Коротко


Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

Не бейте «Браво» по забралу

Суд обязал Lurkmore удалить статью о нецензурном меме с Валерием Сюткиным

Есть такая распространенная шутка, в основном в англоязычных странах — когда человек хочет охарактеризовать крайнюю степень какого-либо присущего ему качества, например, жадности, он говорит: «Открой энциклопедию на статье "жадность" — и увидишь мою фотографию». Бывший солист группы «Браво» Валерий Сюткин долгое время не догадывался, на какой статье ему нужно открыть интернет-энциклопедию Lurkmore, чтобы увидеть свое изображение, или, скорее, прекрасно знал, но считал выше своего достоинства как-то реагировать, пока на фотокарточку сына в неожиданном и парадоксальном контексте случайно не натолкнулась его мама, коротавшая досуг в интернете.


Материнское замешательство понятно: думается, даже порнофильм с участием сына, если бы такой существовал и попался на мамины глаза, меньше бы расстроил достойную женщину своей бессмысленностью и нелепостью, чем статья в Lurkmore, проиллюстрированная фотографией Валерия Сюткина. Она рассказывает не о каком-то абстрактном понятии, явлении природы или свойстве человеческой натуры, а вообще непонятно о чем, как это присуще абсурдистской луркморовской стилистике, но явно над чем-то или над кем-то издевается и глумится. Название статьи об интернет-меме, которое удобнее и легальнее обозначать аббревиатурой ББПЕ, позаимствовано из песни маргинальной группы Nambavan, слишком психоделической, мутной и какой-то обэриутской в поэтическом смысле, чтобы хоть одну строчку из этого произведения можно было трактовать как конкретный и прямой призыв к действию. Тем не менее автор текстов песен группы «Браво», гораздо более связных, прозрачных и лояльных к женскому полу, чем Nambavan, истолковал дикий набор слов ББПЕ в совершенно реалистическом, буквальном ключе и мотивировал свое решение подать в суд на Lurkmore следующим образом: «Без моего согласия через мои персональные данные пропагандируется насилие над женщинами, призывают бить их по лицу с использованием ненормативной лексики, что далеко не только от джентльменского отношения к женщинам. Экстремизм налицо! Это уносит годы жизни родителей, когда они про своих детей читают всякие гадости».

Луркморовцы со своей стороны настаивают, что использовали светлый сюткинский образ в прямо противоположном смысле — как нечто максимально удаленное и абсолютно противоположное зашифрованному в ББПЕ неполиткорректному сексистскому воззванию, чреватому в общем-то и уголовным преследованием.

Как написано в луркморовской статье, «со временем сформировался имидж ББПЕ — лицом его стал известный певец Валерий Сюткин, стиляга и любимец женщин, которому эти слова подходили, наверное, менее всего. В сочетании с его веселым жизнерадостным лицом и романтичными текстами песен призыв бить баб по е..лу выглядел дико». И хотя некоторое время этот сексистский пьедестал на Lurkmore занимали портреты Филиппа Киркорова и Алексея Панина, но они очевидно проигрывали Валерию Сюткину в разительности контраста между высокоморальностью и одухотворенностью человеческого лица и аморальностью напечатанного под ним текстового слогана.

Тем не менее Мещанский суд Москвы вчера обязал Lurkmore в месячный срок изъять из статьи «персональные данные, которые публикуются без разрешения», хотя это не такой однозначный вопрос, можно ли считать «персональными данными», конфиденциальными и не подлежащими разглашению, внешний облик кумира 90-х, все еще узнаваемого на улице. Злые же языки и вовсе полагают, что Валерий Сюткин скорее, наоборот, хотел не скрыть личные данные, а привлечь внимание к своей персоне, и внезапное решение суда вернуться к отклоненному в прошлом декабре иску по изрядно подзабытому мему ББПЕ связано не с недавним всплеском общественного интереса к феминистской тематике, а в большей степени с выходом нового альбома Валерия Сюткина.

Лидия Маслова


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение