Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Роман Янушевский / Коммерсантъ

Израиль без оглядки

Почему беспрецедентные выпады Биньямина Нетаньяху в сторону президента США не приведут к разрыву отношений между странами

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32

Победа на парламентских выборах партии Биньямина Нетаньяху, бросившего накануне открытый вызов президенту США и заявившего о намерении действовать в регионе без учета мнения Вашингтона, не приведет к разрыву союзнических отношений. Это всего лишь эпизод внутриамериканской борьбы неоконсерваторов и либералов, исход которой будет решен в ноябре 2016 года на президентских выборах в США.


Шамсудин Мамаев


"Исход израильских выборов ужасен. Категорический отказ премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху от возможности признания палестинского государства и его расистский выпад против арабских избирателей продемонстрировали, что он отказывается даже от видимости представительства интересов всех израильтян" — столь беспрецедентно жесткую оценку дала The New York Times, крупнейшая либеральная газета США прошедшим 17 марта выборам в Кнессет, на которых вновь победила возглавляемая Нетаньяху правоцентристская партия "Ликуд". Более дипломатично, но столь же жестко оценил результаты выборов и Джош Эрнест, споуксмен Белого дома: "Администрация Обамы глубоко озабочена использованием в Израиле разделяющей риторики, стремящейся маргинализировать израильских граждан арабской национальности. Эта риторика подрывает наши ценности и демократические идеалы, которые были важной частью того, что связывает США и Израиль. Эти взгляды администрация намеревается донести непосредственно до израильтян". Даже президент США Барак Обама, поздравляя по телефону израильского премьера, выразил недовольство его заявлением по поводу Палестины и отметил, что Вашингтон может "пересмотреть варианты" отношений со своим ближневосточным союзником. В переводе с дипломатического языка это означает, что Обама пригрозил пересмотреть многолетнюю политику американской защиты Израиля от международного давления в ООН по палестинскому вопросу. Причем, если верить Эрнесту, американский президент способен донести это недовольство до сведения Кнессета и израильтян так же решительно, как это сделал сам Нетаньяху 3 марта в своем выступлении в Конгрессе США, обратившись непосредственно к американскому парламенту. "Конфликт премьер-министра Израиля с президентом США достиг максимальной точки. Ничего подобного мир еще не видел и вряд ли увидит — иностранный лидер прибывает в Конгресс по соглашению, заключенному за спиной президента, и выступает с пламенной речью, направленной против политики президента. Нэнси Пелоси, в прошлом лидер демократического большинства в Конгрессе, опубликовала следующее заявление: "На моих глазах выступили слезы, когда я слушала оскорбительную речь премьер-министра, его высокомерие и насмешки над здравым смыслом американцев". Если так думает Пелоси, то страшно представить себе, что подумал Обама",— сделала на следующий день свой вывод израильская газета "Маарив".

Газета ошибается лишь в одном: то, что она приняла за пик конфликта, было лишь начальной фазой пробуждения вулкана. Поскольку хотя выступление Нетаньяху в Конгрессе и наделало много шуму, развернуть вправо самих израильтян оно не смогло: "Ликуд" по-прежнему отставал от возглавляемого Ицхаком Герцогом левоцентристского "Сионистского союза". В результате Нетаньяху был вынужден пойти на крайние меры и заговорить о "слоне в комнате" — о статусе Палестины и ее месте в израильском государстве. Этот козырь он разыграл в последний предвыборный день, во время визита в одно из самых спорных поселений вокруг Священного города. "Я и мои друзья из "Ликуда" будем биться до последнего за Иерусалим с теми, кто хочет делить его с арабами, мы построим тысячи домов, не обращая внимания ни на какое давление. Я сделал этот выбор и буду твердо отстаивать жизненные интересы Израиля, тогда как левое правительство готово согласиться с любым диктатом",— заявил лидер "Ликуда" на митинге, имея в виду своего соперника Ицхака Герцога. Тем самым Нетаньяху проигнорировал не только свои собственные обещания международному сообществу, но и обвинил соперников в предательстве национальных интересов за готовность к диалогу с последним. А прямо в день выборов в фейсбуке появилось 30-секундное видео, где Нетаньяху обращается к избирателям с отчаянным призывом голосовать за него, чтобы спасти страну. "Правительство правых в опасности. Левые НПО предоставили автобусы, и арабы пошли валом на избирательные участки",— говорилось в обращении. Это и был тот самый "расистский" выпад, который осудила передовица The New York Times, он шокировал не только израильских левых и либералов, но и все международное сообщество. Однако в самом Израиле этот выпад сработал весьма эффективно: паника правых, вызванная возможностью победы левых, была такова, что к "Ликуду" перебежал не только неопределившийся, но и правый электорат Нафтали Беннетта и Авигдора Либермана. В результате "Ликуд" получил в Кнессете 30 мест, в то время как "Сионистский союз" так и остался при своих 24 местах.

