Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

Правила игры

в европейскую энергобезопасность изумляют обозревателя отдела бизнеса Юрия Барсукова

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Создание европейского энергосоюза (об этом см. "Ъ" от 23 марта) заставило власти ЕС прибегнуть к риторике, которая последние пять лет принадлежала в основном "Газпрому". Именно российская монополия уговаривала потребителей не отказываться от долгосрочных контрактов и той надежности, которую они дают, и подчеркивала, что дорогой российский газ "обеспечивает энергобезопасность Европы". Европейцы отвечали, что газа на рынке и так завались, потребление падает, а безопасность поставок "конечно, очень важна, но нам надо конкурировать с углем и зеленой энергетикой", и поэтому главное, что их интересует,— цена газа.

Теперь акценты сместились. По словам главы Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, энергосоюз должен "положить конец полной зависимости от третьих стран в том, что касается энергоснабжения". При этом задача снижения цены тоже никуда не делась: в презентации господина Юнкера, посвященной энергосоюзу, первые два слайда рассказывают грустную историю о том, что средние цены на электроэнергию в ЕС в два раза выше, чем в США, и в три — чем в Южной Корее. Проблема, однако, в том, что повышение безопасности требует дополнительных затрат, что противоречит цели снижения стоимости.

Показательным примером является Литва, которая в прошлом году запустила терминал по приему сжиженного газа и теперь больше не зависит от "Газпрома". Литовские власти сразу понимали, что СПГ будет дороже трубопроводного газа, и обязали часть потребителей покупать СПГ вне зависимости от его цены. Но потребление газа этой зимой сократилось, и теперь Литве из 540 млн кубометров, которые они хотели ежегодно закупать у норвежской Statoil, нужна только половина, остальной объем Вильнюс будет пытаться перепродать. В то же время наличие СПГ-терминала позволило Литве получить скидку от "Газпрома", что отчасти компенсировало затраты, и на деле укрепить энергетическую безопасность. Гораздо более неудачным оказался опыт Польши: страна заключила контракт на СПГ из Катара по чрезвычайно высокой цене, но СПГ-терминал пока так и не достроила и теперь платит компенсации поставщику.

Если ЕС по политическим причинам всерьез занялся вопросом энергобезопасности и целью энергосоюза действительно является сокращение зависимости от России как крупнейшего поставщика, то за это должны, так или иначе, заплатить европейские потребители. На альтернативные газопроводы и СПГ-терминалы нужны десятки миллиардов евро, но пока в ЕС не видно предметной дискуссии о том, кто заплатит эти деньги. Это наводит на мысль, что реальной целью энергосоюза является не столько диверсификация поставок, сколько создание инструмента давления на крупнейшего поставщика.

Комментарии
Профиль пользователя