Коротко

Новости

Подробно

9

Фото: Федор Телков / Коммерсантъ   |  купить фото

Собственная горность

У японцев — Фудзи, у уральцев — терриконы. Фоторепортаж Федора Телкова

Журнал "Огонёк" от , стр. 12

Если гора Фудзияма — символ Японии, то у обитателей Дегтярска Свердловской области таких символов сразу два, причем оба рукотворные. Вся жизнь городка течет на их фоне


Фото Федор Телков. Текст Никита Аронов


Дегтярск — небольшой город на границе Европы и Азии. В прямом смысле на границе — даже стела стоит. Сто лет назад здесь начали добывать серный колчедан, и вокруг шахт выросло поселение. А вместе с ним росли и горы пустой породы.

Поэтических имен терриконы не получили, и называются в честь шахт: "Капитальная-1" и "Капитальная-2". Но со временем превратились в основные городские достопримечательности, видные с любой точки Дегтярска. Высокие, с острыми вершинами, как Фудзияма на гравюрах.

На их фоне фотографировался даже Ричард Никсон. В 1959 году, еще будучи вице-президентом, он посетил Урал и к удивлению принимающей стороны вдруг сам попросился в Дегтярск, не стоявший в программе визита. Да еще и показал неплохое знание местных топонимов. С тех пор среди местных бытует легенда, что будущий президент США жил в Дегтярске в детстве вместе с родителями, работавшими на шахте. Впрочем, официальные биографы Никсона этих фактов не подтверждают.

К началу 90-х месторождение почти истощилось, упали цены на медь, да и общая ситуация в стране была известно какая. Так что в 1994-м градообразующие шахты закрыли. Несколько тысяч человек остались без работы.

Других горнодобывающих предприятий в округе нет, поэтому трудоспособные жители разъехались кто куда, а Дегтярск теперь город пенсионеров. Их здесь больше половины населения, а некогда процветавший шахтерский город сегодня на дотации области. От былого величия остался историко-производственный музей, ядовитые шахтные воды, постепенно просачивающиеся в грунт и, конечно, терриконы.

Дегтярские Фудзиямы в свое время едва не купили японцы. Не для красоты, конечно, а ради полезного содержимого. В пустой породе остались медь, цинк, железо, фосфор и даже золото с серебром.

— В начале 2000-х приезжала японская делегация, вела переговоры с администрацией,— рассказывает единственный работник местного музея Гульнара Мусихина.— Но в продаже им отказали.

Главные местные достопримечательности не отдали иностранцам.

Комментарии
Профиль пользователя