Исторически так сложилось, что Израиль до сих пор не имеет своей конституции: ее хотели принять еще в 1949 году, однако левым нужна была совсем не та конституция, что движению "Херут" и либералам. Согласовать их взгляды не удалось, и тогда было решено создавать ее постепенно, путем принятия парламентом тех Основных законов, кодекс которых и составит конституцию. Ибо "демократия в Англии устойчива не потому, что там есть конституция, или ее нет, а потому, что народ Англии уважает закон и доверяет судье" (Бен Гурион, речь от 20 февраля 1950 года). За прошедшие 55 лет появилось полтора десятка Основных конституционных законов, в отношении которых израильское общество достигло консенсуса. 3 августа 2011 года депутат Кнессета Ави Дихтер из партии "Кадима" предложил законопроект нового Основного закона "О национальном характере государства Израиль". В документе Израиль формально определяется как "национальное государство еврейского народа" и, чтобы не допустить превращения его в бинациональное государство, законопроект резервирует право на самоопределение исключительно для еврейского народа. Остальные народы получают право на создание лишь этнических общин, которые должны обеспечить своим резидентам возможность для сохранения своего культурного наследства. Вкратце суть этого законопроекта израильский социолог Самми Смуха сформулировал термином "этническая демократия": эта демократия сохраняет за представителями национального меньшинства их личные права человека, но при этом лишает их писаных или неписаных коллективных прав национального меньшинства. В том числе как общинных прав на землю, так и на федеративное устройство. Этническими демократиями Смуха называет также Грузию и Молдавию. А некоторые его израильские коллеги идут еще дальше и именуют этническими демократиями даже новые балтийские государства — за дискриминацию русскоязычного меньшинства. Так что можно сказать, что специфический пример израильской "этнической демократии" оказался весьма востребован при распаде СССР. В академической науке термин "этническая демократия" не легитимизирован, а в самом Израиле законопроект Дихтера сразу же вызвал столь жаркие споры между левыми и правыми фракциями израильского истеблишмента, что Кнессет до сих пор так и не рискнул приступить к его обсуждению. А вот Нетаньяху рискнул: 22 ноября прошлого года он поставил свою, считающуюся максималисткой, версию основного закона о еврейском характере государства Израиль на обсуждение кабинета министров.

Израильское правительство раскололось, глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас заявил: "Мы признаем государство Израиль, но мы не признаем еврейское государство", а Лига арабских государств направила в СБ ООН проект резолюции, устанавливающий сроки создания палестинского государства. Ответом Нетаньяху стали перевыборы: в начале декабря, когда коалиционное правительство, видимо, окончательно развалилось, он исключил из его состава своих "новых левых" — министра финансов Яира Лапида и министра юстиции Ципи Ливни. После чего, обратившись к народу с просьбой дать ему "ясный мандат" на проведение своего курса, Нетаньяху распустил 2 декабря прошлого года Кнессет. "Я более не намерен терпеть оппозицию в правительстве, я не стану терпеть политически мотивированные атаки министров из состава правительства на его политику и его лидера и безответственность на национальном уровне",— объяснил он свои действия депутатам. Отсюда и шокировавшая Запад выходка премьера 16-17 марта: без своих "расистских" заявлений Нетаньяху не получил бы и "ясного мандата" на развитие "этнической демократии" в Израиле.

В день выборов в фейсбуке появилось видео, где Нетаньяху обращается к избирателям с призывом голосовать за него, чтобы спасти страну

Израиль, как известно, является парламентской республикой. Причем особенности израильской демократии таковы, что еще ни разу никакая партия не завоевывала в Кнессете абсолютное большинство мест. Другими словами, победа на выборах не гарантирует израильскому политику такой же твердый мандат для власти, как в России или США. Более того, она не гарантирует ему даже должности премьер-министра — для этого претендент должен вначале получить от президента страны предложение сформировать парламентскую коалицию, контролирующую голоса как минимум 61 члена Кнессета из 120, и затем сформировать свое правительство на коалиционной основе. Следовательно, Нетаньяху нужно "завербовать" в свою коалицию еще несколько малых партий, получивших в общей сумме не менее 31 мандата. Поскольку левым путь в новый кабинет Нетаньяху заказан, то, по мнению экспертов, ему неизбежно придется привлечь центристскую партию "Кулану" во главе с ее лидером Моше Кахлоном — она получила 10 мест в Кнессете, и Нетаньяху уже пообещал Кахлону портфель министра финансов. Однако Кахлон, как и большинство умеренных политиков, не желает ссориться с Америкой, и отнюдь не случайно Нетаньяху резко сбавил сейчас тон своей риторики. "Я не изменил своей политики, я хочу устойчивого и мирного решения в рамках двух государств, но для этого должна измениться обстановка",— заявил он сразу после победы в интервью телеканалу NBC News. Таким образом дав понять, что со временем, когда Махмуд Аббас откажется от союза с "Хамасом" и признает еврейский характер Израиля, он тоже может согласиться на демилитаризованное палестинское государство. Проблема в том, что ни палестинцам, ни арабам не нравится ни Палестинская автономия на Западном берегу Иордана, ни даже такое независимое государство, как сектор Газа. А ничего иного Нетаньяху им предложить не может — об этом свидетельствует сама история его политической карьеры.

