружение российских разведчиков никого не шокирует, подтверждая ваши слова, и сокращение численности делегации не исключает риск шпионажа, но может сделать проблему более управляемой. Интересная логика.

— Наоборот, более неуправляемой. Если будет меньше информации, так это будет менее управляемая ситуация.

— Скажите, российская миссия должна подчиниться этим требованиями, они обязаны теперь будут сократить?

— Если это будет уже официально представлено в виде соответствующего положения или ноты, тогда придется подчиниться.

Комментарии
Профиль пользователя