Как видно из расклада политических сил на выборах, сейчас в Израиле есть две политические силы, практически на равных соперничающие друг с другом: "Ликуд" и блок "Сионистский лагерь". Первая является образцовой правой партией неоконсервативного толка, вторая — образцом "лейбористского сионизма". Что касается Биньямина Нетаньяху, то он по праву считается одним из "отцов-основателей" пострейгановского неоконсерватизма и именно благодаря этому пользуется таким авторитетом и влиянием в Республиканской партии США, что Конгресс аплодирует ему стоя, даже когда Нетаньяху крайне жестко критикует Обаму и его политику. А началось все в 1996 году, когда Нетаньяху сформировал первое в своей жизни правительство и перед ним встала нелегкая задача формирования его стратегии. Помочь ему разобраться во внешнеполитической части этой стратегии взялся американский неокон еврейского происхождения, бывший помощник министра обороны США, Ричард Перл вместе со своей группой. Они представили Нетаньяху доклад-рекомендацию "A Clean Break: A New Strategy for Securing the Realm" ("С чистой страницы: новая стратегия обеспечения жизненного пространства"), которая начиналась так: "Перед Израилем стоит тяжелая проблема. Лейбористский сионизм, который 70 лет доминировал в сионистском движении, подорвал легитимность еврейского государства и сковал его стратегическим параличом "мирного процесса"". Далее в нем излагались примерно те же концепции и рекомендации, которые через пять лет стали играть основную идеологическую роль в стратегии президента США Джорджа Буша-младшего, в администрации которого неоконы заняли высокие административные должности. Смысл этой программы "полного разрыва" — начисто отбросить все принципы выработанной ранее израильским премьером Ицхаком Рабином и президентом США Джорджем Бушем-старшим ближневосточной политики "мир в обмен на безопасность", чтобы, пользуясь политическим вакуумом после исчезновения СССР, заняться силовым переформатированием Ближнего Востока.

Ключевая рекомендация неоконовской программы для израильского премьера — исключить посредничество США в израильско-палестинских переговорах, чтобы позволить Израилю самому решить судьбу Палестины. А ключевым приоритетом для американского президента была названа смена режима Саддама Хусейна в Ираке. Предполагалось, что, став шиитским маяком демократии на Ближнем Востоке, Багдад будет экспортировать демократию в Иран и Сирию.

Как известно, этот план с треском провалился — в Ираке победили исламисты, и вместо "маяка демократии" для Ирана, он превратился в скрытый иранский сателлит. Столь же неудачно завершилась и попытка Ариэля Шарона решить палестинскую проблему: места "красных бригад" и их спонсоров (Ясира Арафата и Саддама Хусейна) заняли исламистские бригады и спонсоры ("Хамас" и Тегеран). А затем разразился мировой экономический кризис, и на место Джорджа Буша в 2008 году пришел Барак Обама, человек с совсем другими взглядами, считающимися в современном мире левыми.

Так что противоречия между Обамой и Нетаньяху есть следствие их политических, а отнюдь не личных антипатий — вторые вытекают из первых. Так же, как непримиримая позиция израильского премьера по Ирану и Палестинской автономии является не уловкой, а прямым следствием его неоконсервативных убеждений. Отсюда же вытекает и возможность того, что новый "ясный мандат", который Нетаньяху наверняка постарается имплементировать на Западном берегу Иордана, приведет к новому, еще более громкому скандалу шароновского типа — ведь эти территории стратегически более важны для Израиля, чем сектор Газа. Более того, если билль об укреплении еврейского характера Израиля будет признан международным сообществом носящим расистский характер, то признание независимости Палестинского государства станет лавинообразным. И тогда Израиль вполне может превратиться в очаг политических землетрясений по всему Ближнему Востоку.

Противоречия между Обамой и Нетаньяху есть следствие их политических, а отнюдь не личных антипатий — вторые вытекают из первых

Тем не менее, несмотря на всю свою неоконовскую заточку, Биньямин Нетаньяху в первую очередь прагматик, это демонстрирует сейчас как его поствыборный оппортунизм по палестинскому вопросу, так и вся динамика развития кризиса иранской ядерной программы. Например, в марте 2012 года израильский премьер открыто заявил Белому дому, что Израиль должен "оставаться хозяином своей судьбы" и имеет право на проведение собственной военной операции. Чуть ранее, в январе, когда глава Объединенного комитета начальников штабов армии США генерал Мартин Демпси прибыл в Израиль для координации действий, там его поставили в известность о том что, во-первых, Тель-Авив не намерен спрашивать разрешения Америки для нападения на Иран и, во-вторых, если решение атаковать Иран будет все-таки принято, то американцам сообщат об этом лишь за 12 часов до удара из-за опасений, что США попробуют предотвратить атаку. А 6 мая 2012 года премьер-министр Израиля объявил о своем решении распустить Кнессет и провести в сентябре досрочные парламентские выборы. Первые, еще весьма неясные, слухи о подготовке этого решения просочились в израильскую прессу 27 апреля одновременно с резкой критикой израильского премьера со стороны бывшего главы "Шин-Бет" (Служба общей безопасности) Юваля Дискина. Эти слухи намекали на то, что в преддверии ноябрьских президентских выборов 2012 года в США, когда Барак Обама будет поглощен борьбой с республиканцами, руки Биньямина Нетаньяху окажутся развязаны для нанесения превентивного удара по Ирану без согласия Вашингтона. И что расчет Нетаньяху якобы строится на том, что Обама, находясь под угрозой провала на выборах, не рискнет ссориться с Тель-Авивом и не сможет не поддержать своего союзника. С точки зрения Нетаньяху, это будут "фантастические условия", утверждал Амнон Абрамович, один из политических обозревателей израильского телевидения. Его передача на Втором канале израильского телевидения вызвала оживленную дискуссию в прессе. Большинство комментаторов сходилось в том, что Нетаньяху вряд ли рискнет нанести удар по Ирану. В дискуссии поучаствовали и израильские силовики.

"Моя проблема в том, что я не верю в нынешних руководителей Израиля. Я не верю нашему премьер-министру и министру обороны. Я не верю в руководителей, которые принимают решение на основе своих мессианских чувств. Они никакие не мессии. Я их видел вблизи, и не верю в их способность повести Израиль в бой такого масштаба и затем вывести его из него",— сказал тогда Дискин. До него с аналогичным заявлением выступил также бывший шеф "Моссада" Меир Даган, назвавший стремление Нетаньяху атаковать Иран глупой идеей. Оба считали, что израильский удар по Ирану не уничтожит, а ускорит появление иранской ядерной бомбы. "То, что иранцы делают сейчас медленно и тихо, они начнут делать быстро и сделают значительно быстрее",— прямо заявил Дискин. И, чтобы нагляднее продемонстрировать фальшь в риторике Нетаньяху, переключился на палестинскую проблему. Он сказал, что не защищает палестинцев, поскольку они совершают множество ошибок, но при этом добавил: "Забудьте те россказни, которыми они пичкают вас в прессе, что мы хотим переговоров, а Абу Мазен (Махмуд Аббас, глава Палестинской автономии.— "Власть") нет. Я говорю вам, что мы не ведем переговоров с палестинцами, поскольку это правительство не желает переговоров с палестинцами, а еще год назад я был связан с этими вопросами довольно плотно".

Столь резкие заявления Дискина и Дагана были отнюдь не случайны: они выразили настроения весьма значительной части израильской военно-политической элиты. "В то время как премьер-министр Биньямин Нетаньяху дает понять, что решение нанести удар по Ирану будет принято в течение нескольких ближайших месяцев, а его министр обороны Эхуд Барак призвал на прошлой неделе "прибавить газу", чтобы решительно покончить с иранской программой, эту точку зрения не разделяют президент Израиля Шимон Перес, начальник Генштаба израильской армии и его предшественник, глава израильской разведки "Моссад" и его предшественник, как минимум пять старших министров в правительстве, а также лидер оппозиции, глава партии "Кадима" Шауль Мофаз" — так прокомментировала выступление Дискина газета The Times of Israel. Из этой оценки хорошо видно, насколько широк раскол в израильском военно-политическом истеблишменте относительно иранской стратегии Нетаньяху. Раскол этот проходит отнюдь не по линии "бить или не бить" по Ирану, а по вопросу делать это самостоятельно или вместе за Америкой.

Скорее всего, премьер-министр не забыл этот урок, преподнесенный ему собственным истеблишментом: "большие потрясения" на Ближнем Востоке возможны только с согласия Вашингтона. А без его поддержки Нетаньяху не более чем "бумажный тигр" — будет ли предпринято столь желаемое им "ударное" решение иранской или палестинской проблемы, станет ясно лишь на президентских выборах в США в ноябре 2016 года.

Комментарии
Профиль пользователя